ЛитМир - Электронная Библиотека

Неподвижные звезды сошли со своих мест. Небесная сфера поколебалась, и светила изменили путь, и Луна прыгала по небу, как мяч в руках Высочайших. Сдавалось, гигантские демоны бьются со звездами, и гром этой битвы сотрясал землю.

Людям чудилось, что небо падает на землю, и в преданиях иных народов это время называется Эра Рухнувшего Неба. Сильнейшие ветра дули много дней, унося людей и валя леса. Выпадали дожди из горячего пепла и раскаленных камней. Моря отступали далеко к горизонту от берегов, обнажая дно, а затем приходили волны достигавшие небес. Земля трескалась, и из трещин вырывались тучи раскаленного газа. От подводных извержений кипели моря.

Города рушились, становясь грудой камня. Мощные ветры, бешеные шквалы, волны, вздымающиеся на высоту гор, опустошили берега морей и океана.

Люди метались как безумные, тщетно ища спасения. Иные пытались спрятаться внутри самых прочных строений, но те рушились, как будто были слеплены из грязи. Другие пробовали укрыться в пещерах, но рушились скалы, замуровывая их навсегда в глубине тверди. Прочие бежали в леса, но и там не было им пощады.

И еще великое бедствие пришло – не с земли, но свыше, будто разъяренные небожители решили покарать обезумевших смертных.

С неба упали огромные скалы. Гром от удара прокатился по Аргуэрлайлу несколько раз, и от эха его содрогались горы и рушились стены городов.

Моря взорвались исполинскими цунами высотой выше иных гор и ушли, смыв целые страны, оставив после себя гигантские болота – целые океаны грязи.

Во многих местах наступила ночь, длившаяся целые годы, в других – лишь сумрак и холод. Прежде плодородные области превращались в пустыни, и лишь один из ста выживал в еще недавно цветущих странах. Толпы живых скелетов пожирали друг друга.

Страх и отчаяние подвигли многих отказаться от почитания прежних богов, которых обвиняли во всем случившемся. Люди обратились к самым древним и диким верованиям, пытаясь заключить союзы с силами Тьмы и Зла в надежде, что они избавят их от бед, смилостивившись над своими слугами. Неведомым и Темным приносились обильные человеческие жертвы, сопровождавшиеся мучениями несчастных.

Жестокие культы множились, и случалось, в жертву приносили каждого третьего, чтобы спастись оставшимся двум.

Вырождалась и магия. Носители знаний были освобождены от надзора, от обязательств, которые налагались на них древними кодексами, властью, старейшинами. Страх смерти и желание защитить соплеменников оказывалось сильнее всех других чувств. Прежде запрещенное становилось разрешенным. Черное служение, допускавшееся ранее лишь в самых тяжелых случаях, теперь делалось обыденным. Расцвела некромантия и наведение порчи.

Иные чародеи, казалось, сошли с ума вместе с миром и творили такое, о чем страшатся говорить древние легенды. Ибо даже знание этого способно осквернить человеческую душу. И когда бедствия ослабили хватку на горле мира, оказалось, что лишь каждый двадцатый уцелел, из тех, кто жил прежде.

Так прекратилось прежнее время и настало новое. Сгинуло былое величие и благо без следа. Исчезло все – слава, мудрость, могущество, память, имена царей мудрецов и героев, и даже тех, кому они молились, и быть может, не зря в иных легендах говорится о том, что падение прежнего мира было отражением великой битвы между древними богами и теми, кого потом стали именовать Высочайшими.

Саэлла сглотнув, облизала пересохшие губы.

– Ты, позволишь, тун, чтобы на сегодня я закончила свой рассказ?

Потрясенный Вольновский лишь кивнул.

* * *

Аргуэрлайл. Год Синего Ветра

Месяц Звездопада, двадцать девятый день

Тело ломило… Хотелось есть… Где он и что с ним капитан не понимал. Капитан – это его так зовут? Капитан это он? Какие-то видения – страшные и неопределенные преследовали его в странном забытьи. Он не помнил их – помнил только последнее видение… и пустота. Нет – и его забыл!

Совсем память никакая, стала – а ему у всего тридцать: самый молодой майор в дивизии. Майор, дивизия…

Да – это он – капитан Станислав Станиславович Аксимов, тридцати лет, заместитель командира отдельного дивизиона самоходных гаубиц. И с ним случилось что-то пакостное! Глаза болели, но нужно было их открыть… Но черт возьми – что с ним было?? Ничего не помнит – только жуткие видения и многоголосое завывание на грани слышимости. Что за завывание он не помнит – разве лишь то, что встречаться с теми кто так воет, он бы не хотел даже сидя внутри своей САУ-122.

Так собраться и все вспомнить – они ехали в Октябрьск от Золотой Горы, через долину Урхо-Саан. Долина считалась местом безопасным – так уверяли маги и шаманы…

Он ехал на БТР-30 вместе с отделением сержанта Рената Иннулина… БТР – это машина предназначенная для передвижения солдат на поле боя. Боя… Боя? Стало быть он в Афганистане?

Нет – он в Аргуэрлайл, в мире магов!

Вот!

Серая пелена прорвалась словно рассеченная невидимым клинком, и капитан Аксимов вспомнил. Вспомнил все…

Как затормозил вдруг бронетранспортер, и сидящий за рулем ефрейтор плавно, как на экзаменах по вождению погасил скорость.

Как четкими движениями распахнув люк, выбрался наружу Иннулин.

Как сам капитан не спрашивая – что происходит, выбрался вслед за солдатами…

Еще один из них – лопоухий первогодок, неловко скользнул ногами по броне, слезая с машины, и другой боец – постарше и поопытнее, ловко подал ему руку, помогая не сверзится на землю.

А тут, на лесной дороге их уже ждали.

И капитан не удивился – все так и должно было быть.

Трое людей в черных балахонах – какие они видели на трупах жрецов Шеонакаллу (надо же – а он никак не мог выговорить имя этого треклятого бога!) в сопровождении семи или восьми воинов с обнаженными мечами на изготовку, в пластинчатых доспехах поверх кожаных курток – такие доспехи назывались в его мире «колонтарь».

Аксимов с трудом но все же открыл глаза.

Прямо перед ним стоял один из колдунов – тот, балахон которого был расшит черными жемчужинами и алмазами.

У его ног валялся седой старик в песчанке с сержантскими погонами.

Немного поодаль сидел тот самый молодой солдат, что чуть не упал с машины, и постанывая, раздирал ногтями лицо. Кровь капала на гимнастерку, впрочем уже залитую двумя темными потоками, истекавшими из пустых провалов глазниц.

– Ты силен, – с уважением смешанным впрочем с презрением (дикая смесь но именно так и было) изрек маг. Он совсем близко – капитан вполне мог бы ударить его в горбатый отвисший кадык.

Однако что-то словно пригвоздило офицера к земле. Он почувствовал, что не может сделать и шагу.

– Что за х…ня? – выматерился он смачно и громко.

В ответ раздался жуткий замогильный хохот.

Рука капитана потянулась к оружию.

Проклятье!! Его пальцы, ставшие вдруг какими-то неживыми, соскальзывают с такой привычной рукояти табельного оружия. Ну, еще, ну…

– Ну что же ты? – с издевкой молвил шаман, пощелкивая пальцами. – Почему же ты не стреляешь в меня из этого своего пи-сто-лета?

Странно, говорит по-русски совсем без акцента. А вот недавно приданный его подразделению шаман-степняк, несмотря на эти ихние «чары понимания», без переводчика двух слов связать не мог.

– Кстати, эти ваши штучки намного слабей наших метателей, – сказал чародей, ткнув пальцем в оружие Аксимова. – Но, впрочем, скоро те из вас, кто останется жив, будут делать их для нас. Мы не будем всех убивать – рабы никогда не бывают лишними…

Капитану все-таки удалось совладать с непослушным «стечкиным» и нажал спуск – сам не понял как. Хотя отдача выбила тяжелый «ствол» из руки, но пуля почти достигла цели, оцарапав колдуну висок.

– Да, из тебя получится плохой раб, – констатировал колун, даже не изменившись в лице. – Слишком горячий и непокорный. Да и вообще, ты меня рассердил. Так бы я, может, подарил вам легкую смерть, а теперь…

Он вновь защелкал пальцами.

22
{"b":"103228","o":1}