ЛитМир - Электронная Библиотека

Они вышли из очередной ложбины, и Настька, поравнявшись с Рамиром, взяла его за руку.

– За что же тебе такое наказание? - грустно спросила она.

– Да я вот и сам думаю, - нахмурился Цыган. Опять накатил стыд, и он отвернулся, помрачнел, говорливость его иссякла. - Ладно, Кипяток - он при смерти был, истощенный, и крыша у него поехала уже в той клетке, потому он на меня не реагировал. Страх ему мешал мое проклятие ощутить, ужас перед бюрерами и тем, что они его сожрать Должны. Но ты… удивительно все же, почему ты ничего не ощущаешь? Может, это связано как-то с тем, что ты местная? Ну, родилась здесь… Дитя Зоны. Они здесь все странные, у них бывают отклонения…

Она отдернула руку.

– Я нормальная! Я не дитя Зоны, а… а человеческое дитя!

– Да нормальные-то люди меня боятся.

– И хвоста с рогами у меня нет! Еще раз скажешь, что я странная, так я тебя… - Она подняла кулаки.

Рамир невесело рассмеялся.

– Ладно, понял. Но только в Зоне всякие странности, наоборот, к лучшему. Полезны твои особенности могут быть, непонятно разве? Слушай, я на самом деле просто поражаюсь тебе. Могильник - такое место, что никто ничего про него толком не знает. Я сам себе не верю - иду тут с тобой по этому чертову Могильнику, живой… да это кому расскажи из сталкеров - не поверят! А если у тебя способности есть, то тебе в Зоне самое место…

Девушка насупилась.

– Нет уж, я тут жить не собираюсь, как дядя Василь, - отрезала она. - Я в большом мире останусь. Вот схожу до деревни, с Боргом поговорю и тут же обратно. Интернат закончу и все-таки поступлю в ветеринарный! - Она взмахнула рукой. - Вот так, поступлю! Подумаешь, менеджеры больше получают. Зато я животных люблю. Мне нравится их лечить… - Она покраснела и опустила голову, смущенная своим порывом.

А Рамир, наоборот, побледнел. Не бывать тебе дома, не окончить школу… Что сказала бы на это Ма? Сколько усилий она приложила, чтобы цыганского оборванца вывести в люди. Старая цыганка умерла бы со стыда, если бы знала, что ее любимый внук… И ведь не деться уже никуда - Умник со своими людьми ждет, он не выпустит Цыгана из Могильника живым, если тот не приведет девушку.

Земля под ногами дрогнула - Настька пискнула, Рамир отпрыгнул, пригнувшись, широко расставил ноги. Она качнулась вновь, снизу донеслось утробное ворчание.

– Что это?! - выдохнула побледневшая девушка.

Сталкер поднял руку, показывая ей, чтоб молчала, и замер в напряженной позе. Урча и бурча, земля покачивалась, шла мелкими трещинами, трава шевелилась.

– «Брюхо», - сказал Цыган, делая осторожный шаг. - За мной иди, вперед.

– Брюхо? - обескураженно повторила Настька, неловко шагая следом. - Вправду, как по брюху идешь… И вроде, - не сдержавшись, она хихикнула, - вроде у него несварение желудка, расстройство, у этого брюха.

– Ага, смотри, чтоб у него понос не начался, - пробурчал сталкер, не видевший в ситуации ничего смешного.

Утробные звуки из-под земли стали громче, почва покачивалась и вздрагивала. Цыган шел, как моряк по палубе корабля в легкий шторм, Настька ковыляла за ним, широко расставляя полусогнутые ноги. В какой-то момент качнуло так, что она чуть не упала, ухватилась за спутника сзади и чуть не опрокинула его. Она ожидала, что Рамир сразу рассердится, как Лесник, но он лишь пробормотал:

– Осторожно, осторожно…

Что-то было с ним не так, Настька чувствовала это - новый проводник будто смущался, как если бы… как если бы ощущал себя виноватым перед ней, вдруг поняла она. Но почему, из-за чего? Ведь он, наоборот, ее спас и решил не убивать! Рамир не обманывал, она чувствовала - он не станет ее трогать…

Снизу донеслось протяжное клокотание, потом что-то громко булькнуло.

– Дядя Рамир… То есть Рамир! - позвала она, цепляясь в его ремень. - Да что же это такое?

Не оглядываясь, он пожал плечами.

– «Брюхо», так называют.

– Но что это за «Брюхо»?

– Не знаю. И никто не знает, по-моему. Это же Могильник, здесь все еще более странное, чем в Зоне вокруг. Что-то там живет в земле… Или, может, сама земля изменилась из-за аномальной энергии? Может, прямо под нами когда-то что-то закопали большое, и потом оно… оно…

– Ожило? - предположила Настька. Он вновь пожал плечами.

– Может, и не ожило в нормальном смысле, а как бы… Или вообще в другом дело. Земля ведь вся из жизни состоит, почва то есть, понимаешь? Там же сплошные червяки, бактерии, всякие эти… коловратки, жучки, микрофлора… Вот я когда-то и подумал: может, если аномальная энергия это все пропитала, то она, жизнь эта вся разрозненная, как бы слиплась, видоизменилась, ну и стала такой… - он замолчал.

– Ну? - Настька даже подпихнула Рамира в спину, так ей было интересно, что он дальше скажет.

– Ну, в общем, она стала в целом живой и как бы разумной. Вернее, с инстинктами…

– Вся… вся земля? - прошептала она.

– Не вся земля по всей Зоне, а на определенном участке. Кусок, по которому мы сейчас идем. Как бы такой… организм.

– И он может нас съесть? - заключила она. - Переварить?

– «Брюхо», в общем, не опасно. Ни разу не слышал, чтобы оно напало. Но если в этом месте остаться надолго, заснуть, то… Черт его знает, что может произойти. Может, постепенно погрузишься в почву, и она тебя… ну да, может, переварит?

Девушка поежилась, услышав о такой перспективе, и пошла быстрее, подталкивая спутника. Еще с минуту из-под ног доносилось утробное клокотание, земля перекатывалась пологими мягкими волнами, а потом все стало как обычно - они миновали район «Брюха».

– Фухх… - протянул Рамир, проводя рукой по лбу. - Говоришь, не собираешься тут жить? Мне и самому Зона поперек горла.

Он ускорил шаг, стараясь не смотреть на Настьку, чтобы не видеть ее доверчивого взгляда. Спросил:

– Так для чего ты в Бобловку идешь?

– Я не сама иду, меня ведут, - вздохнула она.

– Ну и для чего ведут?

– Не знаю.

Рамир шевельнул бровями, размышляя.

– Ну хоть разговоры ты какие-то слышала тех, кто тебя в Зону привез? Они что, ни словом не намекнули?

– Да в том-то и дело, что нет! Ты как Лесник, он тоже все выспрашивал. А я… - Настька развела руками. - Ну, не знаю я ничего, и они ничего такого не говорили. Вот просто идем в село - и все тут. А я не против, я Борга хочу увидеть.

– Это кто еще?

– Да это… - она несмело улыбнулась. - А ведь получается, что я и этого не знаю. В детстве мы дружили, он в подземельях жил, я туда спускалась, мы разговаривали. Только он невидимый, потому я и не знаю, как он выглядит. Борг, ну… Он мой друг. Единственный в жизни. Когда его вспоминаю, у меня почему-то в сердце колет. Я очень хочу его увидеть теперь, когда взрослая стала. Потому что теперь, наверное, смогу понять, кто он, разобраться. А то у меня будто тайна была в детстве, которая до сих пор тайной осталась, о которой думаю постоянно: кто такой Борг? И мне его жалко.

– Почему жалко? - спросил внимательно слушавший Рамир.

– Да потому, что он живет там, в этих подземельях, один… Сколько лет уже? Там же угрюмо так, мрачно. И он один. Я бы… я бы теперь вытащила его оттуда, помогла бы.

– Он для тебя как принц, - догадался Рамир. - А? Как этот… из «Аленького цветочка». Смотри, чтобы и Борг не оказался чудовищем.

Против обыкновения, Настька не стала возмущаться из-за такого предположения, а задумалась над ним и надолго замолчала. Они обогнули высокие заросли, поднялись по склону невысокого холма.

– Далеко нам идти? - спросила девушка. Рамир быстро покосился на нее, отвернулся…

И наткнулся взглядом на срез стволов охотничьего ружья.

– Руки! - велел Лесник, выходя из-за кустов.

* * *

– Руки, я сказал! - Лесник шагнул вперед, держа Цыгана под прицелом.

– Дядя Василь! - закричала Настька и бросилась к нему. - Ты живой! - Она обхватила его за пояс, неловко прижав голову к груди под притиснутой к плечу винтовке. Борода Лесника была всклокочена, под глазами - набухшие синие мешки, лицо бледное, глаза горят мрачно решимостью. Сталкер легко отпихнул девушку локтем. Та сделала шаг в сторону, не сводя с него сияющих глаз.

46
{"b":"103231","o":1}