ЛитМир - Электронная Библиотека

– Только быстро.

Группировка завтракала. Рамир кинул завистливый взгляд на исходящие паром миски на столах под тентом, но решил с этим повременить, сейчас имелись дела поважнее.

Умник обошел заросли лопухов и остановился возле землянки, кивнул сидевшему под кустом в обнимку с автоматом свободовцу. Тот при приближении Рамира невольно встал и отступил на пару шагов.

– Это со мной, Клещ.

– Так это ж чужой, Умник, ты че? - на худом лице Клеща отразилась недоумение.

– Этот человек выполняет для нас одно задание. - Свободовец спустился по вырезанным в земле ступенькам, щелкнул выключателем, и внутри загорелась свисающая на шнуре голая лампочка.

– Разрешение бы от капитана… - протянул Клещ, делая еще шаг назад, не в силах противиться исходящим от Рамира флюидам.

– Да хватит уже нудить! - сорвался Умник. Близость Цыгана, рядом с которым он находился почти пять минут, невыносимо тяготила его. - Говорят, свой! Иди отсюда! Завтракать… Потом доложишь, если хочешь.

Хмыкнув, Рамир спустился вслед за провожатым. Сорокаваттная лампочка освещала деревянные нары, на которых рядами лежали боеприпасы.

– Склад последним грузим, - пояснил Умник, отходя в дальний конец. - Ну, чего надо? В чем проблема? Я так понимаю, вы их не остановили? Почему? Вы взяли «ВСС», вас знают как хорошего стрелка… Что-то случилось?

Рамир пробежался взглядом по полкам.

– Зверолов, - бросил он. - Живучий, сволочь.

– А конкретнее? Вы имейте в виду - время не терпит. Если они дойдут до Крепости…

– Не дойдут, - перебил Цыган, изучая стеллажи. - Мне был знак свыше. «КПМ» есть?

– Ну, в принципе, где-то лежали кассеты с «ПФМ-1С», должна и машинка найтись. - Нагнувшись, Умник сосредоточенно осмотрел нижние полки слева. Сдвинул коробки с патронами, с натугой вытянул длинный ящик, открыл крышку. - Сколько вам может понадобиться? Боюсь, мне еще придется говорить с капитаном на эту тему…

– Не мои проблемы, - ухмыльнулся Рамир. При виде металлического стакана КСФ, набитого противопехотными минами, у него поднялось настроение. - Давай две. И подрывную машинку.

Умник вытащил нейлоновую черную сумку.

– Возьмите, Рамир, и убирайтесь. Какого черта вы вообще в лагерь приперлись? Сбросили бы мне на ПДА список, я бы доставил куда надо… - Он протянул Цыгану сумку с «КПМ» и кивнул на выход. Рамир перекинул лямку через плечо, отодвинул свободовца и сказал:

– А теперь поглядим, что у вас тут еще интересного есть…

* * *

Лесник разбудил Настьку около полудня. Позволив лишь ополоснуть лицо, подвел к столу, где лежала карта.

– Сюда гляди. Чтобы короче к твоей деревне выйти, надо это место миновать, - сталкер показал узкую полосу земли между двумя темными пятнами. - Слева Свалка, справа Темная долина, через них тяжело и долго. Во всяком случае, с тобой, - добавил он и почесал бороду, хмуря брови. - Если тебя преследуют, они скорее попытаются перехватить нас до этого байрака или на нем, потому что потом уже местность неспокойная пойдет, да и до Могильника недалеко. Если это какой-то нанятый сталкер, без личного в тебе интересу, он так и сделает. Надо подумать, как его обдурить…

Настька откинула с лица прядь тонких ломких волос, постучала пальцем по карте:

– Почему обязательно здесь идти? Раз они нас там будут… перехватывать, - девочка сглотнула. - Зона эта ва ша… Прямо дикие земли, а вы, сталкеры, дикари настоящие! Человека ни за что убивать…

– Глупая ты, - сказал Лесник. - Ничего тут не понимаешь. Не чувствуешь Зону.

– Конечно, - насупилась Настька. - Зато тебя наняли меня провожать и охранять, а не ругать. Я ценный объект.

– Объект, точно. - Лесник убрал ее руку с карты. - А не человек вовсе. Я говорю, обойти Свалку дешевле будет. А в Темную долину так просто не суются. Раз ты объект, то молчи и слушай.

Настька отодвинулась, уселась, скрестив руки на груди.

- Ну и ладно. Раз я объект…

Вытащив из-за одежды «Кровь камня», сталкер запихнул ее в мешочек на поясе, отогнув ворот, осторожно потрогал опухоль, поморщился. Артефакт, как обычно, не помог.

– Что у тебя болит?

– Не твое дело. - Он запахнул куртку, застегнул наглухо.

Из-за двери донесся слабый звук. Лесник вскочил, протянув руку к стоящей возле стола двустволке. Звук повторился - кто-то тихо скребся. Сталкер подошел к выходу, держа ружье наготове, отодвинул засов. Настька прижалась к стенке. Лесник приоткрыл дверь…

Внутрь скользнуло что-то темно-рыжее. Оно прыгнуло на стол, издав недовольное громкое «Мяу!».

– Ой, кот! - радостно воскликнула Настька, вытягивая руки.

– Не трожь, укусит, - предупредил Лесник. Высунув голову, он огляделся и опять закрыл дверь. - Это Кот.

– Я вижу, что не хомяк. - Настька сграбастала серого с черными и рыжими пятнами зверя в объятья, потерлась лицом об усатую морду. На ушах у кота торчали растрепанные кисточки. - Какой классный… Это твой приятель, о котором ты вчера говорил?

– Зовут его так, - хмуро сказал Лесник. - Кот, понятно? Пусти животное.

Настька вовсю гладила Кота, а тот, замурлыкав, улегся у нее на руке, свесив лапу и подставляя шею.

– Звери чувствуют, что я им плохого не сделаю, - возбужденно пояснила Настька. Пушистая туша зверя совершенно скрыла ее тонкую руку.

– Ишь, устроился, - хмыкнул сталкер, садясь на другой конец скамьи. - Раньше никого к себе не подпускал.

– Я животных люблю, ветеринаром стать хотела. - Настька наклонилась к Коту, что-то зажурчала ему в ухо. Тот потерся мордой о ее щеку.

– Ветеринаром - дело хорошее, - сказал Лесник, ставя ружье к стене. Теперь он смотрел на Настьку с другим выражением, не так сумрачно. - И чего ж передумала?

– Да в интернате отговорили. Чего, говорят, в Киеве ветеринаром? Выбирай нормальную профессию, менеджера там или бухгалтера. А я, может, еще и обратно передумаю. В село поеду, буду зверей лечить. Интересно это очень. И они живые, теплые. Чувствуют тебя и благодарят по-своему. Я однажды…

– Ладно, хватит болтать. - Широкими ладонями Лесник расправил карту. - Пусти зверя, говорю.

– Ему со мной хорошо, - возразила Настька. Кот и вправду не торопился убегать, разлегся и поглядывал на сталкера как бы и свысока даже. - А ты ревнуешь. Наверное, и не гладил его никогда…

– Да с чего мне нежности с ним разводить? - Лесник отвернулся. Он не раз гладил Кота и чесал его за ухом. Но тот не очень шел на руки к хозяину. Хоть сталкер и подобрал его котенком и кормил с детства, а все равно отношения у них были взаимно-условные - ты мне, я тебе. А тут девчонка какая-то…

– Ладно, надо дальше думать, - сказал наконец Лесник, наливая себе холодного чаю из чайника и вытаскивая из пакета с едой вареное яйцо. - Нас засада ждет, точно.

* * *

За лесом Рамир увидел поросший травой склон. По левую руку раскинулась огромная Свалка - груды ржавеющего под ветром и дождем металлолома. На утреннем солнце посверкивали чудом уцелевшие осколки стекла в окнах покореженной, отказавшей и просто брошенной техники. Монбланы и эвересты железа: сейфы и холодильники, автобусы и вагоны, грузовики, легковушки, подъемные краны… Кое-где среди всего этого виднелись крыши полуразрушенных построек.

А далеко справа, за Мостом - так называли иногда этот байрак, в котором редко встречались аномалии, - купалась в тумане Темная долина.

Байрак -. это маленькая низина, заросшая лиственным лесом. А Мост - потому что здесь относительно легко пройти между Свалкой и Темной долиной, минуя более опасные районы. За Мостом начиналась «глубинка» Зоны, а еще дальше к востоку лежал Могильник.

И вот теперь ему требовалось устроить здесь ловушку.

Между Свалкой и Мостом тянулся глубокий овраг. Мутанты обычно не заходили сюда, поэтому низина и считалась безопасной - насколько таковым может быть хоть какое-то место в Зоне. Темную долину от байрака ничто конкретное не отделяло, но сталкеры всегда чувствовали, где заканчивается одно и начинается другое.

18
{"b":"103231","o":1}