ЛитМир - Электронная Библиотека

Но тут вперед выступил Франческо. Небрежным жестом он показал генералу что-то, прикрепленное на оборотной стороне лацкана. Точчино побледнел.

— Простите, я перепутал, — улыбнулся дядя и отвернул второй лацкан.

Генерал попятился.

— А еще... — Франческо начал закатывать штанину.

— Не надо, — хриплым голосом сказал Точчино. — Я все понял. Кру-гом.

И бледный, как фата невесты, жених стремительно покинул помещение.

— Вот видишь, — дядя вернулся к бокалу, — все под контролем. Так что можешь спокойно изобретать... А, ты уже?

Лео заканчивал какой-то чертеж.

— Интересно... — Франческо прищурился. — Попробую угадать. Это трубка для поражения неприятеля отравленными иглами?

— Почти, — изобретатель добавил несколько штрихов. — Это прибор для определения концентрации алкоголя в дыхании.

Помнишь, ты сказал, что кто-то идет на запах вина, вот я и решил...

— Ну ладно, — плавным жестом дядя перебил племянника. — Изобрел и изобрел. Теперь давай вернемся к оружию.

«Ничего, — думал Лео, сворачивая чертеж в трубочку, — герцогу продам. Нутром чую, что с помощью этой трубки огромные деньги можно заколачивать».

— Давай, думай! — дядя вышагивал по мастерской. — Ты же с детства к оружию тянулся. Помню, я тебя учил из арбалета стрелять.

Франческо сухо рассмеялся. Лео не разделил его веселья — уже час он пытался придумать что-нибудь военное, но в голову лезли какие-то распашонки и жевательные резинки без сахара.

— Первым же выстрелом, — продолжил дядя, — ты попал в цель. Правда, не в ту, которая висела на дереве. Но зато все окрестные деревни сбегались посмотреть на единственного в мире трехрогого козла.

И Франческо снова захихикал, как будто барабан покатился по ступенькам.

— Арбалет... — пробормотал Леонардо. — Это мысль. А ну-ка...

Дядя мгновенно перестал хихикать и подскочил к Лео. Но увидев, что именно рисует племянник, он разочарованно протянул:

— Но это же... обычный арбалет.

— Не обычный, — Лео нарисовал на фоне оружия маленького человечка, — а громадный. Чудовищной пробивной силы. Бесшумный.

Дядя скривил губы, прищурился и скрестил руки на груди. Словом, сделал все, чтобы не показать своего интереса к чертежу.

— Не знаю, не знаю, — сказал он, — по-моему, это бесперспективно.

Тут к обсуждению присоединился некстати проснувшийся Бес. Он запрыгнул на стол, сел в центре рисунка боевой машины и обвел собравшихся строгим взглядом.

— Дядя, — решил Леонардо, — забрал бы ты этот чертеж, а? В моем доме у него одна перспектива — быть разодранным в клочья неким животным.

— Мяк, — добавил Бес, что означало «голодным животным».

Франческо сделал вид, что подчиняется воле обстоятельств. Однако схему из-под кота он добыл быстро и с пугающей расторопностью. Да и домой дядя отбыл, не допив вино.

Леонардо осушил свой кубок, подумал и воровато допил за Франческо. Бес обнюхал опустевшую посуду, остался недоволен и тронул один из бокалов лапой. Бокал угрожающе звякнул.

— Понятно, — Леонардо поднялся из-за стола. — Шантажируешь? Так и быть, пойду за провизией. У меня еще остались подъемные от Сфорца.

Бестолоччи недоверчиво уркнул и прыгнул на штору. Да Винчи не стал его снимать, так и ушел, оставив Беса, раскачивающегося все с большей амплитудой.

Но по дороге мозг продолжал генерировать, обдумывать и отбрасывать все новые идеи. В результате Леонардо пришел в себя не в лавке мясника, а у дома учителя Тосканелли. Видимо, пока мозг был занят, ноги решили, что решение проблемы лучше всего искать именно здесь.

Тосканелли был бодр и мечтателен. Леонардо уже научился угадывать причины такого настроения учителя.

— Кокаин или Архимед? — спросил он.

— Архимед, — ответил бодрый мечтатель, — великий грек. Он вошел в историю. А кто будет помнить о нас через двести лет? А через пятьсот? А...

— Есть шанс войти в историю, — перебил да Винчи. — Всего-то нужно изобрести какое-нибудь оружие. Желательно массового поражения.

Тосканелли моргнул сразу двумя глазами и сказал значительно:

— Предлагаю химическое оружие.

Лео искоса посмотрел на учителя. Тот начал торопливо излагать.

— Посылаем лазутчиков с коксом... кокаином в стан врага. Они подмешивают наркотик в пищу солдатам. На следующий день враг в эйфории идет в атаку, разбивает нас наголову.

— Минуточку, — попытался возразить Леонардо.

— Дальше слушай! Через день мы снова посылаем лазутчика. Опять кокс — эйфория — победа. Повторяем диверсию раз десять. А потом перестаем посылать лазутчиков.

Тосканелли довольно отвалился в кресле.

— И что? — не понял да Винчи.

— Как что? Наступает дикая ломка, солдаты врага бросают оружие и разбредаются по окрестностям в поисках дозы. Победа!

Леонардо прошелся вдоль шкафа с книгами. Он пытался подобрать вежливые контраргументы. Не смог и сказал просто:

— Бред. Во-первых, у нас войск не хватит на десять поражений. Во-вторых, толпа наркоманов в период ломки... Уж лучше неприятельская армия.

Тосканелли надулся и уткнулся в книгу с греческим профилем на обложке.

— Ну и пожалуйста, — буркнул он. — Сам придумывай. Чего тогда пришел?

— Я вообще-то, — признался Лео, — коту за едой пошел. А то он буянит. Забрался на штору и раскачивается туда-сюда.

Вдруг голос Леонардо приобрел стеклянный тембр.

— Туда-сюда... туда-сюда.

Старик мигом покинул кресло, подскочил к ученику и тщательно повел носом.

— Унюхал чего? — с надеждой спросил он.

— Не унюхал, а удумал! Дайте-ка бумагу.

Когда чертеж был готов, Тосканелли отреагировал странно — захихикал.

«Что-то все смешливые сегодня, — огорчился да Винчи. — Или его просто на хи-хи пробило».

— Пойдем, — махнул рукой учитель, — чего покажу.

Тосканелли раскрыл книгу Архимеда и положил ее рядом с чертежом нового оружия. «У меня линия тверже, — попытался утешить себя Лео, — и почерк зеркальный». Но утешало это мало: схемы совпадали даже в деталях.

— Катапульта, — продолжал хихикать старик, — изобретение тысячелетней свежести. Хотя могу подсказать, как ее использовать в новом качестве. Давай зарядим ее коксом...

Тосканелли забился в смехе. Но Леонардо это не смутило.

— Не коксом, — сказал он, — а, например, мелкими камнями. Или чугунной дробью. Битым стеклом каким-нибудь...

— ЛСД.

— При чем тут ЛСД? Гвоздями, обрезками металла... Можно поражать по сотне пехотинцев за раз. Да хватит кривляться, учитель. Мы только что придумали первое в мире оружие массового поражения!

К двери мастерской Леонардо пришел в отличном настроении. Чертеж он оставил Тосканелли: пристыженный учитель взялся доработать детали, в частности присобачить к орудию лебедку, которую он видел где-то у Архимеда.

Но только изобретатель вставил ключ в дверь, настроение моментально испортилось. Этому в немалой степени способствовал тонкий нож, приставленный к горлу Леонардо. За рукоятку стилета держалась рука в черной перчатке. Хозяин руки сливался с темнотой.

— Денег нет, — сказал да Винчи как можно убедительнее, — вот, есть кошачий корм.

Но человек в темноте не позарился на аппетитные куски ливера и рыбьи головы.

— Привет от Моны Лизы, — прохрипел он, — я за портретиком.

— Как привет? Дядя Франческо ведь обещал! И герцог...

Нож уперся в кадык.

«Срочно изобрести бронежилет со стоячим воротником», — мелькнула мысль.

«И наушниками», — мелькнула вторая после того, как Лео вспомнил рассказ дяди. И вдруг вся жизнь Леонардо прошла перед его мысленным взором. «Плохая примета», — подумал изобретатель и сказал со всей возможной уверенностью:

— А все уже готово! Завтра сможете забрать.

— Сейчас, — сказал черный человек и пошевелил стилетом. — Открывай.

«Минуту жизни отыграл, — постарался подбодрить себя да Винчи, — 1:0».

Медленно, стараясь не делать резких движений, Лео повернул ключ и потянул дверь на себя. Внутри он тоже двигался максимально заторможено, пока зажигал свечу. Таким образом удалось довести счет до 2:0.

27
{"b":"103200","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой ребенок всегда говорит «спасибо». Игры, занятия и другие веселые способы помочь детям научиться хорошим манерам
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Бедабеда
Клуб «5 часов утра». Секрет личной эффективности от монаха, который продал свой «феррари»
Изгои звездной империи
Джек Ричер, или Прошедшее время
Зулейха открывает глаза
Я буду толкать тебя. История о путешествии в 800 км, о двух лучших друзьях и одной инвалидной коляске
Поверив этому, поверишь чему угодно