ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лечение простуды народными средствами
Секс без правил
Сладости без сахара. Пирожные, торты, печенье, конфеты
Озорная классика для взрослых
Сласти-мордасти. Потрясающие истории любви и восхитительные рецепты сладкой выпечки
Ребенок в тебе должен обрести дом. Вернуться в детство, чтобы исправить взрослые ошибки
10 аргументов удалить все свои аккаунты в социальных сетях
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Заботливый санитар
A
A

В общем, храбрая дурочка решила стать в одиночку спасительницей деревни и тем самым заслужить особую любовь родных, вытеснив в их сердце братика. Я не знала, плакать мне или смеяться. Ребенок, девочка, в одиночку собралась совершить настоящий подвиг: напасть на разбойничье гнездо — и все это ради пары теплых слов и второй порции сладостей! Что же из нее со временем вырастет? А будь это мальчишка, что бы выросло?

Что из нее вырастет?.. Вырастет. А вырастет ли? Может быть, уже слишком поздно…

В сказку о буке я не верила нисколько. Матери такие сочиняют, чтобы дети за околицу одни не ходили. Там могли жить Старшие или лихие люди. Если Старшие — почему жались к деревне и воровали жалкие предметы человеческого обихода? Если люди — как отпугивали собак?

Это все я изложила Тиану.

— Есть такие средства, — вспомнил он, — которые собакам нюх отшибают. Только откуда они в глухомани?..

— Ну, откуда бы ни были, это можно решить позже, — предположила я. — Идем?

Мой человек посмотрел на меня, как на полную дурочку.

— Нара, ты когда-нибудь такими делами занималась? Сталкивалась с буками, их слугами, с заброшенными домами?

— Нет, — удивилась я. — Откуда бы? Но бук не бывает, ты же понимаешь. Это воры какие-нибудь или бандиты.

— Именно, — многозначительно заметил Тиан. Он отвел меня в сторону и зашептал, следя, чтобы никто из деревенских не подслушал. — Думаешь, после слов твоего фейри эти люди захотят сами схлестнуться с бандитами?

— Моего фейри?! — взвилась я. — Это ты его нанял!

— Нара, — едва сдерживаясь, — я ведь не о фейках толкую. Я говорю про деревню. Захотят?

— Понятия не имею. — Я пожала плечами. Мне-то откуда знать?

— Тогда поверь моему опыту. Не захотят, — ядовито произнес он.

— Но Лис… — начала я.

— К фейкам Лиса! — выругался Тиан, машинально осеняя себя знаком Единого.

Я не удержалась и хихикнула. Послать фейри к фейри — ну да, логично. Но Тиан оставался серьезным.

— Если мы сейчас захотим откланяться, нас догонят и убьют, — предположила я. Вообще-то, мне не приходилось сталкиваться с таким количеством народа, а уж уговаривать своего человека идти на подвиги… Чтоб этим фейри!..

Тиан, кажется, во мне разочаровался.

— Нара, если ты ничего не можешь сказать — постой в сторонке и помолчи.

— Как помолчи?! — возмутилась я. — Я пойду с тобой.

Человек возвел глаза к небу — видимо, призывая Единого в свидетельство моей глупости.

— Если хочешь — пойдешь. Но не путайся под ногами.

Я послушно заткнулась и молчала, пока Тиан отбирал из желающих пойти с нами в лес — точнее, неохотно согласившихся — мужчин, наиболее подходящих для предстоящего действа. Вообще-то я смутно представляю себе, что тут можно сделать. Дойти до спрятанного дома, убить разбойников, найти девочку? А если ребенок не там? А если они не при чем? А если девочка уже мертва? Тиан тоже не казался уверенным, но после не самых долгих в мире препирательств набрал команду из полдюжины человек, еще троим велел взять факелы и, как и мне — не путаться под ногами. Я сделала вид, что в жизни не держала в руках горящей палки — чистая правда, между прочим! — и умудрилась остаться безо всякого задания. Подозреваю, Тиан охотно оставил бы меня в деревне, но ему надоело препираться.

Тиан

О, Единый! Ну за что мне все это?! Мало того, что на разбойников мне придется вести толпу необученных, пьяных крестьян, вооруженных вилами, так еще и Нара ни в какую не согласилась остаться. Теперь еще и о ней беспокоиться придется.

Не место в драке женщинам. Но разве ей это объяснишь?

Придется с собой брать…

Вот ведь!

Нара

Споры вспыхнули снова, когда оказалось, что никто не знает дороги, кроме Гапки. Приведший нас крестьянин и его жена встали грудью на защиту ребенка, которую злые люди хотят тащить в гнездо разбойников, причем на ночь глядя. Сама Гапка успела уверовать, что в лесу все-таки живет бука, и на ужин к той не спешила. Люди! Я бы не могла спокойно жить, зная, что из-за моего молчания подруга подвергалась дополнительной опасности и, может быть, уже мертва. С другой стороны, у меня нет подруги, и быть не может.

Тиан колебался. Он не хотел тащить с собой ребенка и не хотел шарить вслепую по чужому лесу. Остальные крестьяне разводили руками — не знают никакого лесного домика.

— Ребенок, — не выдержала я. — Никто тебя не пустит к буке, даже не проси. Опиши мне дорогу — так подробно, как только сможешь.

Гапка пустилась в путанные объяснения. Полянка, грибы, ягоды, ручеек, свернуть возле большой ели, обогнуть кривую березу…

— А, знаю! — закричал один какой-то пацаненок. — Мы там в детстве в разбойников играли! Только это пустой дом, никого нет.

Мальчик по возрасту был почти что взрослый, что не спасло его от оплеухи отца. Тоже дитя, но хотя бы не такое маленькое, как девочка. Я принялась придумывать, как бы уговорить его родителей рискнуть чадом, но Тиан меня опередил.

— Возьми факел, покажешь дорогу, — велел он тоном, не терпящим возражений. Крестьяне переглянулись. Все-таки это они нас позвали и, кроме того, Тиан говорил так, будто знал, что делает. Родители мальца заспорили, после чего отец выступил вперед.

— Тогда я тоже с вами пойду! Куда Дор, туда я, — решительно заявил он. Тиан пожал плечами.

После того, как все, вроде, было согласованно, мы потратили еще уйму времени на то, чтобы дать отобранным спутникам найти подходящее оружие — в основном вилы и топоры, — подобрать «самые лучшие» факелы и проститься с родными и близкими. Создавалось впечатление, что мы идем не отыскивать, может быть, вообще всего одного оголодавшего вора, а брать штурмом вражескую крепость. Но вот, наконец, мы выступили.

Тиан

Что-то было не так.

Все было не так. И то, что я веду за собой толпу, которая в реальном столкновении только помешает. И то, что Нара в опасности…

А еще я не хотел сражаться. Я боялся. Боялся того, что мне придется убить… Вновь…

Нет, умом я понимал, что ублюдок, захвативший девочку, не достоин жизни, но я не мог даже думать о том, чтобы стать его палачом.

Рукоять сабли нагрелась. Я рассеянно поглаживал ее, стараясь успокоиться, но на сердце тяжело было, хотелось развернуться и пойти обратно.

Проклятье! Ну что же такое? Сто раз в патруле ходил… Всегда готов был действовать. А сейчас трясусь. Ну какой из меня Воин?!

Может, и правда повернуть? И девочку не спасу, и людей напрасно положу…

Но нет, не могу…

Проклятый Лис!

Нара

В лесу было… как в лесу. Если преступник в своей избушке один, он, скорее всего, успеет убежать и схорониться задолго до нашего приближения. Крестьяне громко топали ногами, так же громко переговаривались и едва только не пели песни. Фляга, резко пахнущая дешевым вином, ходила по рукам, с каждым разом булькая все тише. Тиан молчал, держа руку на сабле. Как-то он все-таки странно прикасался к своему оружию… словно оно могло вдруг вспыхнуть и сжечь его. «Может быть, так оно и есть», — подумала я мрачно.

Мальчишка перепутал гнутые березы и долго оправдывался, мол, давно уже вырос из детских игр. Его почтенный родитель парами оплеух указал чаду на его истинный возраст, пообещал дома добавить ремнем, чем резко освежил память ребенка, и вскоре мы увидели переплетение ветвей, за которыми смутно темнело нечто, похожее на жилое строение.

— Вот здесь он стоял, — шепнул пацаненок. — Только этих веток тут не было.

Я подошла ближе, протиснулась между ветвями. Вряд ли здесь сможет пролезть кто-то еще — слишком узко. Бедный мой плащ, похоже, придется снова зашивать! Да, это дом. И дом жилой — в окошке горел тусклый огонек.

— Нара! — заволновался мой человек. — Куда ты полезла? А ну, живо назад!

— Тут живут люди, — сообщила я, игнорируя приказ. Что со мной может случиться?

25
{"b":"103225","o":1}