ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я слышу вас насквозь. Эффективная техника переговоров
Как я встретила вашего папу
Диковинные истории
Порочное влечение
Не работайте с м*даками. И что делать, если они вокруг вас
Первая сверхдержава. История Российского государства. Александр Благословенный и Николай Незабвенный
Князь Тьмы и я
Могила в горах
Теория невероятности. Как мечтать, чтобы сбывалось, как планировать, чтобы достигалось
A
A

Что толку жалеть о том, что было бы? Изменить прошлое никому не под силу. Приходится жить со своим выбором. Следовать ему. Делать то, что должен.

— Так что, пойдем? Эх, жаль маг не может помочь. Он бы быстро яму выкопал, а вот мы часы проковыряемся… — продолжил Кольд. Он беззастенчиво разглядывал меня, но вопросов, на удивление, не задавал. То ли знал, что означают метки — наемник вполне мог слышать о знаках Огня, — то ли просто решил не рисковать, проявляя любопытство. — Да надо бы тут пошарить, авось не все разбойники унесли, может чего ценного и найдем.

Меня передернуло, но Кольд, вроде, не заметил этого. Неужели он предложил серьезно? Мародерствовать? Да я скорее руку себе отгрызу!

— Пусть Нара покопается, пока мы этих похороним, — предложил наемник.

Рычание родилось в горле, я сжимал зубы до скрипа — так сильно, что казалось, будто они крошатся. А потом рык вырвался, пробился сквозь стиснутые зубы, обернулся змеиным шипением, гулом разъяренного пламени, сквозь которое с трудом можно было различить слова:

— Ещ-щ-ще заикнеш-ш-шься об этом: ш-ш-шкуру спущ-щ-щу! — И сам испугался этого незнакомого, угрожающего тона. Я так никогда не говорил. Не умел.

А вот Кольд лишь бровь приподнял, на мгновение мне показалось — будто его кривящиеся в изумленной ухмылке губы напоминают черный разруб. Синие глаза, обычно лучащиеся смехом, вдруг стали холодны, поблекли до снежной голубизны. Нара, с недоумением наблюдавшая за нами, вскинулась:

— Эй, прекратите!

А Кольд все так же молча, холодно глядел на меня. Не угрожающе — оценивающе. И вот в этот момент у меня язык бы не повернулся назвать его наемником. Кто бы он ни был — не простой смертный увязался за нами.

А если? Если он… Такой же, как я? Слуга Огня? Если Реи'Линэ послала за мной человека, опасаясь, что Старшего и фейри я быстро раскушу?

Но вот наваждение исчезло — будто и не было его. Кольд усмехнулся, блеснули синие глаза, он засунул руки в карманы куртки и чуть склонил голову, признавая поражение. Опасения, охватившие меня вот, секунду назад, вдруг показались смешными и нелепыми. Ну какой из этого шута шпион? А Воин? Нет, не воин он — наемник. По всему видно. А эти два пути несовместимы… Почти никогда… В наемники из-за денег подаются, а Воинам на роду написано бедняками рождаться и умирать.

— Но против того, чтобы похоронить их, ты не возражаешь? Или тебе твоя воинская честь не позволяет заниматься таким низменным делом? — издевается. А Нара за моей спиной едва слышно фыркает. Да, помнится именно в этом, пусть и другими словами, она меня обвиняла… Они с Кольдом, случайно, не родственники?

Не отвечаю. Иду к Наре и магу, открывшему глаза и хрипло попросившему воды. Я все еще надеялся, что…

— Ты просил о помощи, — жестко. — Кому я должен помочь?

— Алью… спаси… увели… — прошептал он, давясь водой, поднесенной ему Нарой. Он вцепился скрюченными бурыми пальцами ей в плечо, чтобы сесть. — Спаси… А если поздно… убей… Ты же Воин, вижу, в тебе сила есть… Я еще в начале видел, что ты… Помоги… спаси ее… Что хочешь отдам, сколько попросишь заплачу… только Алью… не дай… спаси… или хоть убей без мучений, быстро…

Он закашлялся, захрипел, сжал плечо Нары так, что она взвизгнула — синяки, небось, останутся. Потом по его телу прошла судорога и он обмяк, Нара едва успела подхватить его, прикрыть затылок, чтобы не ударился.

— У нас нет выбора, — произнесла она, глядя на затихшего мага. Он едва дышал, быстро двигались под закрытыми веками глаза. — Ты поклялся…

— Эй, вы о чем там шепчетесь? Что этот калека там выпрашивает?

— Девушку спасти просит. Ее разбойники увели с собой, — объяснил я. Алья… Я помню ее. Златокудрая красавица-хохотушка. Ее все в обозе любили… Вон, маг наш так вокруг нее и вился. Только она все шутила, словно вода сквозь пальцы уходила. Я его и невзлюбил за эту вот настойчивость, с которой он переселенку преследовал, думал, позабавиться хочет. А оно вон как! И, кстати, что я его все маг, да маг зову? Какое же у него имя? Ах да… Анатоль Щитовик…

— Эк умен, маг-то! Это что ж он думает, ради какой-то бабы незнакомой мы головы положим?! Ну, нет, я не самоубийца! — фыркнул наемник. — Тут команду в пять-шесть человек, да мага знающего — тогда можно было бы чего придумать, а так…

Я вздохнул. Кольд, в общем-то, прав. Он озвучил мои мысли, пусть и не слишком тактично… Но у него есть выбор, а вот у меня…

Проклятый фейка! Век не забуду! Удружил! А если еще окажется, что на обоз напали не случайно, а благодаря тебе — придушу. И плевать, что ты — бессмертный демон, Князь. Придушу! Сам сдохну, но тебя с собой заберу!

— У нас нет выбора, Тиан дал… обет…[15] не отказывать тем, кто попросит о помощи, — выручила меня Нара.

— А я думал, ты на голову здоровый, а оно… — Кольд оглядел меня. — Хотя вы, Воины, всегда такие… Не от мира сего… Поэтому и не доживаете до старости.

— Кто бы говорил! — огрызнулся я в ответ. — А наемники что, не так быстро умирают? И за что? За деньги! Я-то по своему пути иду, а вот ты ради чего дерешься? Чтобы заработать на пару кружек и ночку с продажной девкой?!

— Эй, вы! — вовремя вмешалась Нара, предотвращая назревающую драку. Не знаю, как Кольд, но я был готов вцепиться в саблю. — Хватит препираться! Какая теперь разница? Обет не снять, так что мы с Тианом идем за пленниками, а ты оставайся тут, посторожишь наши вещи и лошадей, заодно за больным присмотришь…

— Ни за что! — отозвался Кольд и, одновременно с ним, я возмущенно:

— Ты совсем сдурела?! Никуда ты не пойдешь! Только тебя мне и не хватало. Самому бы выжить, а еще тебя защищать!

— Я иду с тобой! — непреклонно. — Одного не пущу!

Меня передернуло. Я с надеждой глянул на Кольда, прося хоть его помочь… Ну не может же он не понимать, что не место Наре в бою! Меня она не слушает, но Кольд, вроде, нашел к моей менестрельке подход. Как ни горько признавать, ему проще с ней общаться…

— Это не обсуждается, — наконец, произнес наемник. — Твой Воин может сколько угодно рисковать головой, не указ я ему, но тебя не пущу. Надо будет — по рукам и ногам свяжу.

Она всплеснула руками и с надрывом простонала:

— Так он из-за меня обет дал! Не могу я его бросить!

Вот обсуждают, как будто меня тут нет…

— Идиот значит, раз за тебя такой обет дал, — бескомпромиссно. — А ты, дура, не ценишь. Не подумала, что, погибнув, сделаешь его жертву напрасной и никому ненужной? Сиди тут. И нечего возражать! Сиди, я сказал!

Нара покраснела, побагровела, а потом все краски схлынули с ее лица.

— Я иду с ним, — твердо. — И не смей мне указывать, что делать. Если ты — трус, не способный помочь Тиану, значит, я ему помогу!

Я застонал… Потом вздохнул. Этак можно часами препираться, но время-то идет, кто знает, что случится с девушкой за это время… Что уже с ней могло случиться? Идти надо.

Кольд и Нара самозабвенно орали друг на друга. Маг все еще пребывал в забытьи — повезло. А вот у меня уже уши горели от того, как двое спорящих меня именовали. Идиот — было самым ласковым.

Ладно, пока они ругаются, я, пожалуй, пойду…

Сабля на поясе; волосы заплести в косу, чтобы не мешались. Чем бы завязать только? Не думаю, что стоит использовать ленту. Сейчас мне необходимо выглядеть опасным. Может и наивно надеяться на это, но вдруг разбойники, узрев Воина, разбегутся?

Да-да, знаю, глупо… Но надеяться на это — все, что мне осталось. Нет, клятву я исполню. В тот момент, когда пойму, что не справлюсь — призову Огнь. Все одно — мне умирать, а так хоть не за медяк — за людей, не чужих мне, с кем из одного котла ел.

— Хотя кое-кто и не согласился бы со мной, но воевать — не женское дело! — нависнув над менестрелькой, орал Кольд. — С чем ты на разбойников собралась идти? Гитарой их по головам лупить будешь?

— Да хотя бы и гитарой! — разошлась та. Раскраснелась, глаза блестят… Красивая она все-таки. — Раз уж ты струсил, пойду я!

вернуться

15

 Обет — нерушимая клятва, скрепляемая магом. Нарушить его невозможно. Обычно обет приносят преступники, которые таким образом искупают вину. Очень редко обет приносится по собственному желанию. Обычно в обмен маги даруют клянущемуся Оружие или исполняют любую его просьбу.

44
{"b":"103225","o":1}