ЛитМир - Электронная Библиотека

Если раньше она подозревала, что весь рынок – покупатели, продавцы и рабочие – следит за ними, то теперь в этом не было сомнения. Шум и крики, обычно не смолкающие в таком оживленном месте, внезапно прекратились. Грузчики, как правило без передышки таскающие ящики, сбились в кучки и затаив дыхание смотрели на спорщиков. Над рынком повисла мертвая тишина.

Вся собравшись, Джордан достала из правого кармана монетку и отработанным жестом запустила ее высоко над головой. Множество глаз следили за монетой, кувыркавшейся в ярком утреннем свете. Наконец она звякнула, пару раз перевернулась и замерла на цементном полу.

– Орел, – объявила Джордан невозмутимо, словно другого и не ожидала.

Райнер приподнял бровь.

– Мои поздравления. Думаю, я проиграл впервые в жизни. – Он сдвинул брови. – Нет, я уверен, что проиграл впервые в жизни. – Складка между бровями стала глубже. – Но не уверен, что мне это нравится.

Джордан улыбнулась.

– Привыкайте, мистер Торсен. Я могу быть весьма изобретательной, когда требуется. – Она с деланным безразличием наклонилась, подняла монетку и положила обратно в карман. Потом сунула в рот розовые пальчики и издала пронзительный свист. Как по мановению волшебной палочки, появился Терри. – Будьте добры, поставьте мои бананы в грузовик, Терри, – хриплым голосом приказала Джордан. Взглянув на Райнера, она снова улыбнулась. – Приятно иметь с вами дело, мистер Торсен. – Она чуть поколебалась. – Ведь мы завершили наши дела, не так ли?

Он скрестил руки на груди и отрицательно покачал головой, глядя на нее сквозь прищур глаз.

– Не совсем. Но это подождет, мисс Робертс. Это подождет. – Он протянул огромную мозолистую ладонь. – До следующего раза.

Поколебавшись лишь мгновение, она просунула свою ладошку в его лапищу. Мужское пожатие было таким же уверенным и сильным, как и он сам. Он усилил хватку, не давая ей вырваться. Глаза ее расширились, встретившись с его взглядом, и она с трудом удержалась от дрожи. Она не ошибалась в яростной решимости, написанной на его лице.

– Я привык получать то, что хочу, мисс Робертс. Вы хорошо сделаете, если запомните это.

Не доверяя своему голосу, она лишь кивнула в ответ. Очень осторожно вытянула ладонь и направилась назад через весь рынок. Обратный путь показался ей еще длиннее, и она была уверена, что все глаза обращены на нее. Джордан дотронулась до монетки с двумя решками. Интересно, скоро ли Торсен узнает, что она его провела?

Она вернулась в свой конец рынка, и Терри засеменил к ней.

– Вы знаете, кто это? – вопросил он нервным шепотом.

– Да.

– И вы все равно провернули этот свой фокус с двусторонней монетой?

Она обернулась к нему.

– Эти бананы принадлежали мне. Я вам сказала, что получу их тем или иным способом. К сожалению, пришлось воспользоваться иным. – Она внимательно посмотрела на продавца, не скрывая тревоги: – Вы думаете, Марко расскажет ему, что я сделала?

Терри покачал головой.

– Вряд ли. Он работал у Торсенов, поэтому расположен к ним. Но вас он обожает. Мы все вас обожаем. Если кто-то и расскажет Торсену, то разве что мистер Константин. Если он что-нибудь пронюхает, то непременно проболтается, сочтя это за шутку.

– Этот Торсен чокнутый.

– Вы правы. – Терри наклонился к ней и снизил голос до шепота. – Я надеялся избежать стычки с ним, хотел, чтобы вы забыли об этих бананах. Ну, теперь уже поздно об этом говорить. Вам лучше знать, Джордан, – Торсены всегда закупали продукты с рынков поближе к Боуинг-Филд. Теперь, как я слышал, Марко уговорил их попробовать закупать и у нас. Вы понимаете, что это значит, да?

– Еще одна стычка завтра?

– И это, и кое-что еще. – Выражение его лица стало необычайно серьезным. – Торсен покупает много, по-настоящему много – и всегда получает то, что хочет. Если он все же решит покупать у Константина, он наймет здесь пару продавцов, которые будут крутиться под ногами и перекупать все самое лучшее. А главное, он станет платить, как платят все, кроме вас, – звонкой монетой. Никакого кредита, вроде того, что босс захотел предоставить «Рогу изобилия». А это куча баксов.

– Ник, должно быть, скачет от радости, – пробормотала она.

– Ну, слезами-то он точно не обливается. Сейчас мистеру Константину ваш милый фокус может показаться даже забавным. Но если из-за него он потеряет хоть малейшую прибыль, вы окажетесь без своего приятного преимущества – как бы близки вы ни были с его дочерью.

– Это нечестно! – запротестовала она. – Мы с Андреа никогда не смешивали бизнес и дружбу. У «Рога изобилия» здесь кредит потому, что мы не рискуем, а не из-за личных привязанностей.

Но волнение ее усилилось. Ей все это не нравилось. Ник Константин – очень жесткий делец. Если Торсен решит навредить ей, то Ник может вполне взять сторону денег – и прощай десять лет сотрудничества.

Ее губы сжались. Она пока еще не разбита. На самом деле она еще и не начинала бороться.

– Возможно, я играю и не в высшей лиге, как Торсены, но на «Рог изобилия» так просто не наплюешь.

Терри вздохнул, с сомнением качая головой.

– Он же будет сравнивать с Торсенами. Чтобы заполучить их к себе, старик и собственную дочь продаст. Черт, да он ее подарит. Так что не говорите, что я вас не предупреждал.

Джордан возбужденно выдохнула:

– Буду считать себя предупрежденной надлежащим образом.

Она взглянула через плечо в самый дальний конец рынка. Викинг был все еще там, неподвижно стоял, не отрывая от нее глаз, скрестив на груди загорелые руки. И яснее ясного, как будто он крикнул эти слова ей прямо в лицо, она поняла, что их дело – каким бы оно ни было – далеко не завершено.

Райнер смотрел, как Джордан забралась в кабину своего грузовичка и завела мотор. Она поразила его. Весьма поразила. За время их стычки он не заметил никакой вулканической деятельности, но его это не расстроило. Когда она обнаружит, чего он хочет на самом деле, извержение не заставит себя ждать, можно поклясться.

Чертовски жаль, правда. Джордан Робертс привела его в восхищение. Он угадывал тонкую натуру за холодными вызывающими глазами редкостного серо-синего оттенка. Он обнаружил, что лицо ее не просто красиво, в нем отражалось все богатство характера. Круглый подбородок и темные брови вразлет предполагали решительность. Высокие скулы и четко очерченные губы намекали на внутреннюю силу духа, которой не хватало большинству из знакомых ему женщин. Даже жест, каким она пригладила свои непокорные черные волосы, предупреждал о ее воле.

Он в задумчивости потер переносицу. Черный бархат поверх стали. Интригующая особа. Освещает то, что она желает показать в себе, – но и выдает то, чего она показывать не желает. Выдает, пожалуй, даже больше, чем ей бы понравилось.

– Исходя из ее реакции на эти бананы, – произнес он, поворачиваясь к Марко, – прямо страшно подумать, как она поступит, когда узнает, что я хочу получить «Рог изобилия». Должен признать, держать себя в руках она умеет. Со своей монетой она сильно рисковала.

– Ты так думаешь? – пробормотал Марко, изгибая бровь.

– Да, я так думаю. – Райнер нахмурился, глядя на продавца. Потом склонил голову набок, просчитывая свои варианты. – Полагаю, у меня три выхода. Я могу выкупить «Рог изобилия», просто обойти его стороной или же конкуренцией уничтожить его. – Он ухмыльнулся. – А поскольку я в жизни не принадлежал к тем, кто обходит препятствие, если его можно разрушить, то хотя бы один вариант можно исключить сразу.

Марко заволновался.

– Не знаю. Иногда бывает лучше обойти гору, чем рыть тоннель. Это займет много времени.

Райнер и бровью не повел в ответ на его возражение.

– Тоннели делают для того, чтобы сократить путь на будущее. К тому же этот путь чище. «Рогу изобилия» конец, так или иначе. И лучше не продлевать агонию. – Придя к такому решению, он с удовлетворением кивнул. – Что ж, мисс Робертс. Вы получили свои бананы. Но очень скоро я получу вас.

4
{"b":"103221","o":1}