ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Почти человек
Лёгкие на подъём. Яркие рецепты для похудения
Защита от темных искусств. Путеводитель по миру паранормальных явлений
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Ночь драконов
Математик. Закон Мерфи
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни
Дунайские волны
Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей
Содержание  
A
A

Начались, как известно, делом о коррупции. Продолжились уточнением: сколько (десять миллионов долларов) и на что (на попытку физического устранения лидера курдов Оджалана) было растрачено. Потом всплыли еще шесть миллионов долларов — на, опять же, попытку, опять же физического устранения (о, женское коварство!) президента соседней страны. А его, оказывается, уже тогда, в 95-ом, предупреждали американцы! Высоко сидят, далеко глядят… При такой их прыти (ну, право же, подлинной) нашим злодейским спецслужбам остается отдыхать… Болтать ножками и ждать, пока Чиллер объявят российской шпионкой.

Но оставим этот ернический тон. Он вовсе — по серьезности ситуации — неуместен. Уже очевидно, что Турции, всходящей как на дрожжах региональной сверхдержаве, предначертан один-единственный вектор движения — на Россию и страны СНГ. Попытки двух других вариантов — “исламского” (Эрбакан) и “европейского” (Чиллер) пресечены жестко — в логике “шаг вправо, шаг влево”. Неопантюркистские притязания четко и недвусмысленно обозначены на 5-м курултае тюркских государств, прошедшем в апреле 1997 г. в Стамбуле. Кроме делегаций тюркских республик СНГ, присутствовали все “тюркоязычные” субъекты РФ, гагаузы и крымские татары.

Основными целями форума были признание Турецкой республики Северного Кипра (ТРСК) и постановка проблемы тесной экономической интеграции тюркских образований бывшего СССР под эгидой Турции. Решено было, в частности, создать некое “евразийское правительство”. Впервые из уст турецких руководителей не звучали слова о равенстве Турции с остальными — только о лидерстве. Решение о необходимости признания ТРСК “другими тюркскими государствами” (то есть собравшимися) и проведении следующего курултая на территории ТРСК Анкара считает большой политической победой. В те же дни татарская партия “Ватан” проводила манифестации в Москве перед “Белым домом” с требованием признания Северного Кипра Россией.

Этот протурецкий сценарий американского авторства для среднеазиатских республик, Кавказа и “тюркских” регионов РФ рискует быть атакованным вовсе не мифической “рукой Москвы”, а европейскими “интересантами”, бьющимися за свою долю в “советском наследстве”. Они (прежде всего Англия) постараются потеснить слишком удачно “окопавшиеся” в Азербайджане США через новое задействование Чечни и Нагорного Карабаха. Назревающие ваххабитские выступления в Дагестане… возможное вычленение Лезгистана из Дагестана и Азербайджана… эльчибеевская идея “единого Азербайджана” с отчленением северной части Ирана… да и просто приближающиеся выборы в Ереване, когда малейшая провокация на границе с Азербайджаном может повлечь признание (кое для кого долгожданное) Армении агрессором и ввод войск ООН… — все это способно превратить дурновкусный кавказский политический театр (пока что помесь триллера с мелодрамой) в полноценный театр военных действий.

Такой разворот будет вполне выгоден европейским странам, поскольку затормозит американское освоение региона. Кстати, не случайно сейчас идет обсуждение, чьей зоной ответственности должен быть Прикаспий — центрального командования США или командования американского контингента в Европе (что предполагает задействование европейских участников НАТО). Единственно, кому все эти сложные игрища невыгодны и не по силам — Россия. Именно на нее и указывают, заламывая руки в псевдоэкстазе: “Держи вора!”.

М. МАМИКОНЯН

НА ПЕРЕЛОМЕ ( Диалог Александра ПРОХАНОВА с Юрием ПЕТРОВЫМ )

Александр ПРОХАНОВ. Юрий Владимирович, наши с вами редкие, но меткие встречи всякий раз происходят на каких-то переломных рубежах современной истории Отечества.

Вы были первым секретарем Свердловского обкома КПСС, затем послом СССР на Кубе. Далее вы пошли за Ельциным, и по существу, с вашим участием как главы президентской администрации проходили первые, очень противоречивые и сырые, процедуры по установлению и нового экономического уклада, и новой государственности. То есть вы сыграли роль, совершенно противоположную той, в которой вас видели в 80-х годах.

Далее был ваш конфликт, очень шумный, с радикалами и либералами, и в общественном сознании вы стали одной из первых политических жертв радикал-либерализма. С тех пор вы как бы ушли в тень, стали заниматься экономикой и на посту руководителя инвестиционной корпорации создали себе репутацию, которая была подтверждена и созданием клуба "Реалисты". В клубе собирались люди самых разных направлений, получилась своеобразная мировоззренческая реторта, где родилось нечто, называемое сегодня "новым социализмом". В чем логика этих переходов, этих метаморфоз?

Юрий ПЕТРОВ. Знаете, Александр Андреевич, жизнь постоянно выдвигает множество проблем. И можно просто говорить, что проблем много, можно искать конкретные пути их решения, а можно думать над тем, как предупредить возникновение новых проблем, то есть прогнозировать последствия решений, которые ты сегодня принимаешь и в политическом, и в социальном плане.

Вы сказали о работе в Свердловской области, так вот — работа на этом уровне заставляла нас, руководителей, каждый день искать пути решения конкретных проблем. Когда я начал 19 августа 1991 года работать в администрации президента, то сразу оказался в самой гуще событий, меня представили сотрудникам фактически в полувоенной обстановке. И была вполне конкретная задача: понять, что должна представлять администрация президента России, когда еще существовал Советский Союз, но уже отошел ряд республик, заявивших о своем суверенитете. Так что я занимался непосредственно организацией работы администрации, отстраивая систему взаимодействия с аппаратом правительства России, куда после назначения Гайдара пришли люди с огромным желанием работать, но с полным отсутствием управленческого опыта, непрофессионалы. Им казалось, что они сейчас на одном революционном энтузиазме все проблемы быстро решат. Но созидать, как известно, всегда трудней, чем разрушать. Первый этап у них прошел блестяще: было разрушено все, что можно, в том числе и то, чего не нужно было разрушать.

Мне приходилось, в силу моего опыта и моих позиций, сдерживать эти революционные порывы, когда буквально на коленях за десять минут писались указы, определявшие судьбу регионов и миллионов людей. Их "творцы" сразу неслись прямо к президенту, выдавая свои опусы за шедевры законотворчества,- весь этот революционный запал и зуд имел далеко идущие последствия. И сегодня мы, по существу, ищем, как преодолеть результаты тех потрясений, когда началась либерализация цен, потом прекратились дотации сельскому хозяйству и инвестиции в производство… Я не хочу сегодня на этом останавливаться, но мы не сходимся с радикалами и либералами именно в подходах, в методах, в тактике осуществления преобразований.

Одна из ошибок либеральных реформаторов заключается как раз в том, что они посчитали, будто рынок сам все расставит по своим местам. Во всем мире рынок регулируется. Я в конце прошлого года проехал Сингапур, Гонконг, Южную Корею и Японию. И когда начинал разговор об инвестициях, об открытии кредитных линий, все они в один голос заявляли: "Господин Петров, пока у нас правительство или президент не примут решения о том, что надо инвестировать в Россию или что можно инвестировать в Россию, ни одна из наших компаний и фирм работать с вами не будет".

В странах, о которых мы говорим, освоены уже не азы рыночной экономики, они университеты давно прошли, но имеют такую роль государства в экономике. В отличие от них, мы отрубили все постромки, кони помчались, сейчас их надо сначала ловить в степи, а потом запрягать снова…

А. П. Вы вступили в идеологические бои на очень позднем этапе. Сейчас мы видим, с одной стороны, олигархический капитализм, очень агрессивный и деструктивный, который представляют Чубайс, Гайдар, Березовский, банковская группа, — вот такая идеология со своим вектором развития. Там вам делать нечего со своим движением.

Есть либерал-патриотизм, который ориентирован не на интернационал, а на Родину. По их мнению, Говорухина в частности, Россия нуждается в свободе, она выстрадала свободу в своей авторитарной тысячелетней истории. Там вам тоже делать нечего, судя по тому, что я сегодня услышал.

7
{"b":"103211","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
t
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Как не умереть в одиночестве
Узоры для вязания на спицах. Большая иллюстрированная энциклопедия ТOPP
Жажда
Текст
Моя история любви
Мужская еда. Секреты кухни для сильных духом. 46 лучших блюд на все случаи жизни
Грусть пятого размера. Почему мы несчастны и как это исправить