ЛитМир - Электронная Библиотека

– Здесь проводили опыты, в результате которых человек должен был превратиться в пси-оружие, - в голосе, льющемся из динамика, не было эмоций. - В суггестивный излучатель. Представьте себе, как один такой, выйдя перед боем вперед, на расстоянии превращает солдат противника в послушных марионеток… Контролеры? Я не знаю. Было землетрясение, авария, подопытные вырвались… Был большой бой, часть сбежала, некоторые остались. Они убили персонал. Все это было так давно… прошли десятилетия, я уже плохо помню.

– Что такое пси-конвертер? - спросил Ожог.

– Излучатель. Излучатель, сконструированный здесь. Главная часть эксперимента. Конвертер создали позже, уже после того, как я… - Борг ненадолго замолчал. - Вскоре после того, как я попал сюда.

– С его помощью можно уничтожить контролеров? Всех контролеров Зоны?

– Да, вероятно. Я мало интересуюсь тем, что происходит вне комплекса. Контролеров там много? Они расплодились? И откуда ты знаешь про конвертер?

– К нам попал один из ученых, когда-то работавших здесь, - сказал капитан. - Глубокий старик, к тому же сумасшедший. Он все твердил про подземелья и особую машину, импульс излучения которой, накрыв Зону, уничтожит контролеров. Он ненавидел их и одновременно любил. Странный человек.

– Это возможно, - согласился Борг. - При определенной калибровке волновой резонанс может полностью расстроить жизнедеятельность определенного вида живых организмов. Надо только провести тонкую настройку, чтобы импульс затронул только их.

– Ну так где он? - спросил Ожог. - Где конвертер? Борг посмотрел на него из своего саркофага и сказал:

– Здесь. Это я.

– Ты?! - поразилась Настька.

– Точнее, я усилитель, без которого конвертер действует лишь на очень ограниченном пространстве. Нейроны моего мозга использовали как естественный каскадный ретранслятор.

Ожог нахмурился, приглядываясь к саркофагу.

– И как тебя включать?

– Я сам делаю это, - донеслось из динамика. - Но я не уверен, что…

Цыган выступил вперед, склонившись над стеклом, сказал:

– Эй, приятель, а как насчет того, чтобы снять мое проклятие? Протестируем твою штуку?

– Проклятие? - повторил Борг. - О чем ты говоришь?

– Я убил контролера, но он успел… ну, проклясть меня. Теперь у меня аура, которая отпугивает людей. Вызывает омерзение и… - Рамир развел руками, не зная, как объяснить.

– Интересно, - сказал Борг, подумав. - Возможно, какой-то вид биоизлучения… Да, наверное, я бы мог погасить его. Видишь кабинку возле терминала? Стань в нее, я просканирую тебя.

– Ты не тем занимаешься! - Ожог положил руку на пояс, но не нашел там кобуру. Цыган усмехнулся, пятясь к будке с прозрачными стенками. От нее к терминалу и саркофагу тянулись провода.

– Командир, убить его? - прогудел Кабан. - Меня, блин, тошнит от этой рожи! - Великан покраснел, на лбу выступил пот. Ожог тоже смотрел на Цыгана с отвращением: проклятие контролера действовало на них.

– Конвертер не включали много лет, - сказал Борг. В кабинке зажегся слабый синий свет. Цыган, пригнув голову, вошел туда, повернулся к саркофагу. - Могут быть всевозможные флуктуации. Я должен проверить, не сбились ли настройки. Малейшие нарушения частоты резонанса - и пострадают не только контролеры.

Ожог скривился, плюнул себе под ноги. Он был возбужден и с трудом сдерживал ярость. Он достиг цели - и должен медлить! Правая половина лица побагровела, глаз налился кровью.

– Тогда быстрее! - крикнул он. - Проверь на нем свои настройки!

Как только Рамир отошел от них, Кабан вздохнул с облегчением.

– Гадостная какая морда, - пробормотал он, отирая пот широкой, как лопата, ладонью.

Настьке больно было глядеть на Борга - больно и почему-то стыдно. Он всегда казался ей очень сильным, всемогущим в пределах Крепости, а еще - красивым. Хотя она никогда не пыталась представить, как он выглядит, но подсознательно думала о нем как о крупном сильном мужчине… ну вот таком, как Рамир, только почему-то светловолосом и светлокожем. А в саркофаге она видела калеку-киборга с бледной рыхлой кожей.

– Я посмотрю тут? - полувопросительно сказала она, попятилась от саркофага, развернулась и медленно пошла прочь, сутулясь, опустив голову.

Кабинка негромко заурчала. Рамир выпрямился, сложил руки на груди и замер, глядя перед собой. Он сильно волновался, то хмурился, то через силу пытался улыбнуться. Левую щеку подергивало в нервном тике.

– Долго это? - спросил Цыган.

– Стой спокойно, не шевелись пару минут, если понадобится больше времени, я скажу.

Пройдя вдоль терминала, Настька заглянула в пещеру, откуда доносился непрерывный рокот. Ей было не очень интересно - но хотелось скрыть от Борга душившие ее слезы. В детстве она не задавалась вопросом, кто такой на самом деле Хозяин Крепости. Он ее друг - и этим все сказано. Позже, в интернате, когда ей было плохо, тоскливо (а такое случалось часто), Настька думала о Борге - но даже не пыталась понять, кто он. Она помнила, что он говорил с ней, открывал двери, рассказывал что-то интересное, водил по странным помещениям… Борг представлялся ей ангелом-хранителем, и этого было достаточно ее детской душе. И только сейчас она узнала правду: Борг - одинокий калека, которого заперли здесь, чтобы он работал на ученых без отдыха, не мог ни ходить, ни делать что-то руками… Она рукавом смахнула слезы. Тут везде видеокамеры, через которые он может за ней наблюдать, а ей не хотелось, чтобы Борг думал, будто она его испугалась.

Войдя в пещеру, она остановилась и задрала голову. От каменного пола поднимались три больших трубы, они изгибались, две крайних соединялись со средней, она расширялась и примыкала к огромному круглому барабану в стене. Оттуда неслось ровное мощное гудение.

– Что это? - робко спросила Настька, обходя трубы. Под барабаном стоял двигатель, от него отходили кабели, упрятанные в решетчатый металлический кожух, исчезали в стене. Рядом - железная дверь, на ней висела табличка с черепом и надпись «Опасно, высокое напряжение!».

– Газопаровая турбина, - голос Борга донесся непонятно откуда, эхо разнесло его по пещере.

Настька вздрогнула, когда сзади раздалось:

– Она дает электричество и горячую воду в трубах? Девушка обернулась - Ожог вошел в пещеру следом.

Вид у него был совсем безумный, левый глаз сверкал, губы кривились, капитан часто облизывался.

– Это геотермическая электростанция, - сказал Борг. -

Турбинный зал, эксплутационная и нагнетательная скважины, парогенератор. Частично охлажденная в парогенераторе вода идет в систему отопления комплекса, после чего сбрасывается в скважину. Трубу в том месте частично демонтировали как раз перед катастрофой, но пока что случаев затопления не было.

Ожог ухватил Настьку за руку и потянул обратно.

– . Ладно, идем, - процедил он. - Сейчас твоего дружка лечить будут. Потом скажешь Боргу, чтобы включил конвертер. Ты поняла? Поняла, я спрашиваю?

Она кивнула, закусив губу.

Когда они вернулись, синий свет в будке стал ярче. Затем он превратился в фиолетовый и немного потускнел, будто часть излучения ламп перешла в невидимую область спектра. Сверху вниз внутри кабинки побежали полосы белого света, они словно ощупывали Цыгана. Это длилось несколько секунд, потом фиолетовое сияние вокруг сталкера замерцало, высвечивая нечто вроде прилипшей к нему пленки. Рамир опустил глаза, завороженно разглядывая сиреневые огоньки, мерцающие на запястьях.

Борг сказал:

– Это визуализация излучения, влияющего на определенные участки мозга и вызывающего стойкие отрицательные эмоции.

На одном из мониторов позади саркофага бежали зеленые синусоиды, на другом извивалась красная кривая.

– Я попробую стереть его. Могут быть неприятные ощущения, терпи и не выходи. Я вызову синаптический резонанс, активное выделение нейромедиаторов… если без специальных подробностей - ты почувствуешь то, что чувствуют другие рядом с тобой, только сильнее. Постарайся сдержаться и не кинуться на кого-нибудь. Готов?

78
{"b":"103231","o":1}