ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мун повернулся спиной к Супермену и от скуки стал прислушиваться к голосам, доносившимся из-за двери в соседнюю комнату. Кто-то заговорил по-английски. Мун пересел поближе к двери. Теперь говорил уже другой человек, причем по-испански. Дребезжащий голос, по всей вероятности, принадлежал старику. Маленькая пауза. Потом молодой женский голос снова заговорил по-английски. Мун догадался, что это переводчица.

— Я услышал какой-то не то рев, не то грохот. Думал, землетрясение… Кричу жене и детям, чтобы вставали, а сам в одних кальсонах бегу в сарай освободить ослика. И тут я вижу — прямо передо мной низвергается с неба огненная стена… Все кругом горит… я решил, что началась атомная война. Только потом узнал, что это был горящий бензин из самолета-заправщика… Помидоры тлели до самого утра… Никогда не поверил бы, что овощи могут пылать, как солома.

— Получите компенсацию. Покажите на фотографии место, где находится ваш дом… Отмечайте, майор! — Эти слова были сказаны на английском языке. Голос сразу запоминался — он был густым, приятным, вкрадчивым и повелительным одновременно. Обождав, пока переведут его слова, говорящий любезно сказал: — Кто у нас следующий, полковник Бароха?

— Донья Алиситина Села, владелица магазина табачных изделий и сувениров.

Значит, полковник находится рядом. Мун вскочил со скамейки. Почти в ту же секунду вскочил полицейский. Но Мун опередил его. Бесцеремонно толкнув дверь, он шагнул в соседнюю комнату и изумленно остановился. Перед ним был миниатюрный Панотарос. Великолепная, снятая с вертолета фотография, на которой можно было различить каждый дом, даже людей. Аэрофотоснимок занимал всю стену. За столом сидели грузный мужчина в полицейском мундире с погонами полковника и несколько военных в американской форме. У карты с красным табельным карандашом в руке застыл майор с прямым пробором черных волос. У окна стояла переводчица в форме лейтенанта военно-морского флота. Белый, накрахмаленный до блеска китель выгодно оттенял ее смуглое лицо и пушистые, покрашенные в серебряный тон волосы. Все остальное помещение занимали рассевшиеся на скамейках и стульях местные жители.

Увидев Муна, полковник Бароха-и-Пинос встал. На его тучном лице обозначились жесткие складки.

— Сюда нельзя!

— Мистер Шривер поручил мне заняться расследованием…

— Так вы знаменитый мистер Мун? Рад познакомиться! — Полковник заулыбался. — Я получил от мистера Шривера телеграмму. Зайду за вами, как только освобожусь, а пока извините… Важное совещание.

— Я живу в «Голливуде».

— Знаю, знаю, тринадцатая… До скорой встречи!

— Не вижу никаких причин для ухода мистера Муна. У нас тут нет секретов, — произнес приятный голос. — Познакомимся… Дэблдей. Ваш сосед по гостинице. Я живу в восемнадцатой.

Навстречу Муну встал худощавый мужчина. На прикрепленном поверх нагрудного кармана целлулоидном личном знаке Мун прочел: «Бригадный генерал Джереми Дэблдей». Седые, коротко остриженные волосы. Золотое пенсне. Интеллектуальное лицо. Такое изредка бывает у очень умных юристов или дельцов.

— А это мои сотрудники, — генерал представил сидевших за столом офицеров. — Майор Мэлбрич! — Стоявший у фотографии офицер в знак приветствия помахал карандашом. — Это лейтенант Росита Байрд, самая очаровательная девушка американской армии! — Молодая женщина сдержанно улыбнулась. — Вам при розысках будет необходим переводчик. Фирма «Америкэн электроникс», президентом которой я состоял до недавнего времени, была связана с мистером Шривером. Так что с удовольствием окажу любую помощь… Присаживайтесь! А теперь, полковник, можете продолжать.

Донья Села говорила еле внятно. В ее испуганных глазах словно навеки застыл ужас той ночи.

— Я живу в заднем помещении магазинчика. Сплю очень крепко. Воров мне нечего бояться, весь мой товар не стоит и тысячи песет… Меня разбудило что-то непонятное. Окно залито красным заревом… Я выскочила на улицу… Вижу, что-то падает прямо с неба. Еле успела отскочить в сторону. Это был летчик… Верхняя часть туловища с головой и руками упала прямо у моих ног, нижняя чуть поодаль… Я закричала и бросилась бежать.

— Ваш магазин пострадал? — спросил Дэблдей с любезной деловитостью.

— Нет.

— Все равно психическая травма и так далее… Получите компенсацию… Покажите, где находится ваш дом.

Женщина подошла к фотографии. Ее начало трясти. Майору Мэлбричу пришлось взять ее руку в свою и вести ею по фотографии. Место, где стоял магазин, он отметил красным кружком. Такие же кружки были рассыпаны по всей восточной части Панотароса — от гор до побережья.

— Следующий! Дон Хуан Брито, землевладелец.

Со скамейки поднялся пожилой крестьянин с одутловатым лицом. Монотонным голосом он рассказал, что живет один. Жена умерла, оба сына уехали на заработки в Швейцарию. В ту ночь он как раз вышел по нужде. Только это спасло его. Весивший несколько тонн реактивный мотор, проломив крышу, разнес в щепки жилую комнату и придавил находившихся за перегородкой овец.

— Я как раз шел домой. В тот вечер я сильно выпил, праздновал именины приятеля, — рассказывал следующий. — Когда небо запылало, я вначале подумал, что у меня началась белая горячка, — свидетель нервно рассмеялся. — И тут что-то падает на меня. Горящий парашют. Весь хмель сразу выскочил из головы… На мне стала тлеть одежда… Я катался по земле, чтобы сбить искры… Когда встал, то увидел похожую на манекен, затянутую в кожу фигуру, протягивающую ко мне руки… Я не сразу понял, что это человек. Летчик был мертв. Это было так страшно, что я даже не испугался…

Последним допрашивали рыбака Камило.

— Это было недалеко от острова Блаженного уединения. Я ловил рыбу. Всплеска не слышал. После гражданской войны, вернее после тюрьмы, в которую меня засадили за то, что я сражался против франкистов…

— Без политики, дон Камило! — резко оборвал его полковник.

— Разве я что-нибудь сказал, полковник? Я ведь не говорю, что меня били… Просто после тюрьмы я стал полуглухим. Так вот, чувствую, с сетью что-то неладно… Я уже испугался, думал, большой кальмар. Тут один американец утверждал, будто видел такое чудовище. У меня сеть-то единственная, если кальмар порвет — беда. Вытаскиваю, а в сети человек в спасательном жилете. Он был жив, даже говорил… Сказал, что началась война, сразу видать, рехнулся от страха. Я ведь немного понимаю по-английски, работал проводником у Шриверов…

— Довольно! Ваша биография нас не интересует, — прервал генерал. — Получите компенсацию. Майор Мэлбрич, отметьте место… Кто там у нас еще остался, полковник?

— Доктор Энкарно! — Полковник заглянул в список. — Он не пришел.

— Обойдемся без него. — Генерал встал и повернулся к свидетелям. — Благодарю вас!

— Можно идти? — спросил рыбак. — А то мне пора выходить в море.

— Пока да, — майор почему-то взглянул на Муна. — Всех живущих в этом районе, — майор обвел карандашом круг, заключавший в основном восточную часть Панотароса, — прошу явиться через час.

— Не вижу необходимости, — умные глаза генерала Дэблдея блеснули за стеклами пенсне. — Мистер Мун наш соотечественник, нам нечего скрывать от него… Так вот, друзья, — он обращался к местным жителям, — одна из бомб упала в восточном районе. Ничего страшного, даже если бы она взорвалась. Это учебные бомбы. Но они защищены от коррозии особым засекреченным составом. При высокой температуре, возникшей в результате сгорания ста пятидесяти тысяч литров бензина, выделились содержащиеся в составе ядовитые химические вещества… Овощи и виноград нельзя собирать. Всем, кто притрагивался к такому осколку, — генерал вынул из кармана и показал кусочек рваного сплавленного металла, — следует сжечь одежду… Само собой разумеется, вы получите компенсацию… Кроме того, советую всем жителям этого района принимать горячий душ до тех пор, пока все осколки не будут обнаружены и обезврежены.

Панотаросцы удивленно переглянулись, кто-то даже засмеялся.

— Почему они смеются? — резко спросил майор Мэлбрич.

63
{"b":"103229","o":1}