ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Осенью 1997 года на осетино-грузинской границе возник пограничный конфликт. Российские пограничники прекратили пропуск в Россию низкокачественного грузинского спирта. Многокилометровые очереди спиртовозов выстроились перед Рокским перевалом, практически парализовав КПП. Для разблокирования его было решено перенести пограничный пункт на километр вперед от перевала, что позволило бы ликвидировать пробку на трассе и облегчило тем самым преодоление границы местному населению, страдающему от бесконечных заторов "спиртовиков". Бешеный нажим на Николаева официального Тбилиси, бесконечные ноты и демарши грузинского МИДа. Открытое недовольство отечественной спиртовой мафии. Казалось бы, в этих условиях для Ельцина самым логичным было бы поддержать своего директора ФПС и тем самым легко набрать "очки" государственника и радетеля российских интересов, которые он страстно и безуспешно пытался заработать. Вместо этого он хмуро и без всяких комментариев удовлетворяет рапорт Николаева об отставке, открыто встав на сторону мафиозных структур и откровенно враждебного России грузинского режима.

Часть комментаторов уже тогда попыталась усмотреть в отставке Николаева ловкий ход Ельцина, который этим жестом якобы хотел поднять рейтинг Николаева и подготовить его к вводу в правительство на более высоком уровне. Аналитики мотивировали это тем, что Ельцин-де никогда не сдаст Николаева как близкого ему человека.

Но тогда надо признать, что, поднимая таким образом авторитет Николаева (который и без того был весьма на высоте), он слишком ронял свой, а такой альтруизм Ельцину совсем не свойственен. И к тому же понятие "свой" для Ельцина ничего не значит. "Своими" были и Грачев, и Ерин, и Сосковец, и Коржаков, и Черномырдин. Однако где они теперь?

Скорее всего, Николаев был удален в результате сложной политической интриги ближайшего окружения Ельцина, которое решило пожертвовать им в неких личных целях.

Сегодня Николаев борется за думский мандат в одном из округов Москвы. Странным образом его кандидатура устраивает как "правых", так и "левых". Николаева поддерживают НТВ и "Московский Комсомолец", но в его же поддержку звучат голоса и многих патриотических изданий. Сам же Андрей Николаев все так же остается "темной лошадкой" российской политики, никак не проявляя пока своих политических симпатий и антипатий.

Что же ждет Андрея Николаева завтра?

Вопрос этот не праздный. На самом деле, политическое будущее бывшего директора ФПС таит в себе множество подводных камней. И первый из них — поиск политической ниши, которую он мог бы занять. Выходец из силовой структуры, он автоматически попадает в целый ряд других генералов-политиков, которых сегодня довольно много в элитах различных партий и движений. Здесь и Лебедь, и Рохлин, и Родионов, и Варенников, и Макашов, и еще целая плеяда генералов. В этом ряду Николаеву будет довольно трудно сохранить свою независимость и значимость, а главное набрать — достаточный для дальнейшего политического роста электорат. Слишком уж прочно растащен он между пришедшими раньше его генералами.

Куда более реально встраивание Николаева в одно из уже существующих политических движений. В этой схеме Николаев своим авторитетом государственника и "сдержанного оппозиционера" усиливает вес движения, получая за это возможность политического роста внутри сложившейся политической структуры и выход на ее электорат.

Какое же из существующих ныне политических образований сегодня более всего нуждается в Николаеве, и кто из них ему ближе?

Маловероятен союз Николаева с "крайними" партиями. Его вряд ли привлекут гайдаровский "демвыбор" или лебедевская партия. Не очень вероятным выглядит и его союз с коммунистами, в рядах которых уже довольно много известных военачальников и генералов. Сегодня у Николаева нет достаточных контактов с лидерами КПРФ. К Рохлину и его движению Николаев относится уважительно и доброжелательно, но также маловероятно его вхождение туда по причине сдержанности Николаева в выражении своих взглядов и оценок.

Есть еще два движения, которые нуждаются в Николаеве и его авторитете и с которыми он, возможно, мог бы начать переговоры. Это "Яблоко" Явлинского и НДР Черномырдина. Последнее, находящееся сейчас в глубочайшем кризисе, вызванном отставкой Черномырдина и стремительным падением его авторитета и влияния, особенно нуждается в фигурах, подобных Николаеву, которые смогли бы вдохнуть новую жизнь в движение и стать одним из его лидеров. Тем более, что сегодня, после ухода из НДР Рохлина, оно осталось без сколько-нибудь существенного военного авторитета. Примерно таков же и интерес "Яблока", которому также необходим серьезный военный лидер для воздействия на электорат силовых структур. Но вот согласится ли на этот союз сам Николаев — это вопрос. В конце-концов совсем недавно и Лев Рохлин был второй фигурой НДР… Николаеву куда ближе позиция мэра Москвы Ю. Лужкова.

Но не исключен и совершенно иной политический "старт" Андрея Николаева. Некоторые аналитики прочат ему пост во вновь формируемом правительстве. Ему поочередно примеряют портфели министра МВД, директора ФСБ и даже секретаря Совета безопасности.

Ясно сегодня одно: генерал Николаев находится на пороге политической карьеры, и какова она будет — это зависит только от него.

В. СМОЛЕНЦЕВ

ВОТ ГДЕ РЕЙТИНГ!

Чем ощутимее сейчас тупиковость “реформ”, тем сильнее интерес общества к сталинскому опыту. Насколько проповедуемое и восхваляемое властями отвергается большинством граждан — настолько лица и времена, подвергающиеся травле в верхах, берутся народом под защиту. Так произошло с советской эпохой, а вместе с ней — и с личностью Сталина.

Не ангажируемые властью социологическое опросы свидетельствуют: пристрастная массированная критика последних лет вновь сделала Сталина самой популярной личностью советской истории, особенно на фоне нынешних деятелей, с легкостью раздающих русскую землю и ее богатства. В сознании народа прочно закрепляется образ Сталина-государственника.

Независимые социологические опросы летом 1997 года показали, что по сравнению с концом 80-х годов сейчас в среднем в два раза возросло число тех, кто положительно оценивает деятельность Сталина и смотрит критично на его оппонентов.

36 процентов опрошенных убеждены, что Сталин вывел нашу страну из многих смертельно опасных ситуаций, подняв ее до ранга мировой сверхдержавы.

28 процентов указывают, что Сталин наглядно показал, как нужно себя вести руководителям страны, чтобы сдерживать и давать отпор наглым и жадным наскокам Запада, уважающего лишь твердость и силу.

Нередко, как подчеркивают социологи, опросные анкеты дополнялись примечательными приписками:

“Нам ведь прямо голову продолбили рассказами об ужасах и бессмыслицах сталинизма. Дескать, Сталин карал и простых, и государственных людей, и целые народы по надуманным обвинениям, за вещи, о которых, мол, и речи быть не могло в действительности: за планы растащить по клочкам Союз, за службу на иностранные державы, за вредительские попытки сгубить наш народ… Говорили, что все это — от его болезни, что такие опасности ему мерещились. А что оказалось? Как раз все это нам сейчас и устроили. Разглядели мы и Чечню: значит, было за что ее выселять? Получается, Сталин-то и был прав”.

Да, после Чеченской войны у двух третей россиян утвердилось мнение, что Сталин был прав, выселяя то одних, то других “скандалистов” союзного дома в места не столь отдаленные…

При последнем опросе мнения на этот счет разделились следующим образом:

30 процентов респондентов считают, что Сталин, как показал опыт наших дней, все сделал здесь хоть и сурово, но верно, иначе сепаратистско-бандитские язвы не дали бы нашей стране встать на ноги после войны с фашизмом;

23 процента высказались за то, что опытом Сталина по этой части было бы не грех воспользоваться и сейчас;

11 процентов вообще недоумевают: что, собственно, тогда случилось? Переселили этих людей в другие районы, но ведь даже не карали за симпатии и помощь фашистам, за удары в спину нашей армии и народу.

17
{"b":"103213","o":1}