ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 8

Подремав немного, я открыл глаза. Влажность плюс сильная жара в сумме составили русскую парилку. Пот склеивал веки, мошкара пыльным облачком повисла надо мной. Нет, в таких условиях не поспишь.

И я поднялся с намерением поискать местечко попрохладней.

По пути заглянул к маленькому индейцу. Он спал крепко, но тревожно. Ресницы трепетали, словно пойманные бабочки; руки и маленькие ступни вздрагивали. Он напомнил мне спящего котенка, который даже во сне не мог успокоиться и все догонял собственный хвост.

Я тихонько прошел мимо и вошел в дом. Было тихо, лишь где-то в дальних комнатах раздавалась приглушенная речь. Я подошел к двери и прислушался, приложив заодно глаз к щелке.

Однако... На столе стоял вполне современный компьютер. Я немного удивился, увидев его в такой глуши.

Наш хозяин, Альваро, вполголоса разговаривал с кем-то по спутниковому телефону. Я различал слова, но кроме «Si, si…» ничего не понимал. Что-то неуловимо-тревожное почудилось мне в самом тоне разговора.

Но от жары голова совсем не работала, я вернулся обратно и снова лег досыпать.

Весь остаток дня мы провели в неспешной и малопонятной для нас обоих беседе. Мальчик-индеец сдружился с местной детворой и носился вместе с ними по поселку, оглашая округу воинственными криками.

Наутро Альваро привел меня к причалу, познакомил с немолодым аборигеном, назначив его моим проводником. Попросил доставить меня в целости и сохранности в Сьюдад. Мы сели в утлую лодочку, к которой был прикреплен неплохой мотор и отчалили. Мальчишка махнул мне на прощание рукой, а я долго не мог отвести взгляд от его тонкой неподвижной фигурки. На душе было невероятно скверно...

Чем дальше мы удалялись от поселка, тем сильней давил на мои плечи груз совершенной ошибки. Я снова бросил мальчишку, уже второго, встреченного на пути. Конечно, я верил, что Альваро действительно вернет мальчика в родительский дом, но должен был лично увидеть это, своими глазами. Иначе не будет мне ни сна, ни покоя.

Я смотрел на своего проводника, и вспоминал, как мы долгую непроглядную ночь пробирались по океану с мальчиком, имя которого я так и не удосужился спросить.

Тоска сжала сердце так сильно, что я не сдержался и попросил индейца развернуть лодку обратно.

Он не удивился. По крайней мере, лицо оставалось все таким же невозмутимым, как в фильмах с Гойко Митичем.

Мы повернули.

За полмили от поселка я попросил причалить к берегу — не хотел, чтобы там узнали о моем возвращении.

По прибрежной кромке подсохшего ила я тихо пробрался к дому Альваро.

Сразу бросилось в глаза, что у причала замер большой белоснежный катер с синей полосой у днища. Он был пуст.

Я, стараясь передвигаться без лишнего шума, заглянул в окно у задней стены здания. Сквозь москитную сетку я увидел Альваро. Он радушно беседовал с тремя гостями. При взгляде на этих гостей я забыл про жару — холодок пробежал по спине целым табуном мурашек.

Трое бородатых крепких мужчин в зеленом пятнистом камуфляже пили венесуэльскую водку под названием рэкуло (говорят в ней за 60 градусов).

Короткие автоматы лежали у двоих на коленях, а у третьего — на столе, у локтя.

Разговор шел опять же на испанском.

Где же мальчишка, что они с ним сделали?!..

Судя по ватерлинии в бутылке, беседа только началась и они успели пропустить только по одной. Если, конечно, это первая бутылка. Значит, сидеть будут долго. Время у меня есть, но надо спешить.

Я бросился в дом, чертыхаясь сквозь зубы при скрипе рассохшихся досок пола.

В одной из маленьких комнатушек я нашел парнишку. Он лежал туго спеленутый ремнями по рукам и ногам, лишь беспомощно вращая глазами. Развязывать я не стал, только вскинул его не такое уж и легкое тело на плечо и выбежал на улицу.

По любопытными взглядами индейцев я подбежал к катеру, положил в него мальчика, отвязал веревку и оттолкнул катер от берега.

Индейцам было совершенно безразличны мои действия. Словно большие невинные дети, они рассматривали мое бегство.

Я взял весло в одной из многочисленных лодочек и повел катер на середину реки. Грести было сложно, мощная посудина так и норовила уйти по собственному разумению. Я, выбиваясь из сил, ворочал веслом. Лишь бы успеть скрыться за поворотом...

Не успел!.. Сзади раздались беспорядочные автоматные очереди. Фонтанчики пролегли цепочкой метрах в трех от нас.

Больше медлить было нельзя и я запустил движок.

Как в голливудских боевиках — с первого раза ничего не заводится...

А эти военнообразные незнакомцы уже вкочили в лодчонку с мотором, на которй я пробовал уехать в Сьюдад. У них-то все завелось с пол-оборота.

Я снова и снова жал на кнопку. Мотор фырчал, чихал и кашлял. Наконец я крикнул на всю речку весьма соленую фразочку. Движок не выдержал русского мата, чихнул в последний раз и загудел ровно и надежно.

Мы сразу унеслись далеко вперед. Выстрелы не прекращались. Я пригнулся, подмигнул испуганному мальчишке, который так и лежал связанный на дне катера, чтобы приободрить.

Скорость их лодки не шла ни в какое сравнение с мощностью нашего зверя.

Не прошло и четверти часа, как они исчезли далеко позади.

Глава 9

Убедившись, что преследователи отстали, я причалил к берегу. Надо было освобождать мальчишку. Ничего острого на глаза не попалось, но я порыскал по катеру и нашел в щели между бортом и пластиковым ящиком армейский штык-нож. Это был массивный кинжал с широким лезвием.

Стараясь не задеть кожу, я стал осторожно перерезать брезентовые ремни. Вскоре мальчик уже шевелил руками и ногами, разгоняя в них застоявшуюся кровь.

Он благодарно сказал что-то на своем певучем и протяжном диалекте. Тут-то и настало самое время узнать его имя. Я стукнул себя в грудь и произнес — Родион. Потом тронул его плечо и спросил: «А ты?»

Он ответил: «Теуна-Та-Анак» Надеюсь, мы правильно поняли друг друга, но я так и звал его в дальнейшем — Теуна.

Нет, положительно этот климат мне противопоказан! Нестерпимо припекало Солнце, превратившееся к полудню в белый раскаленный шар. Тело покрылось подсохшей соленой корочкой и немилосердно зудело. Я не выдержал, стянул свои многострадальные рубашку и шорты, и направился в воду.

Мальчик забеспокоился, крикнул мне что-то вроде «Вернись!..» Но я уже был весь в предвкушении прохладных обьятий реки. Ноги скользили по илу и водорослям, налипшим на камни.

Я зашел уже по колено, когда услыхал слева сильный всплеск.

Дальнейшая сцена началась молниеносно и длилась лишь несколько мгновений.

Я повернул голову и увидел, что огромное буро-зеленое плоское бревно, извиваясь и вспенивая воду хвостом, стремглав мчится ко мне. Мощный рывок застиг меня врасплох, а маленькие, налитые злобой глазки буквально гипнотизировали, подавляя малейшую способность к защите.

Я был словно парализован и лишь беспомощно ждал, когда эта тупая тварь с разинутой пастью, усеянной сотней острейших желтых зубов, вцепится в мое тело и начнет терзать плоть.

И тут маленькая смуглая молния влетела в воду между нами. Это Теуна ринулся в бой. Сперва я подумал, что он намерен сражаться с крокодилом голыми руками, но вспомнил о кинжале, который я оставил на берегу с одеждой.

А между тем в двух метрах от меня развернулась настоящая битва. Вода стала мутно-черной от поднявшихся со дна ила и грязи, водопадом разлетались во все стороны брызги. Река бурлила и пенилась мириадами мелких искр-пузырьков.

7
{"b":"103201","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Войны начинают неудачники
Я путешествую одна
Спаси меня
Психология энергии
Время вновь зажигать звезды
По наследству
Фаэрверн навсегда
Брак по расчету
Эластичность. Гибкое мышление в эпоху перемен