ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Финал курортной сказки
Компромисс
Красотка
Красные свитки магии
Девушка, которая играла с огнем
Атлант расправил плечи
Манипулирование людьми: приемы спецслужб и конкурентных разведок
Змеиный гаджет

— Кстати, — сказал Лео, — о преимуществах. Как насчет полтинника, который вы обещали?

— А если я открою не Индию? — Колумб с неохотой полез за кошельком. — Кто мне тогда заплатит?

— Что-нибудь да откроете, — уверенно ответил географ. — Останется только убедить заказчика, что это именно Индия. А проверить ваши слова будет крайне проблематично.

— Как-то это непорядочно, — протянул Христофор.

— Хорошо, — сказал Тосканелли, — не хотите денег, берите славой. Назовите новую землю Колумбией.

— Колумбией плохо, — Леонардо закончил пересчет гонорара и готов был дарить идеи бесплатно, — на колумбарий смахивает.

— Ладно, — не сдавался ученый, — назовите Христофорией.

— Стоит обдумать, — произнес польщенный, но пока не успокоенный мореплаватель.

Когда да Винчи и его энергичный учитель ушли, Колумб несколько раз прошелся по офису, сделал из бумаги кораблик и написал на его борту: «Санта-Мария». Полюбовавшись, он взял шляпу и отправился прогуляться — на ходу ему всегда лучше думалось,

И никто не видел, как от стены напротив вновь отделилась черная тень и последовала за ним. А если бы и увидели, то ни за что не признали бы в этом темном силуэте молодого и — пока — праздношатающегося Америго Веспуччи.

Глава 2

Ужасная жара

Крутиться, крутиться и крутиться!

Л. Да Винчи.

Секрет успеха в эпоху Возрождения

Лето во Флоренции никогда не было прохладным, но таким непрохладным оно не было никогда.

Чтобы вскипятить чайник, хозяйки просто ставили его на крышу.

Базар перенесли поближе к морю, и некоторые торговцы рыбой и морепродуктами ставили прилавки прямо в воде.

Босяки остерегались ходить по мостовой.

Только теперь Леонардо по достоинству оценил подвальное расположение своей мастерской. Кот Бестолоччи не разделял его радости. Обалдев от жары, он забился в самую глубокую тень и выл оттуда. Да Винчи изобрел беруши, но это мало помогло.

Однажды, в особенно знойный полдень, великий изобретатель лежал на полу и смотрел на улицу с помощью системы зеркал. Это позволяло вовремя заметить кредитора или недовольного заказчика и закрыть дверь — все эти дни он предпочитал держать ее нараспашку. Было так жарко, что даже гениальные идеи приходили в голову Леонардо неторопливо и не больше одной за раз.

«Нужно придумать охладитель... Холодильник... Охлаждение за счет испарения... Испаряться будет специальный газ... назовем его фреон... Будет испаряться... испаряться...»

Тут неспешный поток сознания был перебит нелепой, но тревожной мыслью: «Фреон будет уничтожать озон!»

Да Винчи пошевелил ногой, что в данной ситуации было равноценно прыжку к потолку. Он не знал ни что такое озон, ни из чего состоит фреон, на полностью доверял своей гениальной интуиции.

«Озоновый слой разрушится, — продолжила интуиция, — наступит парниковый эффект и глобальное потепление!»

От слова «потепление» изобретателя замутило. Он тут же отказался от идеи холодильника. К счастью, его внимание отвлекла фигура, изображение которой появилось в системе зеркал. К еще большему счастью, это оказался Сфорца. Следовательно, можно было не вскакивать и не бежать закрывать дверь. Но с пола да Винчи все-таки приподнялся.

Сфорца переступил порог, снял шляпу и стал обмахиваться ею как веером.

— Вот это жарища! — произнес он на удивление жизнерадостно. — У нас в Милане такой не бывает. Что, в зеркало на себя любуешься?

Лео наблюдал, как меценат восхищенно щелкает языком, рассматривая оптическую систему, и размышлял: «Это потому, что он толстый. Слой жира создает хорошую теплоизоляцию. Нужно потолстеть... Черт, а почему тогда этот жирный котяра так воет?»

— Занятная штучка, — заключил Сфорца. — Можешь продать какому-нибудь вельможе для охраны замка. Пишешь что-нибудь?

Леонардо покачал головой. Бес издал особенно истошный вопль. Сердобольный Сфорца подошел к несчастному животному и принялся обмахивать и его тоже. Котяра тут же умолк и закрыл глаза.

— А заказы есть? — спросил богач.

— Один. От мафии. Рисовать их крестную мадонну.

— Плохо дело, — сказал Сфорца. — А что не начинаешь?

— Мадонна все никак не выберется ко мне в гости.

— А ты почему к ней не хочешь съездить?

— Не просит, — ответил Лео и тут же вспомнил о трех подозрительных типах, которых он сегодня вовремя заметил с помощью системы зеркал.

«Наверное, — запоздало подумал он, — это как раз и были посланники от Моны Лизы». Эта мысль отняла у него последние силы.

Сфорца задумался и даже забыл обмахивать кота. Тот приоткрыл глаз и тяпнул мецената за лодыжку. Сфорца встрепенулся и снова замахал шляпой.

— Я бы на твоем месте, — сказал он, — все равно начал рисовать.

Лео изобразил подобие удивления.

— А зачем тебе видеть оригинал? — заметил Сфорца. — Вдруг она уродина, каких мало. Вернее, каких много. Намалюй что-нибудь посимпатичнее, она только рада будет. Мой тебе совет: начни прямо сегодня.

Великий художник вяло пожал плечами.

— Давай-давай, не ленись! Набросай хотя бы контуры. А то я мафию знаю.

Леонардо посмотрел на гостя с интересом. Тот смутился.

— Не в том смысле, что я с ними знаком. Я хотел сказать... знаю я эту мафию! Заявятся к тебе завтра, привяжут к кровати и углей на спину.

Лео застонал.

— А нельзя лед на спину? — спросил он.

— Нельзя. А вот иголки под ногти или, скажем, пальцы в тиски, — Сфорца начал входить в раж, — это они могут. И никакие отговорки об отсутствии натуры не помогут. — Меценат спохватился. — Я чего заходил, — сказал он. — По агентурным данным в нашем городе объявился богатый иностранец. Имей в виду, он может проявить к тебе горячий интерес.

— Не нужно горячий, — пересохшими губами пробормотал да Винчи.

— Это уж ты сам выбирай. Если будет сманивать к себе, помни, что я плачу в два раза больше.... А еще у нас прохладнее, — выдал Сфорца последний аргумент, после чего заглянул в систему дальнего обнаружения кредиторов и улыбнулся. — Но мне пора. У тебя сейчас будут более приятные гости.

В зеркалах Лео разглядел легкую фигурку Джинни. Великий, но изнуренный жарой гений собрался с силами и застегнул рубашку.

— Милый! — крикнула Джиневра с порога. — А мой с мужиками укатил на рыбалку.... Ой, простите, синьор Сфорца, я вас не заметила. Я тут... это... котику рыбки принесла.

— Все мы тут исключительно ради котика, — очень серьезно ответил миланец. — Хотя вам он, кажется, рад больше.

Действительно, Бестолоччи мгновенно перестал изнывать от жары и терся под ногами у Джиневры, пытаясь половчее боднуть корзинку у нее в руках.

— Не буду мешать... кормлению котика, — Сфорца фыркнул, поклонился и откланялся.

— У меня еще веер сломался! — крикнула ему вслед неразделенная любовь великого изобретателя. — Вот индюк. Чего он тут отирается? Мы же ему ясно сказали, что пока не собираемся в его дикий Милан. Эй, мальчики, поспокойнее!

Запах духов Джинни подействовал на Лео так же тонизирующе, как и запах рыбы — на Беса. Кот получил свою рыбину, а Леонардо — свою шутливую затрещину. Он понял, что должен перво-наперво отчитаться о визите Сфорца.

— Какой-то иноземный богач объявился, — пояснил Лео. — Вот Сфорца и предупредил.

— Очень богатый? — Джиневра говорила небрежно, но Леонардо отлично знал этот блеск в ее глазах.

— Побойся бога, — сказал он, — вы же еще медовый месяц не отгуляли со своим торговцем рыбой!

— Это не медовый месяц. Это сплошной рыбный день. Рыба жареная, рыба вяленая, рыба вареная. Слушай, — забеспокоилась Джинни, — а я рыбой еще не пропахла?

Лео с энтузиазмом полез вынюхивать девушку своей мечты, но снова получил по носу. Зато Бес оторвался от трапезы и громко мяукнул. Видимо, он завидовал Джиневре.

— Я действительно на секунду, — сказала Джинни, — побегу домой. И почини мне веер.

7
{"b":"103200","o":1}