ЛитМир - Электронная Библиотека

Соня пожала плечами.

– У Тора свои причины быть… скажем так, Тором. А Райнер такой потому, что слишком серьезно относится к своей ответственности. Если от его решения зависят интересы семьи, он может быть беспощадным.

Джордан опустила глаза на уже пустую тарелку, пряча тревогу. Соня лишь подтвердила то, о чем Райнер уже рассказывал ей. Для нее это не должно было стать таким уж сюрпризом. Если бы он мог понять! Разрушая «Рог изобилия», он разрушит все то, что Торсены так горячо любят, – семью, традиции.

Она подняла глаза и увидела проталкивающегося к ней сквозь толпу Райнера. Их взгляды встретились. И вдруг она поняла, что любит его. Мысль эта причинила ей боль, но тут уж она ничем себе не поможет. Ее с неодолимой силой потянуло припасть к нему, утонуть в его объятиях, а сердце мучительно сжалось. Безысходная ситуация.

Потому что, несмотря на любовь, между ними по-прежнему стоял «Рог изобилия»

– Что случилось? Что было не так? – спросил Райнер на пути домой.

Джордан уставилась в окошко.

– Что может быть не так?

– Давай по очереди. С чего начнешь? С Торсенов – или же с «Рога изобилия»?

Начинать нужно с того, что я люблю тебя, чуть не вырвалось у нее.

– Извини. Я не хотела тебе все испортить. – Она постаралась, чтобы голос у нее звучал более радостно. – Все такие милые. Мне понравился твой отец. Я не знала, что он прикован к инвалидной коляске.

– Он сломал позвоночник пятнадцать лет назад. – Райнер нахмурился. – Ты не ответила на мой вопрос. Что же не так?

Джордан наклонила голову, голос ее был очень сдержанным.

– Я думала о нашей ситуации. – Она вздохнула. – И не вижу ни единого выхода.

На Баллардском мосту замигали предупредительные огни, и шлагбаум опустился, перекрывая дорогу. Райнер остановил машину и выключил двигатель. Джордан увидела мачту корабля, ожидавшего разведения моста. Без единого слова она открыла дверцу и, выбравшись из машины, направилась к парапету. Перегнувшись вниз, она смотрела, как корабль разворачивается к фарватеру.

Райнер присоединился к ней. Положив руку ей на талию, он привлек ее к себе.

– Все решится. Дай время.

– Как? – Джордан вскинула подбородок. – Мы должны склониться перед великими Торсенами? «Рог изобилия» должен получить другое название – например, «Северный магазин Торсенов»?

– Возможно. А возможно и другое. Что думает по сему поводу Клетес?

Она чуть не рассмеялась.

– Он думает, что ты будешь до конца дней своих платить нам за свою работу. Или же что он однажды проснется – а ты исчез, и все наши проблемы решены.

– Невероятно. – Две половинки моста разошлись и вонзились вертикально в ночное небо. Корабль начал медленно проходить под мостом. – Мне так жаль, что ты одна со всеми своими проблемами, Джордан. Мне бы хотелось… – он замолчал, не закончив фразу.

– Мне тоже… – прошептала Джордан.

Мост стал опускаться, и они вернулись в машину. Райнер не произнес ни слова за всю оставшуюся часть пути. Да и добрались они молниеносно.

– К черному ходу? – спросил он, подъехав к магазину. – Она кивнула, он обогнул дом, остановился у задних ворот и помог ей выйти. – Спасибо за то, что поехала со мной. – Обняв ее за плечи, он прошел с ней к дому через поросшую высоченной травой, заброшенную лужайку.

– Надо бы скосить ее, – со стыдом прошептала она.

– Ну разумеется. Как-нибудь, после того, как закончишь всю работу в магазине, часов в двенадцать придешь сюда с косилкой, а потом утром встанешь в пять, чтобы ехать на оптовый рынок.

– Ладно, тогда я найму кого-нибудь. – Она засмеялась и прижалась к нему. – Не хочешь заработать пятерку?

Он взглянул на нее и весело фыркнул. Потом веселье его растаяло, лицо стало серьезным.

– Джордан, я…

Его речь была прервана разъяренным кошачьим визгом. Злючка, явно недовольный тем, что Райнер поставил ногу ему на хвост, решил оправдать свое прозвище. Десяток острейших когтей вцепились Райнеру в лодыжку.

Бормоча проклятия, Райнер дернул ногой, стараясь сбросить озверевшее создание. Кот упорствовал, все сильнее запуская когти в тело.

– Отпусти меня, Райнер, иначе мы… – она поскользнулась и упала, увлекая за собой Райнера вместе с котом, – свалимся, – закончила она фразу, пытаясь спихнуть его с себя. – Тебе никогда не говорили, что ты тяжелый?

– Это не я, это кот, он у меня на спине. О-ох!

Издав последний негодующий клич, Злючка решил, что наказал их достаточно. Прыгнув в сторону машины, он одним мягким движением взлетел на красный капот и уселся там, спокойно вылизывая лапы.

– Я бы поднялся и убил этого кота, если бы мне не было настолько удобно, – произнес Райнер, опираясь на локти.

Джордан тут же осознала всю опасность своего положения, и у нее вырвался шумный вздох. Он прижал ее собой всю, до последнего дюйма. Их тела так чудесно подходили друг другу, что совпадение показалось ей почти немыслимым. Она смотрела на него широко раскрытыми, изумленными глазами.

Райнер улыбнулся.

– Удобно, правда? – Он убрал волосы с ее лица. Густые черные пряди вперемешку с высокой мягкой травой обвивались вокруг его тонких пальцев. Нежно, едва касаясь, он провел пальцем вниз по ее щеке, к шее, вдоль жемчужного ожерелья к бретельке платья. Поколебавшись мгновение, осторожно сдвинул ее и открыл плечо. Пальцы погладили обнаженную кожу легким, волнующим движением.

– Райнер, – простонала она. – Кто-нибудь может увидеть.

Он прижался губами там, где только что была его ладонь.

– Никто не увидит. Трава слишком высокая.

– Дядя Клетес…

Он сжал зубами нежную кожу, а потом тронул языком едва заметные вмятинки.

– …скорее всего, спит. Как и весь мир. Все спят, кроме нас.

Джордан задрожала, ее слабое сопротивление рушилось под наплывом страсти. Сердце бешено колотилось в груди, ей было трудно дышать. Пылкое желание языком пламени пробежало вниз по мышцам живота. Она хотела его всего, ее охватила отчаянная потребность оказаться где-нибудь в другом месте, там, где они смогли бы утолить взаимную жажду.

Райнер приподнялся над ней на руках, и она увидела, как напряглись мощные мускулы. Несколько восхитительных долгих мгновений он изучал ее разгоревшееся лицо, а затем снова опустился на нее – медленно, так медленно, что ей показалось, что она умрет, не дождавшись его. Наконец он нашел ее губы своими.

Ее рот раскрылся навстречу его губам. Руки коснулись его спины, проникли под легкую рубашку. Жар его тела обжигал ей ладони. Ее пальцы скользнули вверх, прошлись по упругим мышцам спины и плеч.

Она изогнулась, прижавшись к нему, ощущая спиной неровную поверхность земли. Прямо возле ее уха раздалось тихое урчание. Она в страхе отпрянула от Райнера.

– Что это? – шепотом спросила она. Потом повернула голову и встретилась с немигающим взглядом Злючки. Урчание становилось все громче, она с изумлением поняла, что он мурлычет и ластится к ней.

Райнер буркнул что-то и шикнул на кота. Это было огромной ошибкой.

Леденящий душу вопль вырвался из глотки оскорбленного животного. Секунду спустя на крыльце загорелся фонарь.

– Что за шум? Что здесь происходит? – прокричал дядя Клетес.

– Не шевелись. Может быть, он уйдет, – прошептал ей в ухо Райнер. Джордан послушно затихла.

– Джордан? Это ты? Что ты делаешь на лужайке? Ты не ушиблась, девочка моя?

Райнер скатился с нее, и она села в траве, стряхивая землю и соломинки с головы.

– М-м… нет. Не очень.

Уолкер высунул голову из-за плеча Клетеса, изучая их таким же немигающим взглядом, как и кот. В одной руке он держал папайю, а в другой киви.

– Хм, – только и произнес он. Дядя Клетес обернулся к нему.

– Нечего преувеличивать. – Потом прокашлялся. – Поскольку я воспитан в старых традициях, то предполагаю лучшее – и закрываю дверь, – объявил он.

– Лучшее для кого? – пробормотал Райнер.

– Только не надо выяснять, – поспешно вмешалась она.

– Я закрываю дверь. Уолкер и я будем продолжать игру в шашки, а вы можете продолжать… – он вдруг смутился. – Я закрываю дверь. – И наконец-таки закрыл.

29
{"b":"103221","o":1}