ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ожог - суровый мужик, но не подлый, - откликнулся Винт из соседней комнаты. В проеме Лесник видел, как он с силой пихнул заворочавшегося Кабана в бок.

– Подъем, пожар, горим!

В дверь с крыльца вошел, заслонив широкими плечами проем, Жарик.

– Я сам сменился, - пророкотал он. - Костя за меня. Где обед?

Маркелыч кивнул на буфет, куда он отнес сковороду, банку огурцов, миску с помидорами и хлеб на газете. Пулеметчик потер ладони.

– Щас задам жару жрачке! А че мало так оставили?

– С Кабаном еще поделишься. - Винт прилег обратно на лавку. Проснувшийся долговец, сев на кровати, кулаками потер глаза. Лесник с легким удивлением глядел на него. Даже по сравнению со здоровяком пулеметчиком Кабан выглядел великаном. Он был не просто могуч - он казался неестественно, нечеловечески крупным, будто какой-то радиоактивный мутант… «А может, так и есть? - подумал Лесник. - Может, он родился в Зоне? Тут всякое случается… Хотя в «Долг» не взяли бы такого, это тебе не «Свобода»…»

– Мне жратвы дайте, - прогудел Кабан. - Я без топлива не могу.

Он боком вошел в проем, кинув на Лесника косой взгляд, обогнул стол. Две огромных спины загородили буфет, послышалось рокочущее препирательство по поводу того, как делить.

Лесник посмотрел на Маркелыча. Тот казался ему самым уравновешенным и разумным человеком в отряде.

– Куда вы идете? - спросил сталкер. - Зачем я девчонку через Могильник вел?

Маркелыч сходил в угол, принес чехол, вытащил «СВД» старой модификации, снова сел и принялся осматривать оружие.

– Так ты не знаешь? - Он поглядел на осунувшееся лицо сталкера. - Куда ж ты с нею собирался, зачем с Ожогом спорил? Может, и не стоит тебе дальше с нами?

– Мне ваш соратник сказал, что надо довести ее до этой деревни. Что все дело с Крепостью как-то связано - понятно было и так. Про Крепость я слыхал, но что оно такое - не знаю, да и никто толком не в курсе… Ну вот, может, вы только. Курильщик, уж на что мужик любопытный, и то не прознал, что за штука эта Крепость. То ли комплекс какой, то ли подземная лаборатория. Я так думаю, что последнее, но…

Винт засмеялся, хлопая себя по бедру.

– Странный ты, папаша! Видать, к черту в пекло за малолеткой готов, раз не узнал, куда идти. А тебя как наняли, через кого?

– Через Курильщика, - ответил Лесник, помедлив.

– А! Известный скопидом. Это, знаешь, была однажды история… Поймал Курильщик в Припяти золотую рыбку. Рыбка: «Курильщик?» - «Да». - «Лучше сразу зажарь».

Винт захохотал, откинув голову. Лесник на него даже не взглянул, выражение лица не изменилось. Винт ему не то чтобы не нравился - просто слегка раздражал своей болтливостью и неуместной сейчас жизнерадостностью.

Маркелыч укоризненно глянул на весельчака. Пожав плечами, отщелкнул магазин и стал заряжать патронами из цинка.

– Капитан все расскажет на инструктаже. Ну и выспросит твою барышню о чем надо. А Бритый и не мог тебе ничего особого сказать… Ну да ладненько, я наводку дам. Крепостью называют засекреченную лабораторию, это ты правду смекнул. Заброшенная она, внутрь не пробраться. То есть можно - но только на верхние этажи, а дальше… Пробовали до нас, а мы уже и не пытались. Сюда-то, видишь, с какими потерями добрались…

– Почему не пробраться?

Маркелыч оглянулся по сторонам и понизил голос:

– А потому что у Крепости хозяин есть. Так его и называют: Хозяин Крепости. И кто он такой, а вернее - что оно такое, никто не знает… Впрочем, капитан наш, может, и знает, да он никому не скажет, пока туда не придем.

– И что этот твой Хозяин делает? - спросил Лесник. - Выглядит как?

Маркелыч покрутил головой.

– Так в том-то и загвоздка, мил-человек. Если б знать, кто он да что он, - с ним бы и совладать легче было бы. Но - нет, невидимый он.

– Но что он делает? - повторил Лесник.

– Народ крошит почем зря, кто пониже спуститься решил.

– Как крошит?

– А по-всякому. Сведений мало, потому что оттуда редко кто ноги уносил. Но факт тот, что Хозяин этот…

– Борг, - перебил сталкер. - Его Боргом называют.

– Да-да, правильно, так вот Борг этот - что-то уж совсем странное. Я много о нем разговоров наслушался… Нет, не человек он, потому что невидим и как бы… Ну, как бы в воздухе парит.

– Значит, полтергейст.

– Не-е, вряд ли. Борг разговаривает, а полтергейсты дурные, только хохотать могут, да и то - не смех это, если разобраться, а просто они такой звук издают, который на человеческий смех похож. Не мутант, в общем, слишком соображает в человеческой технике. Говорят, он управляет всей электроникой лабораторного комплекса. Оборудование, двери, охрана - все на нем.

– Так, может, он из служащих, которые раньше в той лаборатории работали? - предположил сталкер. - Может, начальником охраны там был, к примеру.

Маркелыч повел плечами.

– Может и так, не знаю. Только почему он один выжил, а больше никого в Крепости не осталось? И как он там столько лет в одиночестве? Что ест? Темное дело, в общем…

Лесник подался вперед.

– Ладно, а девочка тут при чем?

– А! - кивнул Маркелыч. - Она же здешняя. Родилась и росла тут. Местные рассказали, что она по подземельям лазала и дружбу водила с Боргом. Единственная, кто туда много раз спускался и назад выходил. Ну, капитан сложил два и два и барышню твою заказал сюда доставить. Понял ты, что к чему? Она для нас навроде золотого ключика от тех лабораторий подземных…

– И вы не знаете, что там… - нахмурившись, пробормотал Лесник.

– Говорю ж тебе: про это только капитан знает, - развел руками Маркелыч. - И цель, с которой мы туда идем, - тоже только он. Капитан у нас… одержимый, ага. Ну ладненько, я собираться буду, а ты бы поспал часок, мил человек. Ожог потом не позволит медлить, идти будем быстро, никакого роздыху.

– Ты снайпер? - Лесник показал взглядом на «СВД». - Чего винтовка старая?

Маркелыч широко улыбнулся, любовно погладил оружие.

– Да вот, на складе одном откопал. Это ж еще семидесятых годов прошлого века, ага. У них стволы другие, сталь другая… Они лучше, вот что я тебе скажу. Люблю я все старое, надежное. У тебя вон тоже, гляжу, не оружейный модуль с лазером и другой ерундой, э?

Лесник покосился на двустволку, стоящую рядом у стены, и ничего не сказал. Маркелыч отошел к витринам, вытащил из-за них ящик с боеприпасом. Кабан и Жарик, толкаясь и вполголоса переругиваясь, доедали картошку. Шуршала газета, у кого-то из них в зубах громко хрустел крепкий соленый огурец.

Винт оглянулся на Маркелыча, который сосредоточенно складывал в рюкзак плоские жестяные коробки, пересел на лавку к Леснику и, нагнувшись, зачастил громким шепотом:

– Ты, дед, на Ожога не сердись, он мужик хороший. Лучший боец в лагере, а может, и во всем «Долге». Только после случая с контролером у него мозги набекрень малеха, Да ведь у кого из нас своих тараканов нет под черепушкой?

Лесник ткнул себя в щеку.

– После этого крыша съехала?

– Точно, - закивал Винт и пальцем нарисовал у себя на правой половине лица круг. - И кличкой он своей чуть ли не гордится, ну то есть обычно люди уродства такого стыдятся, а он вроде наоборот… Оно ему энергию дает, одержимость, понимаешь? Когда стали его у нас за глаза Ожогом называть, до него дошло быстро, ясное дело, он с тех пор так и сам стал представляться, мол, Ожог, прошу любить и жаловать… Дело года три назад было, контролер ему попался, толкнул его в «Жарку». Та полыхнула. Но Ожог-то волевой мужик, не удалось мутанту его целиком под контроль взять. Вырвался, однако, видишь, как его волной тепловой припечатало? А контролер смылся, и капитан с тех пор все его ищет, чтобы отомстить, да никак найти не может. Так что о контролерах при нем лучше не заговаривать - звереет, как черт. Понимаешь?

Маркелыч поднял голову от рюкзака и сказал, ни к кому конкретно не обращаясь:

– Что-то дед задерживается. Давно уж должен прийти, а все нету его. Надо поискать, а?

56
{"b":"103231","o":1}