ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ЧТО БРИТАНЦУ ЗДОРОВО…

Беспрецедентное расследование одной из самых мрачных страниц британской истории — скитаниях в течение 300 лет головы властителя Англии, лорда-протектора, пославшего на плаху короля Карла I Оливера Кромвеля — проведено известным историком Великобритании Джонатаном Фицгибоном. По его итогам он выпустил новую книгу «Голова Кромвеля», где содержится детальный рассказ о невероятных событиях, связанных с этой одной из самых противоречивых фигур британской истории.

Оливер Кромвель скончался в сентябре 1658 года в королевском дворце Хэмптон-корт от редкого сочетания болезней — малярии и заражения крови. Хотя ранее Кромвель отказался от короны, предложенной ему тогдашним истеблишментом, его похороны были достойны подлинного монарха. Захоронен герой английской гражданской войны был в самом знаменитом некрополе Англии — лондонском Вестминстерском аббатстве.

Однако через три года после реставрации монархии и прихода на престол сына казненного короля — Карла II над уже мертвым Кромвелем был устроен суд. Бывшего лорда-протектора приговорили к повешению и четвертованию. После оглашения приговора тело Кромвеля извлекли из могилы и повесили на знаменитом Тайбернском дереве — огромной виселице, которая располагалась при въезде в Лондон с западной стороны. Сейчас на этом месте стоит знаменитая Марбл-Арч. Через некоторое время тело Кромвеля сняли с виселицы, четвертовали и выбросили в ближайшую яму в Гайд-парке. А отрубленную голову насадили на 3-метровую пику и водрузили на крышу королевского Вестминстерского дворца, где сейчас заседает парламент. Там голова находилась на всеобщем обозрении лондонцев в течение 30 лет. По словам Фицгибона, ветры, дожди и особый английский климат сделали из головы подлинную мумию. Однажды во время сильной бури голова Кромвеля слетела с пики и упала к ногам пьяного солдата охраны дворца. По неизвестным причинам, он принес голову домой, однако на утро, протрезвев, испугался содеянного и спрятал голову в трубе домашнего камина.

Между тем в Лондоне спохватились, что голова пропала, но найти ее по горячим следам не смогли. Спустя несколько лет на смертном одре солдат признался своей дочери в тайне и последняя, чтобы избавиться от страшной находки, продала голову одному из тогдашних коллекционеров диковинок — жившему в британской столице французскому издателю Клаудису дю Пеи. Однако он скончался без наследников, и его коллекция была распродана с аукциона.

Реликвию приобрел дальний родственник Кромвеля актер Самюэль Рассел. Отличавшийся пристрастием к виски, он нашел для головы бывшего владыки Англии неожиданное применение — показывал ее посетителям пабов и таверн за стакан «огненной воды». В одном из таких пабов Рассел встретил ювелира Джеймса Кокса, который сумел так напоить родственника Кромвеля, что тот продал знаменитую голову за 118 фунтов стерлингов. Через 12 лет ювелир продал ее уже за 230 фунтов, что по сегодняшнему курсу равно около 40 тыс. долларам США, братьям Хьюз. Последние хотели сделать в центре Лондона специальный музей головы Кромвеля. Однако братьи не смогли осуществить своих планов, так как одного за другим их постигла быстрая смерть, что заставило окружающих говорить о «проклятье головы». Дочь одного из них продала голову собирателю антиквариата Джошуа Уилкинсону.

В семье Уилкинсонов реликвия находилась в течение нескольких поколений, пока в 1957 году внук коллекционера Гораций Уилкинсон не решился передать голову Кромвеля Кембриджскому университету, где когда-то учился лорд-протектор. При этом была проведена специальная экспертиза, и голова была признана подлинной. Наконец, после трех веков скитаний, в марте 1960 года голова Кромвеля была помещена в стальной контейнер и секретно захоронена в часовне университета. Лишь через три года широкой общественности стало известно об этом факте, хотя до сих пор конкретное место в часовне, где находится голова, остается секретом.

В. МАКАРЧЕВ, ИТАР-ТАСС

ОТВЕТ ПАНУ

ТРАДИЦИИ

Прочитал в «Дуэли» N7, 2009 заметку А. Павловского ««ГЕНОЦИД», КОТОРОГО НЕ БЫЛО», где автор небрежно, на одной страничке «опроверг» всё собранное авторами «Дуэли» на протяжении 10 лет, а заодно и всё лучшее в творчестве Юрия Мухина.

Геноцид приплетён, конечно, в качестве ширмы, чтобы под него пристроить свою ненависть к Сталину, антисоветизм и русофобию. И оттуда, из под ширмы, уже с позиции общечеловеков обвинять газету в «хронической юдофобии».

В заявленной теме Павловский очень ловко передёрнул события, цифр, конечно, никаких не приводит, но на пальцах у него получается, что если кого незаслуженно турки и обидели, то, конечно, самых невинных овечек — евреев. Совсем как в теории «лохокоста».

У меня претензий к подобным подтасовкам нет, как сам Павловский говорит, всё шито белыми нитками. Хочу только напомнить о главном действующем персонаже, проводившем национальные чистки, националистической турецкой организации «Единение и прогресс», или младотурках, как их именуют в Европе.

Идеология движения младотурок формировалась в Париже в начале ХХ века под чутким влиянии сионистов. А когда младотурки, совершив переворот в 1908 году, пришли к власти, сионисты заправляли там пропагандой. Так, с 1909 года в Стамбуле редактором центрального печатного органа младотурок являлся один из главных идеологов сионизма Владимир Жаботинский. За жесткость суждений в решении национальных вопросов Жаботинский получил позднее от своих друзей — соратников прозвище Владимир Гитлер.

Павловским же жёсткая политика младотурок по отношению к национальным, религиозным меньшинствам в Турции не замечена, всё в рамках законности.

А что касается редактора главной газеты младотурок Владимира Жаботинского, то может, это вовсе не главный идеолог сионизма, а российский штангист, например?

Но больше всего у Павловского мне, конечно, понравилась приписка — самое главное, как говорят, «на посошок».

«И еще товарищу Мухину на заметку. Лето 1939 года, в корчму заходит польский офицер и двое солдат. Солдаты обедают, офицер платит за них. Тот же год, но октябрь месяц, советская оккупация нашего города. В ту же корчму заходит советский офицер и двое красноармейцев. Теперь солдаты кормят офицера. Почувствуйте разницу, товарищ Мухин. Вы как быдлом были, так и остались. Вам, холопам, никогда не понять польского благородства.»

Совершенно ясно, что приведённый пример взаимоотношений офицера и солдат не просто глупое враньё, а плод больного воображения господина А. ПАВЛОВСКОГО, у которого с приходом моды на аристократическое происхождение, вдруг шляхетские корешки зачесались в том месте, откуда ноги растут.

Я понимаю если бы офицер накормил обедом дамочку или даже парочку девиц, ведь по буржуазным правилам калории, полученные при свидетелях в публичном месте, необходимо в постели отрабатывать.

Но зачем в подобное мероприятие двух невинных солдатиков втягивать?

А, может, это у шляхты так принято, вместо солдатской столовой воинов по ресторанам водить?

Сам я опыта большого общения с польскими аристократами не имею. Но, например, в Германии про шляхту сразу вспоминают, когда только пропадает автомобиль, ну и по части контрабанды им нет равных, львиная доля нелегальных сигарет в Западную Европу поставляется представителями народа с врождённым благородством.

Но для того чтобы представить поведение панов в местах общественного питания, пришлось вспомнить пример из классической литературу. Вот у Фёдора Михайловича Достоевского в «Братьях Карамазовых» есть подходящая сценка в трактире. Там за столом, кроме местных помещиков, Мити Карамазова и Грушеньки, присутствуют два офицера из польской шляхты. Один — жених Груши, а другой пан Врублевский — его дружок-телохранитель. Представители польской аристократии не только без тени смущения едят и пьют за счёт Мити, но на десерт ещё обыгрывают его на пару сотен рублей краплёными картами, ловко извлечёнными из рукава.

19
{"b":"103233","o":1}