ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Клерк в белой рубашке с черным галстуком и темно-синими нарукавниками поверх белоснежного пиджака разменивал пожилой даме американские чеки на песеты. Проводив клиентку, он с деловитой любезностью обратился к Муну:

— Прошу!.. Банк Педро Хименеса совершает любые операции во всех крупных городах мира, включая покупку акций, игру на бирже и тотализаторные ставки, — угадав с безошибочным профессиональным чутьем национальность Муна, он заговорил с ним по-английски.

— Меня интересует, сколько денег осталось на счету у миссис Уны Шривер.

— Странно! — Клерк подозрительно покосился на Муна. — Совсем недавно с таким же вопросом ко мне обратился маркиз Кастельмаре. Но при всем уважении к нему, а также к вам я не имею права нарушить оказанное нам доверие.

Мун показал выданное Джошуа Шривером полномочие.

— Это не меняет положения. Абсолютная тайна вкладов — основной принцип нашего банка, — упрямо повторил клерк.

— Позвоните начальнику полиции, — потребовал Мун.

Клерк неохотно послушался. После короткого телефонного разговора с еще меньшей охотой дал нужную справку.

— Восемнадцатого марта на счету было 16747 песет.

— Вклад, довольно скромный для миллионеров.

— Это только в местном отделении. У сеньоры Шривер неограниченный кредит в нашем банке. Деньги по мере надобности переводились из Малаги.

— Мисс Гвендолин имела доверенность?

— Да.

— Она в последнее время снимала со счета крупную сумму?

— Как раз восемнадцатого марта.

— По доверенности?

— Нет. — Клерк замялся. — Дело в том, что за день до этого сеньора Шривер аннулировала ее. Сеньорита Гвендолин предъявила подписанный матерью чек. Она взяла…

— Не трудитесь. Всю сумму, не так ли?

— Действительно. Но откуда это вам известно? — недоумевал клерк.

— Покажите мне чек, — попросил Мун.

— Чеки я отсылаю в Малагу. А что такое? — встревожился клерк.

— Только то, что чек скорее всего поддельный. Позвоните мистеру Хименесу, пусть даст подпись на графологическую экспертизу.

Клерк побледнел. Кинулся было к телефону, но сдержался, вспомнив о своих обязанностях.

— До свидания, сеньор! Наш банк всегда к вашим услугам. Любые денежные операции во всех… — конец фразы наполовину заглушила захлопнувшаяся дверь.

На улице Мун замешкался, чтобы закурить сигару и поразмыслить над этим новым поворотом событий. Изнутри донесся взволнованный голос клерка, кричавшего в телефонную трубку: «Падре Антонио!» Потом голос стал невнятным, испанские фразы превратились в глухое бормотание. Но у Муна не осталось ни малейшего сомнения, что речь шла о его визите.

Потом Мун долго сидел в своей комнате, не зажигая света, обволакиваемый горьковато-сладким запахом миндаля, густым дымом сигар и целым роем навязчивых идей.

Так прошло более получаса.

Мун посмотрел на светящийся циферблат и только тогда вспомнил приглашение генерала Дэблдея. Генерал обладал в Панотаросе всей полнотой власти и мог бы существенно помочь в расследовании. Завязать с ним хорошие отношения особенно важно потому, что в начальнике местной полиции Мун инстинктивно чувствовал скорее недоброжелателя, нежели союзника. Но стоит ему получить соответствующее приказание от генерала, как он, усердный служака, расшибется в лепешку, чтобы угодить тому.

Мун принял душ и переоделся. Пока он застегивал сорочку, его преследовало какое-то неотвязное смутное воспоминание, выплывшее из подсознания, когда он стоял под леденящей струей. Оно было как-то связано с посещением военного лагеря и казалось очень важным, как любое зашифрованное послание, к которому потерян ключ. Но вспомнить так и не удалось. Помешал майор Мэлбрич, пришедший сообщить, что генерал Дэблдей ждет его.

СЕКРЕТЫ ГЕНЕРАЛА

Коктейль назывался «Манхэттенский проект». Уже после первой рюмки Мун убедился, что название весьма подходящее. По своему воздействию напиток даже превосходил первую атомную бомбу, над которой трудились выдающиеся ядерные физики, собранные в Лос-Аламосе для осуществления «Манхэттенского проекта».

Майор Мэлбрич, на которого было возложено приготовление коктейля, сам ничего не пил. Росита Байрд делала вид, что пьет, а генерал Дэблдей больше закусывал. Один Мун занимался тем, чем положено заниматься на коктейльной партии.

В открытое окно доносился говор шумной толпы, заполнившей всю центральную площадь. Испанские фразы вперемежку с английскими. Изредка вплетались отдельные французские и немецкие слова. Как и вся Испания, Панотарос начинал жить по-настоящему по вечерам. У Муна слегка гудело в ушах. То ли это был шум прибоя, то ли воздействие напитка.

Майор Мэлбрич поставил перед ним третью рюмку. Мун опрокинул ее и чуть не поперхнулся.

— Ну, как вам нравится? — спросил генерал Дэблдей.

— Отлично! Такое ощущение, будто я проглотил настоянный на спирте кайеннский перец.

— В данном случае я имел в виду Роситу. — Генерал улыбнулся. — Посмотрите на нее! Серебряное облако над белым утесом! Нечего краснеть, лейтенант! Если бы не мое официальное положение, обязывающее оказывать внимание Эвелин Роджерс… Конечно, незамужней она остается только для рекламных афиш. На самом деле она миссис Мострел. Мисс — это, если так можно сказать, ее воинское звание. Куколка в некотором роде тоже генерал. У нее тоже есть секреты, только косметические, есть адъютант, правда, не такой надежный, как мой.

Майор Мэлбрич отвернулся. Шутка генерала, видно, пришлась ему не по вкусу.

— Ну что, лейтенант, может быть, мне все-таки плюнуть на свое положение и влюбиться в вас? — Генерал подмигнул.

— Вы слишком много выпили, генерал, — Росита сдержанно улыбнулась. — Мисс Роджерс не простила бы мне этого.

— Не преувеличивайте. Во-первых, я выпил всего полторы рюмки, во-вторых, очаровательной Эвелин мои ухаживания нужны только для популярности. Она без ума от своего Рамиро.

Черные глаза Роситы блеснули подобно вспышке магния. Она отошла к окну.

— Высматриваете своих кавалеров? — Генерал добродушно улыбнулся и, повернувшись к Муну, пояснил: — Лейтенант служит на военно-морской базе в Роте. Я, признаться, не сразу понял, почему такая красивая девушка так охотно согласилась перебраться в эту дыру. Думал, что покорил ее своими хорошими манерами.

— А теперь понимаете? — Росита спросила полукокетливым тоном, за которым, как показалось Муну, скрывалась тревога.

— Разумеется! Женский инстинкт подсказал вам, что все ваши поклонники будут передислоцированы в Панотарос. За один сегодняшний день прибыло пятьсот моряков. Готов поспорить, что из-за Роситы они не заметят даже Куколку Роджерс.

— И водолазы тоже? Я полагал, что у них бывают романы с русалками, — пошутил Мун.

— Водолазы? — Росита удивилась. — Почему вы думаете, что с нашей базы прибыли водолазы? Ничего подобного…

— Вы просто не в курсе, лейтенант, — поправил майор Мэлбрич. — Мистер Мун видел снаряжение, оно прибыло сегодня, а люди будут завтра.

— Да, да! — быстро подтвердил генерал. — Это идея майора — искать шифр в морских пучинах.

— Извините, генерал, это была ваша идея, — вежливо поправил майор. — Вы просто забыли.

— Возможно, — генерал Дэблдей поморщился. — Но с вашей стороны, майор, не очень воспитанно напоминать мне о моем старческом склерозе. — Он рассмеялся и, словно желая перевести все в шутку, добавил: — Между прочим, я даже забыл, какие гости еще должны прийти.

— Мисс Эвелин Роджерс, мистер Рамиро Вилья… — по-военному четко доложил майор.

— Я начинаю верить, что забывчивость стала характерной чертой для руководящих офицеров. — Мун насмешливо улыбнулся. — Сначала майор Мэлбрич поразил меня, а теперь и вы, генерал…

— Я? Ах да, насчет водолазов. Это простительно. Операцией по поиску шифра непосредственно руководит майор.

— Но этикетом вы. Полковник Бароха мне сегодня жаловался, что его забыли пригласить.

— Не понимаю… Лейтенант встретила полковника на улице. Он ей сказал, что придет. — Генерал обратился за подтверждением к Росите. — Вы ведь именно поэтому пришли? Полковник, правда, считает, что говорит по-английски не хуже оксфордского профессора, но, когда он начинает беседовать об искусстве, я даже с переводчиком не всегда его понимаю.

74
{"b":"103229","o":1}