ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот и ярославский художественный музей уникален прежде всего ярославским портретом… Тут уже перед нами не усадебная, а купеческая культура. Ярославль — крупный торговый купеческий город, и вся история развития этого купечества проходит в портретах восемнадцатого, начала девятнадцатого столетия. Я спросил у руководителей музея: ну а нынешние-то новые русские стремятся походить на своих предков, помогают искусству? Увы, почти нет, и, как у любого другого музея в нынешней России, у ярославцев масса проблем. Министерство культуры ничем не помогает, да и не может. Зарплаты мизерные, и те — не часто… Музею приходится самому выпутываться из кризиса. Вот за это умение, наверное, Ярославский художественный музей и получил в этом году звание “лучшего музея России”. Руководители музея признаются, что изменился состав посетителей. Почти совсем исчез туристический поток, который питал все музеи “золотого кольца”. Значит, надо работать с самими ярославцами, а для этого постоянно заинтересовывать их чем-то. Музей проводит до пятидесяти выставок в год. Он стал центром культурной жизни Ярославля. Свои художественные лавки, где за умеренные деньги можно купить изделия художественных промыслов, платки и расписные чайники, графику и работы современных ярославских художников. Уже не один год прямо в художественном музее работает “театр на набережной”, играют русскую классику, устраивают концерты. То, что когда-то блестяще начинала в музее имени Пушкина в Москве Ирина Антонова, проводя музыкальные вечера лучших пианистов мира под сводами музея искусств, продолжили ярославские музейщики. Конечно, в чем-то помогает и губернатор области, особенно, когда он вернул зданию, где расположен художественный музей, статус губернаторского дома, дома приемов. Ведь когда-то именно в этом доме на набережной Волги была резиденция губернатора Безобразова… Прекрасный губернаторский парк, сохраненный именно благодаря музейному положению. Сохранены парковая скульптура, аллеи, старые деревья, устраиваются летом выставки под открытым небом… А теперь там же под открытым небом проводятся летом широкие губернаторские приемы… Я спросил у служителей: а как же вы умудряетесь совмещать работу крупнейшего художественного музея России и статус дома губернаторских приемов? Не погибнет ли музей в таких условиях? Воспевать положение придворного музея они не стали, но наряду со сложностями не скрывали и те преимущества, которые им дает такое уникальное положение… Не до жиру, быть бы живу. Естественно, губернатор выделяет немалые деньги на свой дом приемов, и это помогает поддерживать сам музей в рабочем состоянии. Других крупных меценатов нет и не предвидится… Да и хранители музея все-таки в дни приемов закрывают залы экспозиций, чтобы высокие гости не спутали шишкинские просторы с реальными берлогами, где скрываются от кремлевских правителей уцелевшие ярославские медведи. Кстати, медведь — символ города Ярославля, и тем более ярославцам обидно, что премьер-министром России был убит на ярославской земле их древний символ…

Да, я согласен, что звания “лучшего музея года” ярославцы добились не случайно. Редко в каком областном центре сегодня в художественном музее ведется такая интенсивная работа. Русскую культуру восстанавливают прежде всего в русской провинции. Ярославцы рассказали мне о молодом художнике Николае Мухине, добившемся недавно звания академика, может быть, самого молодого академика в России. Он получил право участвовать в оформлении храма Христа Спасителя. Вокруг его работ всегда много споров. Кто-то его называет ярославским Глазуновым, кто-то упрекает в излишнем авангардизме, но все признают его талант… Немало и других интересных молодых мастеров искусства в Ярославле. Свои графические работы мне принес Денис Реутов. Работая в технике гравюры, он успел уже завоевать признание и в России, и за рубежом. Немало потрудился в главных святынях края — Спасо-Преображенском и Толгском монастырях, в Углическом дворце царевича Димитрия. Целую серию работ посвятил Борисоглебской обители, о которой знаменитый француз Жан-Поль Сартр писал: “Это выше романских монастырей Франции. Нигде нет столь полного слияния человека с природой, как здесь…” Денису Реутову нет еще и тридцати, но его графика уже становится заметным явлением в русском искусстве. Он объединяет вокруг себя таких же молодых художников, организовывает выставки. В художественном музее как раз проходила его выставка гравюр малых форм. А рядом — галерея ярославского общества станковистов “Аллея”. Восемь живописцев объединились вокруг художественного музея и устроили постоянно обновляемую выставку работ. Это их манифест современного искусства русской провинции. Они ищут свои традиции в русском пейзаже, в русской живописи, в русской жизни. Их работы — портреты, натюрморт, пейзаж — вызов забвению и разрухе, они не думают о Москве, а если думают, то только о том, как ее завоевать, ибо подчиняться пустоте московских эпигонских салонов они не желают.

Юрий Жарков, Вячеслав Клапша, Геннадий Новиков, Михаил Кораблев и другие члены группы объединяются как бы вопреки общему разладу.

Тут же рядом выставка, посвященная 255-летию ярославского живописца Дмитрия Коренева, одного из блестящих мастеров ярославского портрета. В свое время Коренева поддержал губернатор Мельгунов, когда для его грандиозных планов преобразования губернии потребовался художник. Коренев написал целую серию портретов. Так появилась первая в провинции общественная портретная галерея, “представляющая телесные черты великих мужей”.

И так каждый сезон — выставка за выставкой, концерт за концертом. За последние годы музей пополнился новыми коллекциями.

Прежде всего — это блистательная коллекция работ позднего периода Константина Коровина. Ее подарила музею уроженка Ярославля, русская эмигрантка из Парижа Галина Соловьева. Но самым крупным приобретением музея, после которого фонды выросли вдвое, стало приобретение коллекции известного русского кораблестроителя Виктора Владимировича Ашика. Этот замечательный военный кораблестроитель, как и многие русские интеллигенты старой петербургской школы, знал и любил русское искусство. Его коллекция могла бы стать основой отдельного музея. Но в Петербурге после смерти ученого, а вскоре и его жены, не только не нашлось места для коллекции, но еще ее изрядно пограбили мародеры, прослышавшие о ее мировой ценности, даже остатки коллекции, перевезенные в Ярославль, дают представление о ее уникальности. Что ни говори, богата земля русская и людьми, и шедеврами. Грабят нас, уничтожают, пускают на продажу, но никак истребить не могут. О коллекции корабела Ашика я думаю написать отдельную статью в “День литературы”, но то, что музей с приобретением собранной им русской графики приобрел еще большую уникальность — несомненно для всех ценителей русской культуры.

В чем-то ярославцы показывают пример развития провинциальных культурных центров. Без ссылок на Москву, с опорой на русские культурные традиции. И тянут этот груз две энергичные русские женщины — директор музея Надежда Леонидовна Петрова и ее заместитель искусствовед Любовь Леонидовна Юрова.

Богатство России прирастает провинцией…

9
{"b":"103212","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каждый выбирает свой путь
Чистый лист: Природа человека. Кто и почему отказывается признавать ее сегодня
Как избавиться от манипуляторов. Есть такая возможность
Знаки судьбы
Королевская гончая
Офис без риска для здоровья. Зарядка для офисного планктона
Счастлив по собственному желанию. 12 шагов к душевному здоровью
Slow Beauty. Повседневные ритуалы и рецепты для осознанной красоты
Мрачная история