ЛитМир - Электронная Библиотека

Пошарив в кармане на бедре, он вытащил моток бечевки. Из нагрудного кармана достал гайку. Привязал к ней бечевку, размотал. Только как кинуть? Тут и не замахнуться…

С третьей попытки гайка закрутилась вокруг троса. Рамир потянул, трос поехал к нему - и бечевка соскользнула. Он стукнул кулаком по бетону, тут же испуганно глянул через плечо. Ржавые волосы были совсем близко. И совершенно нет места для нормального замаха!

Он бросал еще четырежды, наконец бечевка зацепилась за надорванную железную жилу, из которых был сплетен трос, тогда Рамиру удалось подтащить его к себе. Он вцепился обеими руками, боясь упустить. От усилий и нервов Рамир весь покрылся потом, руки вновь дрожали. Не теряя больше времени, он соскользнул с края ниши, кинув прощальный взгляд на ржавые волосы, которым так и не достался, полез вниз на качающемся тросе. Натертые мозоли на ладонях давно лопнули и немилосердно саднили. Матерясь вполголоса, Цыган сполз до предпоследней балки, качнувшись, ухватил рюкзак. Кое-как развязал лямки, которые специально стянул так, чтобы было легко справиться с ними.

В быстро слабеющем свете фонарика он уже почти на ощупь проверил крышу кабины. Так и есть, в проржавевшем углу, где была скользкая мелкая лужица, теперь испарившаяся от взрыва, изъеденный коррозией металл погнулся и сломался в одном месте. Рамир несколько раз ударил каблуком, пробивая и расширяя дыру. Сев на корточки, достал из подсумка две последние гранаты. Пришлось слегка повозиться, пропуская бечевку под скобу-предохранитель у одной, пальцы от напряжения плохо слушались. За крепив связку на гайке морским узлом, Цыган вытащил кольцо, отпустил рычаг и кинул гранаты вниз. У него было три секунды. Он схватил трос, взлетел на нижнюю балку и распластался у стены, накрыв голову рюкзаком.

Гранаты взорвались. Лязг, скрежет металла по бетону… Крыша накренилась и одной половиной свалилась внутрь. Покореженная кабина сдвинулась с места, ее с жутким скрипом протащило по шахте, но потом, судя по звуку, сломалась какая-то стенка - кабина провалилась. Она ухнула вниз, и у Рамира на мгновение захватило дух от ощущения бездонной глубины под ним. Шахта шла дальше на многие десятки метров.

Фонарь, мигнув, погас. Цыган сморщился. Далеко внизу под ногами раздался лязг и грохот: кабина упала. То ли достигла дна, то ли опять где-то застряла…

А Рамир остался торчать в полной темноте на стене шахты.

2

Винт включил фонарь и повел им из стороны в сторону. Они попали в узкий коридор, по стенам которого тянулись кабели и собранные в пучки разноцветные провода. На каждом была крошечная маркировка. Потолок земляной, кое-где с него капала вода, на бетонном полу собирались лужицы. По стене тянулся ряд тусклых горящих круглых ламп.

– Служебный коридор, - бросил Ожог. - Надо проверить по плану.

– А давайте все эти кабели перережем? - мстительно предложил Винт, выхватывая один из ножей, висящих на ремне. Лезвие тускло блеснуло в свете фонаря.

– И останемся без электричества? - спросил Лесник.

Десантник, пожав плечами, убрал нож и погасил фонарь. Ожог встал под лампу, вытащил из нагрудного кармана план, развернул. Они отошли от пролома, но жар из коридора все равно доходил сюда.

– Куда двигаться, капитан? - спросил Жарик, топчу щийся сзади всех с «Печенегом» на плече. В коридоре было не разминуться.

– Туда, - показав направление, Ожог спрятал схему. - Кабан, первый, пошел. Винт, за ним. Потом Костя, я, Лесник, девушка. Жарик, замыкаешь.

Настька, держась за локоть Лесника, оглянулась на Жарика. С крупного грубого лица постепенно сходила краснота, хотя лоб и грудь здоровяка еще лоснились от пота. Куртка его была расстегнута, под ней - черная майка и железная цепочка с большим медальоном.

Здоровяк подмигнул ей.

– Сдрейфила, сопля? Это тебе не в куклы играть. Зря тебя Ожог сюда потащил, без тебя бы справились в три раза быстрее.

– Ах ты! - Настька задохнулась от возмущения. - Да ты просто баран без мозгов, балка чугунная!

Лесник, оглянувшись, сказал ей:

– Чего ты с ним говоришь? На дебилов внимание обращать - только время терять.

Жарик заржал, и девушка резко отвернулась, растрепанный хвост волос хлестнул ее по плечам. Чувствовала она себя неважно, в голове немного шумело, в висках стучала кровь. Настька прошептала Леснику:

– Дядя Василь, не нравится мне тут. Тогда такого не было, когда я в детстве здесь гуляла…

Лесник не ответил. Они шли уже долго - гудение «Жарки» смолкло. Шаги звучали приглушенно, эха не было. Кабели иногда разветвлялись, от них отходили новые провода и скрывались в тонких алюминиевых трубках, утопленных в бетон. Технический коридор, проложенный с небольшим уклоном вниз, несколько раз поворачивал.

– Долго идти-то? - спросил Винт, на ходу оглядываясь.

– На плане вентиляция и проводка не отмечены, - сердито отозвался Ожог.

Кабан впереди громко выругался, споткнувшись обо что-то.

– Что там? - крикнул капитан. Винт, остановившийся вслед за пулеметчиком, присел на корточки и сказал:

– Люк в полу, затворное колесо торчит.

– Открывайте.

Винт схватился за колесо и с усилием повернул Кабан, присевший по другую сторону люка, стал помогать ему. Люк был плоский, присыпан пылью, поэтому пулеметчик и не заметил его.

Они подняли крышку, со скрежетом провернув ее на петлях, уронили на пол. По коридору разлетелся гулкий звон.

– Тут лестница, капитан, - доложил Винт, включив фонарик. - Скобы в стену вбиты. Так… колодец неглубокий, метра три, внизу какое-то помещение. Освещение вроде этого, под колодцем ничего не стоит, пол кафельный. Тоже служебное, похоже…

– Ладно, лезь, - распорядился Ожог, подходя ближе. - Как спустишься, сразу в сторону. Кабан - за ним, сразу берешь помещение под прицел.

Винт лихо отсалютовал, спустив ноги в люк, слетел по лестнице, быстро перебирая руками по скобам. Пулеметчик с сомнением поглядел на узкий прямоугольник колодца.

– Капитан, я ж сюда не помещусь с пулеметом…

– Костя! - тут же позвал Ожог и прижался к стене. Подрывник, протиснувшись мимо него, сунулся в люк. Снизу донесся шлепок - Винт спрыгнул на пол. Все замерли, прислушиваясь.

– Чисто! - доложил десантник, появляясь в проеме. Костя добрался до последней скобы, замер на мгновение, повиснув на руках, спрыгнул и сразу шагнул в сторону.

– Винт, прими пулеметы, - велел Ожог. Встав на краю колодца, он протянул конец веревки с карабинчиком. Кабан, с неохотою защелкнув его на ремне «Печенега», стал осторожно спускать оружие вниз.

– Теперь твой, - Ожог обернулся к Жарику. Тот уже протискивался мимо Настьки. Оказавшись возле Лесника, он раздул грудь, прижав сталкера к стене. Лесник с невозмутимым лицом едва заметно шевельнулся - Жарик охнул и дернулся, пытаясь согнуться.

– Су-ука… - прошипел он с перекошенным лицом. Казалось, здоровяк сейчас укусит Лесника за бороду.

– Отставить! - рявкнул Ожог раздраженно. Жарик, плюнув Леснику на ботинки, передал пулемет Кабану, уже поднявшему пустую веревку.

Помещение внизу напоминало небольшой склад. Вдоль стены слева тянулись пустые металлические стеллажи, справа лежали длинные железные ящики со всяким ржавым мусором, инструментами и деталями, а на другом конце стояли два покрытых пылью строительных робота - приземистые бронированные полусферы на гусеницах и с манипуляторами. Сбоку каждого торчал узкий козырек, под ними прятался небольшой монитор с кнопками и верньерами управления. Настька оглядела все это, попрежнему пытаясь припомнить хоть что-нибудь. Нет, в детстве ей не приходилось бывать здесь…

Ожог первым делом направился к железной двери за ящиками.

– Закрыта, - бодро доложил Винт, сдвигая автомат за спину. - Проверил уже.

– Ну так открой! - рявкнул Ожог. С каждым новым препятствием раздражение его росло. - Чего встал, работай!

Десантник пошел к дверям, на ходу отстегивая кодировщик, прицепленный на боку тощего рюкзака. Основное снаряжение Винт нес в карманах и петлях своего жилета.

67
{"b":"103231","o":1}