ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Туристы в восхищении сгрудились по левому борту, оживленно обсуждая невиданное происшествие. Минут десять киты провожали нас, а потом все разом нырнули и больше не показывались на поверхности.

Народ начал с сожалением расходиться.

— Здорово, правда?! — все еще под впечатлением грандиозной встречи, спросил меня Саша, глядя снизу вверх. Ослепительная белозубая улыбка казалась упавшим солнечным осколком. Я чуть не зажмурился.

— Да, супер! Такие огромные... По телевизору совсем иначе все выглядит. Гуляешь? Твои опять тебя бросили в одиночестве?

Вот дурак, надо было напоминать... Улыбка потускнела.

— Они вниз пошли, там биллиардная, бар и всякое такое. Они там до ужина застрянут. А я остался, что мне там делать. Вот, брожу тут по палубе... А вы чем заниматься собираетесь?

— Собственно, я тоже без дела шатаюсь. Давай скучать вместе? И не говори мне «Вы», ладно?

— Ладно

— Пошли и мы вниз, там ведь не только бары. Там, я читал в рекламе, есть видеосалон и зал с видеоиграми, заглянем?

Саня оживился. Нормальный ребенок мимо компьютерных игрушек пройдет разве что под гипнозом.

Мы не спеша, прогулочным шагом, направились к лестнице, ведущей в глубь лайнера. Ноги мягко тонули в красных ковровых дорожках. Не зря такие деньги за билет выложил, есть на что полюбоваться.

Вот незадача! Навстречу шагали «родители» моего маленького попутчика. Что ж им не сидится-то?

— Здравствуйте! — сказали мы почти одновременно.

— Саша сказал, вы в биллиардной. А мы вот решили в кинозал заглянуть, может что интересное покажут. С вашего, конечно, разрешения.

— Да, мы там были, но у Роксаночки сильно разболелась голова, там накурено. Мы в каюте до ужина побудем, пусть полежит. А вы развлекайтесь, если вам Саша не в тягость будет. И нам беспокойства меньше.

Формальности были улажены, но парень отвел мальчика в сторону и что-то стал ему тихо говорить. Сашка все сильнее хмурился, потом кивнул.

И мы разошлись в разные стороны — они к каютам, а мы к развлечениям.

Хотя какие тут развлечения... Санька брел понурившись, цепляясь сандалиями за металлические шарики, по краям коврового покрытия (и зачем они, до сих пор не пойму).

— Саша, наверное нам надо поговорить. Давай вместо кино зайдем в кафе, возьмем по мороженому и ты мне обо всем расскажешь. А я постараюсь тебе помочь. Я же вижу, тебе помощь не помешает.

За темной стеклянной дверью оказалось маленькое симпатичное полупустое кафе.

Мальчик устроился за круглым столиком, я сделал заказ и тоже сел рядом. Стюард шустро примчался с подносом, выставил на столик две вазочки из матового стекла, наполненные белым мороженым. Сверху оно было полито шоколадом и присыпано толчеными орешками. На вид очень заманчиво.

Я попробовал, и правда вкусно. А Саня равнодушно поковырял ложечкой, сунул в рот без особых эмоций.

— Ладно, давай-ка рассказывай. Я весь внимание.

— Ну, что тут рассказывать... Я родителей не помню. Жил все время в одном и том же детском доме. Потом приехали эти... Договорились, что усыновят меня. А потом они со мной поговорили. В общем, я толком мало что понял. Они хотят меня за границу переправить, в Америку. Уже к настоящим родителям, американским. Те не могут напрямую, в Россию приехать, чтобы все оформить, как положено. Говорят, очередь слишком большая, долго ждать. А эти вроде как посредники. В Бразилии меня передадут с рук на руки, как посылку. И я уже с новыми родителями в США уеду.

Глупая какая-то история. Звучит логично, но как-то слишком неубедительно. Да и сам Саня, похоже, не очень во все это верит.

Сердце кольнула неприятная догадка.

— Знаешь, Саня... Не хочется тебя расстраивать... Но, может, тебя не усыновлять везут...

— А зачем тогда? — Он приоткрыл рот и внимательно взглянул на меня.

— Не знаю... Может, на органы... Знаешь, каких денег это стоит. Или еще для чего.

Он помолчал. Особого испуга я не заметил.

— А что же делать тогда? А вдруг все-таки усынавлив... усыновлив... ну, в общем, в семью?

Как ему не хотелось расставаться с надеждой, пусть и призрачной.

— Давай так. Я постараюсь все время быть рядом с вами, пока не станет понятно, что к чему. И если замечу неладное, то просто украду тебя! И постараемся вместе вернуться в Россию. Согласен?

У Саши радостно заблестели глаза.

— Ага! Только ты никуда не исчезай, ладно?

Я просто молча сжал его ладошку. Саша начал быстро доедать растаявшее мороженое, которое все время разговора равнодушно помешивал ложечкой, словно чай.

Когда его вазочка опустела, я спросил:

— Ну что, пошли кино посмотрим, как собирались? Он хитро-хитро прищурил глаз:

— Так нечестно. Я про себя рассказал, а вы?

— Что — «я»?

— Ну, вы тоже расскажите, мне же интересно, — полностью перейти на «ты» Саня все еще не решался.

Ну что поделать, любопытство — не порок. На этот раз я заказал клубничное желе, тоже вкуснейшая вещь. И выложил Саньке сокращенный вариант автобиографии.

— Как я уже говорил твоим, я бизнесмен. Мне 27 лет, если интересно. Продаю-покупаю компьютеры и все, что с ними связано. Дело весьма прибыльное, сам понимаешь. Сейчас вот дела наладились, решил первый раз за пять лет взять отпуск и посмотреть мир. Начну с Бразилии. Хочется на карнавал посмотреть, говорят — на всю жизнь запоминается. Ну вот, вроде и все. Да, кстати, а чем тебя мое имя рассмешило?

Санька снова расцвел озорной усмешкой.

— А мы в школе как раз Достоевского проходили, я представил, как ты с топором крадешься...

— Ну вот еще, я со старушками не сражаюсь, — усмехнулся и я.

— А вы женаты? — уже серьезно спросил мальчик.

— Нет, еще нет. А почему спрашиваешь?

— Так... — смутился Саня. — Если б женаты были, то может... Ну... — Он низко склонился над столом, чуть не сунув нос в желе.

— Начал, так уж договаривай. Не стесняйся, смелей.

— Да ну... Глупость я подумал... Ерунда... Если б не те американцы, может, вы бы меня к себе взяли...

Санька покраснел, а я растерялся.

— Давай не будем про это, ладно? А вдруг тебе понравится в новой семье? Давай подождем, как события повернутся?

Ладно... — он уже и не рад был, что затеял такой разговор. Быстренько в три приема доев подтаявшее желе, мы отправились в видеосалон.

Глава 3.

Ну, и чья светлая голова придумала на борту трансатлантического лайнера показывать фильм «Титаник»? Вот радости-то пассажирам!

Когда мы пробрались в темный зал и сели в кресла, на экране легендарная громадина величаво погружалась в волны. Люди с громкими криками скатывались в ледяную воду по наклонной палубе, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь. Шлюпки падали в воду, разлетались в щепки, ударяясь о борт.

Я, даже зная, что это актеры, что все это лишь иллюзия, смотрел на экран с трудом. Потом и вовсе переключил взгляд на Саню.

Санька смотрел на экран, широко раскрыв глаза. Он ухватил меня за локоть, сам того не заметив.

Нам хватило пяти минут. Вскочили мы синхронно, не сговариваясь, и быстро направились к выходу, извиняясь перед зрителями.

— Ты чего выбежал? Испугался? Не волнуйся, мы-то доплывем, — бодро сказал я, пытаясь успокоить мальчишку.

Он и правда выглядел не в лучшем виде, был какой-то взъерошенный.

— Дайте, пожалуйста, еще ту таблетку... А то что-то нехорошо...

Я быстренько дал ему розоватый шарик и через пару минут Саша пришел в норму, заулыбался.

— Пойдем, я тебя в каюту проведу, хватит на сегодня прогулок. Да и ужин скоро.

Он не очень охотно зашагал рядом.

Свернув в узкий коридор с пассажирскими каютами, я остановился.

— Саня, ты иди дальше сам. Мне не хочется встречаться с этими людьми лишний раз. Тебе приходится терпеть их по необходимости, но скоро ты от них избавишься, как только прибудем в Бразилию. Ты уж потерпи, всего через сутки наше путешествие закончится.

2
{"b":"103201","o":1}