ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отовсюду лилась музыка, я был пропитан ею насквозь. Барабаны, тысячи мерно бьющих барабанов. Динамики были на каждом углу, в каждом уличном кафе. Привыкнуть к этому бешеному ритму почти невозможно.

Кругом жизнерадостные, веселые лица. Сновали подростки, проверяющие карманы зазевавшихся туристов. Это меня поразило сильней всего — множество босоногих, обрванных детей обоего пола сновали тут и там, выпрашивая подачку или пытаясь стянуть хоть что-нибудь.

И тут же белокожие незагорелые еще немцы в одних шортах да сандалиях. Смуглые стройные мулатки с длинными крепкими ногами в одних бикини. Вездесущие японцы ослепляли всех вокруг своими блицами.

В общем, жизнь кипела.

А мне было грустно. В совершенно нерадужном настроении я лишь убивал время, переходя от одного перекрестка к другому.

И вот пришел радостный миг — врачи разрешили забирать Саньку! Сделали ему последнюю перевязку. По словам мальчика, там остался лишь розовый узкий шрам, сочащийся сукровицей.

Чтобы посещение Бразилии запомнилось ему только с лучшей стороны, я решил взять тур на гору Корковадо.

Та самая, на которой установлен символ Рио-де-Жанейро, да пожалуй — и всей Бразилии: статуя Иисуса Христа Спасителя. Он широко раскинул руки над океаном, словно благословляя.

Внизу, у входа в гостиницу, микроавтобус с самого утра набирал туристов. ОН был уже порядочно переполнен и нам удалось втиснуться с трудом. Но ждать следующий не хотелось.

Подьехав к подножию горы, узнаем, что приходится брать билеты в кассу. Сразу вспомнилось, как продавал билеты к Провалу Остап Бендер.

Поднимаясь на фуникулере, я слышал из-под локтя восторженное Сашкино повизгивание. Под нами изумрудно-коричневое бескрайнее море джунглей. Это национальный парк Тижука. Разглядеть что-либо сложно, с такой высоты, но мелькающие в кронах деревьев тени все приняли за обезьян.

Гид собрал вокруг себя толпу слушателей и сообщал, что статуя создана в 1931 году на высоте 710 метров.

Он рассказывал много интересного, но мы с Санькой слушали вполуха — восхищенно разглядывали открывающийся вид.

Саму статую, естественно, можно было видеть только снизу, причем высоко задрав голову. Не зря говорят — «большое видится издалека»

Но вот внизу... Внизу раскинулся такой восхитительный вид, что перехватило дыхание. Можно было увидеть коралловую лагуну, изрезанные берега, причудливый лабиринт островов. А у самого подножия — сверкающие белоснежные крыши Рио-де-Жанейро, залитые солнечным светом. Гора Сахарная голова, самый большой в мире стадион Маракана, мост на Нитерой через весь залив длинной 12 километров, тоже самый большой в Южной Америке. Послушать гида, так в Бразилии почти все — самое большое.

Через полчаса стали собираться в обратный путь. Санька набил сумку разными безделушками-сувенирами. Открытки, буклеты, фотографии... И каждой мелочи он радовался, как самому большому сокровищу в мире.

Выпросив напоследок у кого-то бинокль, он разглядывал все, куда доставал взгляд, надеясь сохранить в памяти эти чудесные мгновения. Я не отставал от него в роли попрошайки — щелкнул разок выпрошенным «Поляроидом» счастливую физиономию мальчишки, тоже на память.

Возвращаясь в гостиницу, наперебой делились друг с другом впечатлениями. Таким оживленным я еще ни разу его не видел.

И все же мне хотелось побыстрей закончить с неизвестностью и увезти Сашу домой, в Россию.

Вечером я сказал Стасу, чтобы назначил встречу с американцем на утро. Я уже знал, как действовать...

Глава 13

Янки вошел в номер — все такой же самоуверенный и надменный. Он тяжело и часто дышал, словно не на лифте поднимался, а бежал пешком. Должно быть, не получилось привыкнуть к климату.

Оглядев комнату, он сразу увидел мальчика. Лицо расплылось в довольной ухмылке.

— Very good! — сказал он, оглядывая Саньку с ног до головы липуче-масляным взглядом. — Now, мы немедленно направляемся к нотариусу. Переоформим все бумаги, я выплачу гонорар и мы распрощаемся.

Сашка испуганно жался спиной к шкафу, беспомощно оглядываясь на меня. Когда американец протянул к нему толстую ладонь, чтобы взять за плечо, мальчишка вздрогнул и отпрянул в сторону.

Пришел мой черед. Я плавно зашел к янки за спину и прикрыл дверь, щелкнув замком. Американец обернулся на звук, а я вынул из кармана пистолетик, который отобрал у Станислава еще в первый день, и направил ствол в толстый необьятный живот.

Лицо у янки пошло красноватыми пятнами, потом посерело.

— Что все это значит?! Я... Немедленно уберите оружие! — осипшим враз голосом сказал он.

— Спокойно, мистер. Вам ничего не угрожает, если вы будете вести себя благоразумно. Я хочу, чтобы вы обьяснили, зачем вам понадобился этот русский мальчик. В версию о любящем отце и усыновлении я не верю. Говорите!

— Я американский гражданин. Требую встречи с консулом. Вы не имеете права!

Мне стало смешно.

— Я вот сейчас пущу тебе пулю в череп, мистер. А потом в ванной разделаю на запчасти да скормлю акулам. Они в океане живут, слыхали? А еще того лучше — пираньям. Эти мелкие твари за минуту оставят одни кости.

Говорите, мистер. Это ваш единственный шанс унести отсюда ноги.

Янки затравленно посмотрел на Стаса. Тот пожал плечами и качнул головой, сказав вполголоса: «Крейзи...» мол, не спорьте с психом.

— О, кей... — сказал янки. Теперь это был просто обычный толстяк, которого стало даже немного жаль. Он присел на кровать и стал рассказывать.

Он адвокат. Несколько лет назад один из его клиентов составил завещание, в котором говорилось, что все движимое и недвижимое имущество отходит после его смерти единственному сыну. Этот сын со своей семьей проживает в России.

Совсем недавно, буквально год назад, клиент умер. Близких родственников в Америке у него не оказалось и адвокат начал наводить справки о наследнике. Выяснилось, что он сам и вся его семья погибли в автокатастрофе. Остался в живых лишь полуторагодовалый ребенок, внук этого самого клиента.

Начались долгие поиски, пока в одном из детских домов не был найден мальчик по имени Александр.

Почему клиент долгих двенадцать лет не знал о гибели своего сына, адвокат не интересовался. Он лишь понял, какая удача выпала на его долю. Адвокат решил усыновить мальчика и загрести все наследство в собственный карман.

Сохраняя все в тайне, он тщательно подготовился. И если б не нелепая случайность в моем лице, то непременно его затея удалась бы.

Новоявленный миллионер слушал, раскрыв рот. Вот это новости... И дед нашелся, и узнал о своей семье. И все в один день.

— Хорошо, мистер. Надеюсь, теперь вы понимаете, что я не отдам вам мальчика? Всем, а вам в первую очередь, будет лучше, если вы начнете официально оформлять на мальчика наследство. Без всяких там усыновлений и прочих фокусов. Иначе в запросто можете лишиться лицензии. Так что отправляйтесь в свои Штаты и готовьте бумаги. А я привезу Сашу через некоторое время.

Мистер кивал головой, соглашаясь с моими словами. Потом потерянно поднялся и вышел из комнаты, ни на кого не глядя. Он проиграл...

А Стас, напротив, очень оживился. Глаза разгорелись. Почуял, видно, что может обломиться весьма неплохой куш. Ну, так и есть...

— Надеюсь, ты не оставишь нас с какими-то несчастными пятью штуками? — вкрадчиво спросил он.

Но не мог же я делить чужие деньги.

— Вот наследник, с ним и торгуйся. Только давай не здесь. Вот в Россию вернемся, там все дела и закончим.

11
{"b":"103201","o":1}