ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он стукнул посохом пару раз в стену. Вошел один из похитителей.

— Вы выполнили свою часть договора, — сказал ему шаман. – Теперь моя очередь расплатиться. Как я и обещал, вы можете забрать с собой этого чудного кентаврёнка и продать его кому захотите. Мальчишку тоже забирайте, мне он без надобности. Прощайте.

С этими словами шаман поднялся, взглянул в последний раз на мальчишек, размышляя, не забыл ли он чего-то, вышел за дверь и растворился в ночной темноте.

Оставшийся в комнате пират мрачно поглядел на ребят. От его недоброго взгляда, не сулившего ничего хорошего, по коже промчался целый табун мелких, противных мурашек.

Одежда пирата представляла из себя интересную смесь европейского костюма и арабского платья, а сам он был загорелым до черноты, с недлинной, но весьма густой бородой.

— Что вы собираетесь с нами делать? — Валька не намерен был томиться в неизвестности.

— У тебя что, со слухом проблемы? – басовито пророкотал пират, — Сам же слышал, продавать вас будем. За лошадку эту большие деньги отвалят.

— А может, вы нас в нашу деревню и продадите? Там никаких денег не пожалеют за нас. — Кларки с надеждой ждал, что решит их новый владелец.

Тот наморщил лоб, подумал.

— Нет, — решительно отрезал он. – Ваши нам потом отомстить могут. Да и неизвестно еще, может мы у купцов за вас намного больше получим, они любят всякие диковины.

Долго тянуть пираты не стали и перед рассветом вышли в путь, еще в темноту, под звездное небо.

На утлой лодчонке пленников перевезли на корабль. Как он выглядит, большой ли, маленький, ничего этого мальчишки не разглядели, их снова закутали в непроницаемую холщовую ткань.

Скрипнув, была откинута крышка трюма и Вальку впихнули внутрь, сдернув мешковину, но так и не развязав руки. В нос ударил резкий запах тухлой рыбы и почему-то сушеных яблок. От этой дикой смеси даже закружилась голова и Валька свалился на прелую соломенную подстилку.

Кларки же оказался в более выгодном положении. Его провели в единственную на корабле каюту, очевидно, капитанскую, рук развязывать не стали и спутали ноги крепкой стальной цепью, пристегнув за балку, оставили в покое.

Команда корабля представляла из себя весьма живописное зрелище. Все как на подбор бородатые, загорелые, они словно близнецы походили на своего капитана. И где он только собрал столь похожий на него сброд!..

Разговаривали они негромко, скупо цедили слова, делая долгие паузы. Куда везут пленников, Кларки так и не смог понять из обрывочных фраз.

На рассвете ему развязали руки, поставили перед носом котелок с чем-то, смутно напоминавшим суп, есть который было почти невозможно. Кентаврёнок пересилил себя, мало ли когда еще поесть получится.

С Валькой не церемонились, он не представлял такой ценности, как его друг.

Один из пиратов спустился в трюм, развязал мальчишку, швырнул рядом с ним на пол кусок твердо-каменного сухаря и поставил бутылку с водой.

Корабль поскрипывал, покачивался, словно живое существо.

Долгое время ничего не происходило. Пираты сменяли друг друга на веслах, солнце сменяло луну.

Прошло два или три дня.

Наконец прямо по курсу показались белоснежные стены крепостей и заблестели купола храмов.

Кларки наблюдал за этой прекрасной картиной сквозь небольшое круглое окошко.

Их путешествие близилось к развязке...

Глава двадцать девятая

В порт пираты зайти не решились, что и понятно. Они бросили якорь в полумиле от берега, спустили шлюпку.

Капитан и еще двое отправились к берегу.

Они вернулись перед закатом; в шлюпке был еще один человек – полный, безбородый, в белоснежном тюрбане и темно-вишневом парчовом халате. Как потом оказалось, купец Юсуф-паша прибыл осмотреть товар.

Он с трудом, тяжело дыша, поднялся по веревочному трапу, прошел по палубе в капитанскую каюту. Оглядев кентаврёнка со всех сторон, купец покачал головой, но большой опыт не позволил ему нахваливать возможную покупку в присутствии продавца.

Начались переговоры, один всячески старался сбить цену, другой отрицательно вертел головой. Наконец, сошлись в цене, ударили по рукам.

Кларки перетащили в шлюпку, выволокли из трюма Вальку, совершенно обалдевшего от жары, качки и голода, и тоже швырнули в лодку.

Кентаврёнок повернул голову, посмотрел на корабль – это оказалось небольшое суденышко, сильно уменьшенная пародия на дракар викингов.

Еще с полчаса и шлюпка пристала к берегу, чуть в стороне от главного причала.

Слуги купца без лишних разговоров повели пленников по городу. Мальчишки глядели по сторонам, а горожане глазели на интересное существо. Кентавров они не видели живьем ни разу. Взрослые, дети, все бежали следом, показывали пальцем, оживленно переговаривались, свистели и улюлюкали.

Наконец подошли к площади, где разместился невольничий рынок. Пленников втолкнули в узкую клетушку, где уже разместились с десяток человек.

Купец погрозил им коротким толстеньким пальцем, приказав сидеть тихо и ждать своей очереди на продажу.

Постепенно, по двое, по трое, рабов выводили на торги.

Кларки крепко сжал Валькину руку, чтобы не потеряться в толпе. Сердце замирало от предчувствия разлуки.

И вот их осталось только двое — очевидно, кентаврёнка приберегали напоследок. Слуга обвязал веревкой талию кентаврёнка и повел к помосту. Валька ринулся было за ним, но слуга грубо отбросил его обратно, захлопнув дверь.

Ноги у Кларки стали ватными, подгинались, слуга тащил его чуть ли не силой. Вытолкнул на помост, а сам встал рядом.

Юсуф-паша уже был тут как тут, он принялся расхваливать товар, разливался соловьем; похлопывал кентаврёнка по спине; поднимал его ноги, показывая подковки; даже раскрыл ему рот, показав ровные блестящие зубки.

Внизу было столпотворение – собрался весь рынок. Здесь были и гости из Европы, генуэзцы, франкские рыцари, бритты, и купцы Востока, персы, индусы, иудеи, в общем, множество рас и народностей. Они выкрикивали свою цену, раз за разом повышая ставку.

Вскоре осталось только трое явных фаворитов – одетый во все черное генуэзец Луи Гарнерей, худой и длинный, словно щепка; маленький улыбчивый смуглолицый индус, раджа Афтар Сингх и весьма влиятельный вельможа, Мурад-бей Аль Гаруни, визирь самого Эмира.

Мурад-бей, в отличие от конкурентов, не торговался сам. Он всего лишь поднимал мизинец, украшенный перстнем, а слуга выкрикивал цену.

Первым сдался генуэзец. Он весьма невежливо сплюнул под ноги и направился прочь, расталкивая торговцев и зевак.

Потом цена показалась непомерной индусу. Раджа сокрушенно развел руками, спрятал в складки одежды кошель с золотом, и тоже удалился.

Юсуф-паша, радостно потирая руки, направился к Мурад-бею за оплатой. Тот подозвал казначея, приказал рассчитаться. Казначей отсчитал требуемую сумму, ссыпал золотые монеты в подставленные ладони.

Продавец возвратился на помост и попытался передать кентаврёнка слугам визиря, но Кларки ни в какую не желал двигаться с места. Юсуф-паша, пыхтя и отдуваясь с натуги, потащил за веревку, слуга подталкивал сзади, но кентаврёнок накрепко впечатался в дощатый настил. Веревка выскользнула из потных ладоней и толстяк полетел вниз, прямо на головы толпившегося люда. Под громкий хохот он, покраснев, словно вареный рак, влез обратно и, страшно разозлившись, со всего размаху огрел кентаврёнка по спине плетью. Вернее, попытался огреть. Его рука была перехвачена в полете могучей лапищей Махмуда, двухметрового гиганта, ближайшего поверенного визиря, по совместительству телохранителя и палача.

— Я ведь отдал тебе деньги, — спокойно взглянул на купца Мурад-бей, — зачем же ты портишь мою собственность? Или у тебя есть лишнее золото для штрафа?

— О, великий Визирь! – склонился в поклоне работорговец, — Я ни в коей мере не рискнул бы посягнуть на твою покупку, но ты ведь и сам видишь, упрямец достоин наказания. Впрочем, теперь он твой и я удаляюсь...

24
{"b":"103216","o":1}