ЛитМир - Электронная Библиотека

Она не стала выспрашивать у него, как он узнал, что Клетес ее дядя, и откуда ему известно об их разговоре. Ясновидение, проницательность, телепатия – похоже, этому человеку все доступно.

– А у него есть основания для страха? – только и спросила она.

Он не ответил, что само по себе уже было ответом. Черт! Почему каждый раз, когда она оказывается рядом с ним на расстоянии вытянутой руки, у нее тут же вылетает из головы, что этот человек – воплощение неприятностей? Больше она этого не забудет. Поставит ему клеймо на лбу, если понадобится, но не забудет.

Джордан решительно вскинула подбородок. Поиграли – и хватит. Пора заняться им всерьез. Но какой все-таки выбрать подход? В запасе у нее три варианта, но все они далеки от совершенства. Можно попытаться с ним пофлиртовать. Можно попробовать физическую расправу. А можно спросить в лоб, что ему, в конце концов, нужно.

Заигрывание она уже попробовала; ничего хорошего из этого не вышло. Впрочем, во флирте она никогда и не была сильна. Оплеухой, даже если допустить, что она у нее получится, ничего не выяснишь. Значит, выбор ее вариантов значительно сузился. Вплоть до одного-единственного. Тем не менее заставить этого человека пойти на откровенность казалось ей делом безнадежным, самым нелепым изо всех ее вариантов.

Может быть, просто попросить?

– Не могли бы вы сказать мне, прежде чем уйти, что вам нужно? – спросила она – так тихо, что получился скорее даже не шепот, а вздох. Ей никогда не удавались просьбы.

И тогда он улыбнулся своей знаменитой улыбкой викинга, улыбкой, которая означала «я-всегда-выигрываю-несмотря-ни-на-что».

– Мне нужно совсем немного, – мягко сказал он. – Только ваш магазин.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Райнер склонился над ней, дотронулся пальцем до ее щеки.

– Ваши глаза из синих стали серыми, – дружелюбно сообщил он. – Это что-то означает?

Джордан отпрянула от него.

– Считайте это предупреждением о надвигающейся грозе и стойте спокойно.

– Вот как? – Он приподнял бровь. – Значит, мне следует ожидать тайфуна, а не извержения вулкана?

– Незачем примешивать к нашему разговору природные стихии! – набросилась она на него, как тигрица, защищающая своего детеныша. – Вы что, с ума сошли? Приходите в мой магазин, беспокоите моих покупателей, переворачиваете вверх дном прилавки, развязно швыряетесь угрозами и предупреждениями, а потом с откровенной наглостью заявляете, что вам нужен мой магазин?

– Вашего дяди, – мягко вставил он.

– Что?!

– Магазин вашего дяди, – повторил он.

Он сделал шаг к ней, потом еще один, когда она поспешно отступила. Смешно испытывать такой ужас в переполненном людьми магазине. И все-таки она дрожала от ужаса. Что-то в его уверенном взгляде и целеустремленной походке напоминало ей о преследующем жертву хищнике. Он теснил ее к металлическому контейнеру с арбузами.

– Что вы делаете? – выдохнула она.

– Позвольте внести некоторую ясность. К вашему сведению, я не беспокоил ваших покупателей, я показал вам, как нужно обращаться с не очень любезным посетителем.

– Благодарю, – пробормотала она. – В следующий раз я буду увиваться за миссис Свенсон так же, как и вы, хотя сомневаюсь, что достигну таких же результатов.

Он ухмыльнулся.

– Меня бы огорчило, если бы вам это удалось. Но продолжим. Если я и испортил вам пару витрин, отнесите это за счет неодолимой тяги дотрагиваться до вещей, которые мне нравятся. В вашем магазине у меня было много таких соблазнов. – Полный значения взгляд обласкал ее. – Радуйтесь, что я ограничился овощами.

– Мои поздравления. Возьмите малинку. Его глаза посуровели.

– Идем дальше. Я никогда не швыряюсь угрозами или предупреждениями, ни развязно, ни каклибо иначе. Я даю обещания. И всегда их выполняю.

– Так же, как вы всегда получаете то, что хотите? – поддела она его. Что за бес в нее вселился? Почему бы ей не помолчать? Должно быть, это инстинкт самоуничтожения тянет ее за язык, неумолимо укорачивая ей жизнь.

Он сделал еще один шаг вперед, теперь полностью прижав ее к контейнеру.

– Я так рад, что мы понимаем друг друга. Пришлось ей ускользнуть от него в единственно доступном направлении – прямо в груду арбузов. Она не только чувствовала себя нелепо, столь же нелепо она, без сомнения, и выглядела. Лавровый венок на голове не засвидетельствовал бы лучше его победу.

– Удобно? – вежливо осведомился он, склоняясь над ней.

Она стиснула зубы.

– В высшей степени.

– Хорошо. И последнее. Поправьте меня, если я не прав. Я так понял, что магазин принадлежит некоему Клетесу Робертсу, а не мисс Джордан Робертс. Мои источники информации подвели меня?

Тревога и смятение обуяли ее.

– Как вы об этом узнали?

– Это что, секрет? Она покачала головой.

– Разумеется, нет, но…

– Следовательно, любые деловые переговоры относительно «Рога изобилия» мне нужно вести с ним, а вовсе не с дерзким, язвительным наемным работником, превышающим свои полномочия по защите собственности.

Превышающим свои полномочия?.. Конечно, она будет защищать свою собственность! Все ее предки взывают к этому. Страх уступил место ярости. Она уперлась ладонями ему в грудь и изо всех сил оттолкнула. Он и не пошевелился. Она уставилась на него, одновременно удивленная и разъяренная. Ничего себе. Этот человек как будто из камня сделан – и такой же твердокаменный. Что ж, и камни обтачивают. Она, конечно, не Микеланджело, но ей будет приятно отколоть хороший кусок.

– Послушайте, мистер Торсен. Этот магазин – семейный бизнес. Любые решения, касающиеся магазина, принимаются всей семьей. Так что нравится вам это или нет, но придется иметь дело со мной. Таковы факты. Примите их – или убирайтесь с дороги.

– Извержения, тайфуны, а теперь еще и языки пламени. Мне это нравится, – пробормотал он.

Джордан гневно уставилась на него. У этого парня явно крыша поехала.

– А пока уберите-ка свой корпус, иначе вместо рогов на вашей замечательной голове викинга будет красоваться арбуз!

На мгновение она решила, что зашла слишком далеко. Глаза его сузились, зеленые и холодные как Ледовитый океан. Потом из глубины груди начал подниматься рокот, постепенно набирая силу. Откинув голову назад, он хохотал, и раскаты этого смеха, глубокого и заразительного, заставляли оборачиваться всех вокруг.

– Да! Теперь я понял! – сказал он. Взяв ее за подбородок, он приподнял ей голову, не давая вырваться. – Итак, вы – Валькирия. Я должен был догадаться.

– Это еще кто? – подозрительно спросила она. Уголки его рта изогнула улыбка.

– Воинственная девушка. Согласно древней скандинавской легенде, валькирии уносили поверженных героев в Валгаллу. Вам этого хочется? Убрать меня?

– И зашвырнуть вас куда-нибудь в мифические края? Для меня это было бы огромным удовольствием!

– Для меня тоже, – заверил он ее. – С вами вместе я отправился бы хоть в Валгаллу. Но сначала мне необходимо сразиться в битве – и победить. Так что вводите меня в игру, делайте ваши ставки – и приготовьтесь к проигрышу.

С этими словами он отступил назад, а Джордан перевела дух – кажется, первый раз за много часов. Подбородок горел от его прикосновения, а внутри у нее бурлила ярость. Ярость пополам со смущением. Вспомнились его пальцы, поглаживающие спелые красные помидоры, и от этого воспоминания гнев ее стих, а смущение усилилось. Она тогда не ошиблась. У него в самом деле изысканные жесты…

Она постаралась снова вызвать в себе гнев, опасаясь странных чувств, охвативших ее. Его ведь ничего в таком роде не интересует. Он хочет гораздо большего – того, за что она будет бороться кулаками, зубами и ногтями, лишь бы не отдать ему.

– Мне кажется, вам нужно уйти, – тихо сказала она.

– А мне кажется, нам нужно найти вашего дядю и поговорить по-деловому. Где он прячется?

Она спрыгнула с арбузов.

– У вас чересчур напористая манера для бизнеса. Возьму на себя смелость утверждать, что ваше семейное дело процветает вопреки вам, а не благодаря.

9
{"b":"103221","o":1}