ЛитМир - Электронная Библиотека

Он сидел неподвижно.

– Кто-то сказал мне, что вы покупаете продукты у Константина вот уже десять лет. Так что же получается, вы ведете дела с четырнадцати?

Она кивнула.

– Я ездила туда с дядей Клетесом перед уроками. Потом помогала ему открыться, а когда заканчивались занятия в школе, снова возвращалась к делам. После окончания школы я полностью взяла на себя закупки.

– Не верю, – пробормотал он.

– Почему? – Она в удивлении расширила глаза. – У меня это получается гораздо лучше, чем у дяди. Он прекрасно умеет оформлять витрины и замечательно ведет дела в самом магазине, но он раздражал продавцов, потому что… – она резко замолчала.

– …беседует с овощами, – закончил за нее Райнер.

Она почувствовала, что краснеет.

– Не смейте язвить над моим дядей, – предупредила она, – я его очень люблю. Если бы не его… Привязанность к овощам, мы бы так не преуспели.

Райнер покачал головой.

– Я не согласен. Но не стану спорить. – Он с любопытством посмотрел на нее. – Где вы берете время на личную жизнь?

– Ухитряюсь.

– Вот как! Не сочиняйте. Я ведь сам в этом бизнесе, не забыли? И мне известно, сколько он отбирает времени. – Она хотела было возразить, но он приложил палец к ее губам. – Прежде скажу я. Мне удается выкроить время на личную жизнь только потому, что у меня есть помощь. Заметная помощь.

Она все-таки заговорила – прямо из-под его указательного пальца, борясь с искушением вцепиться в него зубами.

– А у меня есть дядя Клетес.

– Точно. – Он разглядывал ее в задумчивости. – Если когда-нибудь на свете и существовала девица, которую нужно спасать, то она передо мной. Не стоит ли мне примчаться на белом коне и вызволить вас?

– Нет, – жестко сказала она. – Я не Золушка, и работа в магазине вовсе не представляется мне столь уж изнурительной. Если бы это было так, я бы ее бросила. Очень любезно с вашей стороны, но я не купилась.

– А я и не торговался. «Рог изобилия» процветает по одной и только одной причине. И эта причина – не ваш дядя. Что же до вас… – Он насмешливо улыбнулся. – Может быть, вам стоит узнать, чего вы лишаетесь, прежде чем дадите окончательный отказ.

– А может быть, и не стоит. – А может быть, она и не возражала бы, прояви он настойчивость.

Он ее проявил.

Очень медленно он потянулся к ней, пальцы скользнули в темные кудри, нежно приподняли голову. Он склонился над ней, закрывая от ее глаз залитое дождем ветровое стекло, закрывая бледно-серый утренний свет, закрывая собой все образы, звуки, мысли. И поцеловал ее.

Прикосновение его рта было бесконечно нежным, губы, едва касаясь, скользили по ее губам, приглашая и добиваясь ответа. Почувствовав его сдержанность, она подумала, что он догадался о ее неопытности. Пусть так. Она всегда была способной ученицей, а он, судя по всему, искусным учителем. Из любопытства она позволила своим губам приоткрыться в ответ.

Она так и не поняла, когда все в ней изменилось. Мгновение назад в его объятиях она наслаждалась легким касанием его губ, а уже в следующее мгновение отчаянно жаждала его поцелуя. Страсть охватила ее со скоростью лесного пожара. Она слышала, как бьются в такт их сердца, и острое желание начинало подниматься в ней, затуманивая сознание. Никогда раньше она не испытывала ничего подобного от поцелуя. Никогда раньше она так не жаждала его.

Самообладание растаяло, как сахар в воде, она задрожала, и тихий стон сорвался с ее губ, прошелестев по его теплым губам. И вдруг поняла, что совершила тактический промах. Глупо позволять Райнеру учить ее чему-либо, если для этого им нужно касаться друг друга. Касаться его было ошибкой – нет, катастрофой!

Джордан вывернулась из его объятий, отпрянула назад и прижалась спиной к дверце, не отводя от него широко раскрытых глаз.

– Чудесно, правда? – спросил он с ленивой улыбкой.

– Да уж. Точно. – Она прочистила горло. – Чудесно.

– Нам нужно будет заниматься этим почаще, – промурлыкал он. – Все эти овощи и фрукты просто бледнеют от зависти при сравнении с тобой.

Она задрала вверх подбородок.

– Если ты так считаешь…

– Я так считаю. – Он придвинулся, пронизывая ее насквозь ярко-зеленым взглядом. – Дорогая, я могу хоть целый день жевать острый перец – и не ощутить ничего похожего на жар твоего поцелуя. Бьюсь об заклад на что угодно – ты испытала то же самое.

Она мгновение размышляла.

– Что дальше?

– Жизнь состоит не только из работы в овощном магазине. – Он завел мотор и вывел машину на дорогу.

Она отвернулась и невидящими глазами уставилась в окно. Он прав в одном. У нее нет времени на личную жизнь. Никогда не было. Не то чтобы она намеренно избегала этого – просто «Рог изобилия» занимал все ее время и внимание. Она много и тяжело работала, чтобы оживить семейный бизнес – хотя бы в память о родителях.

«Рог изобилия»! Она вся сжалась, когда поняла, насколько потеряла над собой контроль. Хороший же из нее вышел шпион! Выкажи ей немного внимания, чуть-чуть симпатии, поцелуй ее разок-другой – и прощай глупая ее голова! Стоит на мгновение потерять бдительность, и он быстренько приберет магазин к своим рукам.

Она с тревогой покосилась на него. Если он принял всерьез их вчерашнюю перепалку, то ему много чего удалось о ней узнать из этого поцелуя. Она не жалела об отсутствии опыта, просто ей очень не хотелось раскрываться перед ним. Судя по всему, охотник идет по горячему следу своей жертвы. А жертва до смерти напугана.

Почти час они потратили на то, чтобы добраться до первого магазина, вывеска над которым гласила: «Южный магазин Торсенов». Расположенное на самом углу оживленного перекрестка, здание поражало белизной в сравнении с серой мрачностью дня. Огромные окна витрин украшала красная и розовая герань.

– Мне нравится! – воскликнула Джордан. – Цветы придают домашний уют.

– Что и требуется, – сказал Райнер. – Это привлекает больше покупателей.

Она скорчила гримасу.

– Не нужно все портить. Я думала, это сделано потому, что кто-то любит цветы, а не для того, чтобы привлечь лишних покупателей.

В улыбке Райнера проскользнула ирония.

– Ты непрактична. Мы занимаемся бизнесом для того, чтобы делать деньги. Если несколько цветочков привлекут новых посетителей или заставят купить немного больше – значит, цветочки должны быть. – Он бросил на нее быстрый взгляд. Думаю, ты делаешь то же самое.

Она подумала о том, что в ее магазине большинство стен завешано рисунками ребятишек ее покупателей. Вспомнила о старых фотографиях, сделанных тогда, когда живы были дедушка и мама с папой, и вывешенных в специально отведенном углу. Неужели она делала это, пусть даже бессознательно, для того, чтобы увеличить доход магазина?

Потом покачала головой. Нет. Она старалась добавить магазину немного тепла и уюта, сделать его больше похожим на дом, чем на магазин. Она так поступала потому, что «Рог изобилия» и был ее домом, даже больше, чем тот, где они жили с дядей Клетесом. А если это нравится покупателям и увеличивает популярность магазина, что ж, тем лучше. Но уж точно ею не владел холодный расчет.

– Ты ошибаешься, – убежденно произнесла Джордан. – Именно поэтому вам и не удастся никогда задавить нас. – Она посмотрела ему прямо в глаза. – У нашего магазина есть сердце. Более того, у него есть душа, и это как раз то, что нельзя понять из балансовых отчетов или просчитать на компьютере.

Райнер потер ладонью подбородок.

– Итак, ты считаешь, что у наших магазинов недостает души. Что ж, пройдись и посмотри сама. Этим магазином заведуют моя сестра и ее муж. Надеюсь, тебе придется проглотить свои слова, друг мой горячий.

Они выбрались из машины и прошли в магазин. В мгновение ока на них обрушился пушистый снежно-белый ком, а вслед за ним вихрь из светлых косичек. Пушистый ком первым добрался до Райнера.

– Тпру, Снежок! Дай мне хотя бы в дверь зайти, – рассмеялся Райнер, подхватывая белоснежного персидского кота на руки. Потом пересадил его на плечи и схватил в объятия ворох косичек, оказавшийся девчушкой лет пяти-шести.

15
{"b":"103221","o":1}