ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О чем молчат вороны
Cozy. Искусство всегда и везде чувствовать себя уютно
Измены
Невольный брак
Наедине с Боссом
Женщины Лазаря
Змей-соблазнитель
Крестный отец
Счастье оптом

– А я не уверен. – Он начал собирать редиску. Она сжала губы.

– Я и сама бы управилась.

– Возможно. Но почему именно ты? – Он разогнулся и посмотрел ей в глаза. – Клетес – владелец этого магазина. Ошибку сделал он. Когда он начнет отвечать за свои действия? И когда ты прекратишь прикрывать его собой? Неужели он не понимает, что он с тобой делает?

– Ничего он со мной не делает, – резко бросила она. – Я решаю сама за себя. Если бы я проверила объявление, ничего подобного не произошло бы.

– Твои слова даже обсуждать смешно. – Он швырнул коробку на прилавок. – Нет! Буду обсуждать, потому что это должно быть сказано кем-то вслух! Он взрослый человек, Джордан. Если он не справляется с этим бизнесом или ему не позволяет здоровье – он должен отойти от дел. Что случится, когда он уйдет на покой? Ты так же будешь делать все сама. У тебя никогда не найдется времени для себя. Ты это понимаешь?

– У меня нет времени на то… чтобы кувыркаться с тобой в траве. Это не значит, что у меня совсем нет времени для себя. Моя жизнь здесь. И мне она нравится.

Он сделал к ней шаг.

– Я вижу. Она тебе так нравится, что ты потеряла пять фунтов. – Его рука обвилась вокруг ее талии, и он застонал. – Что происходит с моей Валькирией? Она тает у меня на глазах.

Она молча покачала головой и попыталась высвободиться.

Он взял ее лицо в ладони, привлекая к своему. Провел пальцами по щекам.

– Твои глаза… такие пустые, затуманенные. Они больше не голубые и не серые. Нет больше тайфунов, нет больше вулканов, нет больше огня – лишь мука и усталость. Джордан, взгляни на себя со стороны. Забудь на минутку о «Роге изобилия». Подумай о том, что может стать частью твоей жизни – кроме магазина.

– Ты имеешь в виду себя, – сказала она. – Забудь об этом! Именно ты виноват в том, что я допустила этот хаос!

Он застыл, глаза его стали колючими и холодными.

– Что ты такое говоришь?

Она дрожала в его руках, слишком взвинченная и уставшая, чтобы выбирать выражения.

– Я была настолько увлечена тобой, что забыла о своей работе и о своей семье – хуже, я забыла о «Роге изобилия»! Я бы обязательно проверила это объявление, если бы не была так занята игрой в любовь с викингом.

– Ты сама не веришь в то, что сейчас говоришь!

– Очень даже верю. Ты прав. Я не могу совместить «Рог изобилия» и личную жизнь. Во всяком случае, не сейчас.

– И это значит?..

– Это значит, что от чего-то придется отказаться.

– Тогда выбирай. – Он произнес эти слова совершенно бесстрастно, и оттого они прозвучали еще более угрожающе.

Она вскинула подбородок.

– Прекрасно, я и выбираю. Я выбираю «Рог изобилия». – Ей казалось, что сейчас у нее разорвется сердце. Но семья должна быть на первом месте. «Рог изобилия» должен быть на первом месте. – Не приходи завтра, – сказала она, и эти слова звучали скорее мольбой. – Дай нам время взвесить наши возможности. Дай мне немного времени.

Он подумал и неохотно кивнул.

– Хорошо. – Он снова заглянул ей в глаза. – Но я подожду только до понедельника. В понедельник мы должны все решить.

Джордан пережила субботний день. С трудом. Без физической и моральной поддержки Райнера было невыносимо. На одном лишь упрямстве она продержалась до того мгновения, когда ушел последний покупатель. После этого забрала мизерную сумму из касс, закрыла магазин и поплелась домой.

Ей необходимо положить деньги в банк, уговаривала она себя. Держать их дома небезопасно. Зевая до умопомрачения, она засунула под подушку сумку с деньгами, чеками, упала сверху и заснула прежде, чем успела закрыть глаза.

Джордан проснулась в час дня в воскресенье. Дяди Клетеса нигде не было видно. Она сбегала в банк, а потом отправилась в магазин. Не давая себе времени на раздумья о катастрофе, которая ее ожидает, она принялась за уборку.

Потом долго бродила по залу, не зная, к чему бы еще приложить руки. Ей просто необходимо было чем-то заняться, чтобы избавиться от внутреннего напряжения. Вдруг она просветлела лицом. А что, если доставить себе удовольствие и пройтись по другим магазинам в их районе – сравнить цены и качество продуктов? Это составляло часть ее работы и всегда нравилось ей. Она быстро закрыла за собой дверь и направилась в конец квартала – в государственный супермаркет.

Очень скоро горечь внутри ее растаяла. Она рассмотрела абсолютно все и пришла к выводу, что «Рог изобилия» гораздо лучше. Естественно. В тот момент, когда она уже собралась уходить, она заметила Сета, студента, который всегда покупал продукты у нее, – ее «личная забота», как она любила его называть.

Джордан улыбнулась и собралась было подойти к нему, как вдруг заметила, что его тележка доверху наполнена фруктами и овощами. Ее улыбка исчезла. Минуточку. Что он делает? Он же не сможет за это заплатить. Он же нищий студент, который вынужден покупать продукты в «Роге изобилия» в кредит. Ему всегда требовалась поддержка – ее поддержка. Она озадаченно нахмурилась.

Из-за ее спины в эту минуту вышел продавец с тележкой капусты. Джордан наклонила голову, делая вид, что ее весьма интересует прилавок с яблоками.

– Здорово, Сет! – сказал продавец по-дружески. – Сегодня не в «Роге изобилия» покупаешь?

Сет покачал головой.

– Они закрыты. Кроме того, нужно быть осторожным. Если мой долг слишком вырастет, придется платить!

Продавец рассмеялся.

– Вот почему мы не отпускаем в кредит. В конце концов, бизнес есть бизнес!

Джордан остолбенела, не в силах поверить в то, что сейчас услышала. Ее самый преданный покупатель оказался вовсе даже не преданным! Он ее использовал, злоупотреблял ее щедростью, именно так, как и предполагали Мишель и Райнер. Он покупал в «Роге изобилия» совсем не потому, что это такой замечательный магазин. Он покупал там потому, что она никогда не заставляла его платить! Насколько же слепой она была!

Бизнес есть бизнес, сказал продавец. И он прав. «Рог изобилия», который воспринимался ею как член семьи, – это всего лишь бизнес. Ее родители, ее предки совсем не хотели, чтобы она пожертвовала ради магазина своей жизнью. И сами они жили не только ради магазина, как она раньше думала. Иначе бы память о них не жила в ней. Последние десять лет она ставила бизнес выше всего остального в жизни – даже выше собственного счастья.

Даже выше Райнера.

Больше этого не будет, решила она раз и навсегда. Она отказывается оставаться слепой. Она хочет получить от жизни больше, чем только магазин. Она хочет любви, семейного счастья. А больше всего она хочет Райнера. И не намерена терять его. Если придется выбирать, «Рог изобилия» потерпит поражение. Довольно.

Следовательно, ей нужно принять кое-какие решения относительно будущего. Она вспомнила о просьбе Райнера – забыть на минутку о магазине и подумать о том, что может стать частью ее жизни. Райнер был прав.

Как будто тяжелый груз свалился с нее. Райнер сразу увидел, что «Рог изобилия» жерновом висит у нее на шее. Но она так давно несла эту ответственность, что просто не представляла себе свободы. До сегодняшнего дня. Если она потеряет магазин, ее жизнь не закончится. Она найдет чем заняться. Она улыбнулась. Уж конечно, найдет.

Покинув супермаркет, она возвратилась домой. В доме было темно и пусто. Где же дядя Клетес? В желудке заныло от голода, и она отправилась на кухню перекусить. Там она нашла записку:

Мне кое-что нужно сделать. Не волнуйся о магазине, я обо всем позабочусь. Разбуди меня завтра, прежде чем уедешь на рынок. Я люблю тебя.

Д. К.

– Я тоже люблю тебя, – прошептала она. – И тебе не нужно беспокоиться. Это я позабочусь о тебе. И всегда буду заботиться.

На следующее утро Джордан украдкой заглянула в комнату дяди – он спал и казался жутко измученным. Решив его не будить, она тихонько прикрыла дверь. Поговорят после рынка. Этим утром в «Роге изобилия» будет куда как спокойней.

Она вышла из дома в прекрасном настроении, воодушевленная вчерашними решениями. Рассвет этого августовского дня был умиротворяющ и свеж, птицы звонко перекликались в чистом воздухе. Она запрыгнула в кабину и направилась по своему привычному маршруту. Райнер упоминал понедельник как предельный срок. Может, он встретит ее на рынке Константина? Эта мысль согрела ее. Она нажала на газ.

33
{"b":"103221","o":1}