ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Мучительно прекрасная связь
Любовь: нет, но хотелось бы
Супербоссы. Как выдающиеся руководители ведут за собой и управляют талантами
Тропинка к Млечному пути
Смертный приговор
Лбюовь
Мир Карика. Доспехи бога
Истинная вера, правильный секс. Сексуальность в иудаизме, христианстве и исламе

Однако негодование старого индейца, к тому же скорее наигранное, не произвело большого впечатления на Николя Перро. Ибо он знал, что ирокезов привело сюда не только одно желание встретиться с Человеком Громом.

– Но каким образом, отправляясь в Катарунк, вы попали в места гораздо восточнее его? – невинным голосом спросил он.

– Э, нам надо было свести кое-какие счеты с нашими врагами из долины Сен-Жан.

– И вы сожгли там несколько деревень и вырезали их жителей?

– Подумаешь, всего несколько красных хорьков, так обожаемых французами, не умеющих даже ткнуть в землю маисового зерна или семечка подсолнуха. Дикари и рабы, вот кто они!

– Допустим! Но тогда так и надо говорить, что, возвращаясь из военного похода с реки Сен-Жан, вы решили дойти до Катарунка и встретиться здесь с Человеком Громом.

– Но с кем мы здесь встретились! – с возмущением и гневом снова воскликнул старый ирокез. – Это ты, Текондерога, устроил нам эту ловушку? Ведь здесь собрались все наши злейшие враги!.. Я уж не говорю об алгонкинах и гуронах, у которых одна мечта: снять скальп с ирокеза, чтоб получить за него хорошую награду в Квебеке. Но здесь и полковник Ломени, давший клятву своему безумному богу, что уничтожит всех нас, прежде чем сам отправится на тот свет, и, наверно, это так и будет, потому что никакая пуля не берет его в бою. Здесь и Пон-Бриан, тот, что бесшумно проходит по военным тропам. Белый человек, к тому же тяжелый, как бизон, но его приближение не может уловить даже ухо индейца. Кто же тут еще? Да! Как только мои глаза смогли вынести этих двух несчастных предателей? Трехпалого, которого когда-то я называл своим братом, и Модрея – приемного сына Сваниссита… Они здесь, и они кричат о мести, хотя сами они первые из всех изменников. Разве не Трехпалый убил двух наших братьев, когда бежал от нас? А ведь он целый год ел с нами из одного котла. А Модрей? Он попал к Сванисситу совсем ребенком. Он был красивым мальчиком и очень ловким на охоте, и наши сердца наполнились печалью, когда нам пришлось обменять его на двух наших вождей, попавших в плен к французам. Неужели Модрей забыл о том, как хорошо ему жилось у нас? Забыл о тепле наших хижин? Сейчас он здесь, и он твердит, что должен отомстить за смерть своей семьи, за смерть своего отца, матери и сестер, которых когда-то убил Сваниссит. Но это неправда. За всю свою жизнь Сваниссит не снял скальпа ни с одной женщины или ребенка. И Модрей это знает лучше, чем кто-либо другой. Это белые научили нас убивать детей и женщин. И что можем поделать мы, старейшины, если наши молодые воины начали подражать им? Но я так и умру, верный обычаям моих отцов, никогда не убив ни женщины, ни ребенка. Когда я бывал в Квебеке, сколько раз я слышал собственными ушами, как говорят французы: «Коварный, как ирокез!» Но ответь мне, кто коварнее – мы или те, кто, подобно Модрею, предает своих приемных отцов, которые, вместо того чтобы убить, усыновили их?.. Вакия тутавеза!

И он повторил несколько раз «вакия тутавеза», что значит: «При одной мысли об этом меня бросает в дрожь…»

– А Черное Платье, Этскон Гонси, который сейчас находится в Модезеане? Для чего он приехал сюда? Колдовать? Наводить на нас порчу? А Пиксарет, вождь патсуикетов, один из самых злейших наших врагов, у которого при входе в вигвам прибито тридцать скальпов наших братьев, – он для чего явился сюда?

– Абенаки заключили мир с англичанами и Текондерогой, – ответил Перро.

– Пиксарет этого мира не заключал. Пиксарет не похож на других абенаков. За скальп англичанина или ирокеза он нарушит любое соглашение. Он слушает только один голос, голос Черного Платья. А тот говорит им, что крещение пойдет на пользу абенакам, что бог белых поможет им одержать победу. Черное Платье имеет полную власть над ними, и Черное Платье хочет гибели ирокезов.

– Но ведь не Черное Платье командует армией. Приказ о битве отдает полковник де Ломени. А он тоже хочет мира с Текондерогой.

– Но сможет ли полковник удержать своих верных друзей, патсуикетов? Уже много дней, как они вынюхивают наши следы… На днях они даже захватили в плен Анхисеру, вождя онеидов, и пытали его чуть не до смерти. Ему удалось ускользнуть от них, и он добрался до нас. А мы забились в норы и не смеем приблизиться к твоему жилищу, которое пропахло этими койотами и шакалами. Ты устроил нам западню, Текондерога? – еще раз спросил он торжественным тоном.

Де Пейрак при посредстве Николя Перро спокойно и коротко объяснил ему, что сам был чрезвычайно озадачен вторжением французов и сейчас ждет не дождется, когда же они наконец уйдут отсюда.

Как ни странно, но слова де Пейрака, казалось, не вызвали недоверия у посланца ирокезов, они просто встревожили его. Он понял, что де Пейрак говорит правду. Но положение от этого не становилось менее серьезным.

– На том берегу нам было бы гораздо легче уйти от них. Но теперь мы не можем переправиться через реку. Слишком много людей рыщут между Катарунком и Модезеаном. Мы загнаны в лес. Ты думаешь, нам еще долго удастся скрываться от этих шакалов, идущих по нашим следам? Если это в твоих силах, помоги нам, Текондерога, перейти через Кеннебек, защити нас от этих койотов…

– Я думаю, что сумею договориться об этом с полковником де Ломени, – ответил де Пейрак. – Вы ничего предосудительного не учинили в этих краях?

– Мы пришли, чтобы повидаться с тобой.

– Потерпите два дня. Индейцы – союзники французов уже садятся в лодки и отплывают на север. В ближайшие дни многие уедут, и вы сможете явиться в Катарунк с мирным посольством.

Тахутагет задумался, и его большое, похожее на земляной клубень лицо сморщилось. Затем морщины разгладились, и он сказал:

– Думаю, на это можно согласиться. Ведь даже если наше предложение о перемирии будет отвергнуто и мы не сможем переправиться через реку, по крайней мере число наших врагов уменьшится. Ты говоришь, что племена уходят на север?

– Во всяком случае, мы прилагаем все силы, чтобы они скорее туда отправились, – ответил ему Николя Перро.

– Теперь мне остается самое трудное, – продолжал индеец. – Убедить Уттаке, вождя могавков, в необходимости заключить с тобой мир. Ты знаешь, что нужно согласие вождя каждого племени, входящего в наш союз, чтобы какое-то решение было принято. А Уттаке и слышать ничего не желает. Он говорит, что от белых можно ждать лишь предательства. Он за войну, только за войну. Он хочет броситься со своими воинами на патсуикетов, а мы тем временем напали бы на вас.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

33
{"b":"10322","o":1}