ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Во-вторых, я прошу суд учесть показания гособвинителя как доказательство того, что обвиняя в унижении национального достоинства даже не меня, а Дуброва, гособвинитель не имеет личного убеждения в том, что Дубров совершил инкриминируемое ему деяние.

ЗАКРОМА ЕЕ РОДИНЫ

Но, в связи с тем, что председательствующий прервал мой комментарий к выступлению гособбвинителя, я не смог обратить внимание суда на ее последовавшее заявление. Гособвинителя никто не заставлял говорить этого, и она, без сомнений, выдала свою тираду в порыве искренности, не думая. Следовательно, волны потока ее сознания ассоциативно вкладывали в ее речь произносимые понятия. Она сказала:

«— Для меня понятие «израильское лобби» так же, как «закрома Родины». Все слышали, но где это, кто это, что это — никто не знает. Я тоже не знаю. Даже больше Вам скажу — и знать не хочу! Честное слово!».

По смыслу, гособвинитель хотела сказать, что лобби Израиля в России нет в реальности, и, по идее, гособвинителю надо было в качестве образного сравнения привести нечто мифическое, положим, сказать: «Для меня понятие «израильское лобби» так же, как «инопланетяне». Все слышали, но где это, кто это, что это никто не знает». Но у гособвинителя не было времени на поиск образного сравнения и она выдала ассоциацию в классически чистом виде — «закрома Родины». Закрома — это место для ссыпки зерна, а в более широком смысле — это место хранения запасов, к примеру, «закрома природы». Но понятие «закрома Родины» в СССР употреблялось только в одном случае — во время уборки урожая зерновых, как место их хранения. И эти закрома Родины и видели все, и все знают, где они находятся и как выглядят, поскольку это очень высокие здания своеобразной архитектуры и расположены они, помимо мукомольных заводов, чуть ли не у каждой крупной железнодорожной станции — это зерновые элеваторы. Сказать, что никто не видел закромов Родины — это все равно, что сказать, что никто не видел Московского Кремля, и никто не знает, что это и где Кремль находится.

То есть сначала после слов «израильское лобби» ассоциация предложила гособвинителю понятие «закрома Родины», а уж потом она начала выкручиваться, чтобы объяснить, при чем тут закрома Родины к лобби Израиля.

Разумеется, ассоциация подсказала гособвинителю всего лишь то, что она лично черпает из этих израильских закромов полными пригоршнями, возможно деньги, а возможно, ее назначили на должность по протекции лоббистов Израиля. Но характерно то, что ассоциативный ряд «лобби Израиля — закрома Родины» сам по себе чрезвычайно точный. Дело в том, что за всю свою историю Израиль не может своим трудом прокормить себя и до сих пор сидит на шее тех стран, в которых орудует лобби Израиля.

Вот профессора Гарвардского университета США Стивен Уолт и Джон Миршаймер пишут в журнале «London Review of Books»: «Вектор американской политики в регионе практически полностью определяется внутренней конъюнктурой. Речь идет прежде всего об активности «израильского лобби»… Израиль стал крупнейшим получателем прямой ежегодной экономической и военной помощи. После второй мировой войны Тель-Авив получил более 140 млрд. долларов (по курсу 2004 г.), что также является абсолютным рекордом. На израильские счета каждый год поступает около 3 млрд. долларов только прямой помощи, что составляет примерно пятую часть всех средств, предусмотренных в бюджете на содействие иностранным государствам; на каждого гражданина Израиля, таким образом, приходится около 500 долларов в год».

Даже тяжело работающий мужчина не съедает в день более 800 грамм хлеба, цена даже готового хлеба менее доллара за килограмм. Поэтому, если рассматривать эти суммы по зерну, то лобби Израиля перетаскивает из закромов США в закрома Израиля несколько годовых запасов хлеба ежегодно. И для Израиля его агентура в других странах, его лобби в других странах — это действительно закрома, из которых Израиль черпает деньги, чтобы жить не по средствам.

Но то, что в ассоциации гособвинителя Яковлевой лобби Израиля и Родина связались в единое понятие, говорит, что у нашего обвинителя Родина — это Израиль, и она тут защищает его интересы.

КАК ЖЕ ТАК?

Ведь налицо какое-то непонятное отсутствие логики — с одной стороны, гособвинитель не возражала о приобщении к материалам дела 27 документов, доказывающих и наличие, и преступную деятельность лобби Израиля в России, гособвинитель услышала фамилии Брода, Новицкого, Дашевского и прочих, но, с другой стороны, категорически отказалась даже от мысли о пресечении преступной деятельности самого лобби и лоббистов: «Даже больше Вам скажу — и знать не хочу. Честное слово». Как же так?

Она согласилась с приобщением к делу доказательства того, что еврейские расисты в России призывали застрелить Арафата. Оправдание терроризма является экстремизмом согласно статье 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности», а призыв к терроризму наказывается по той статье УК РФ, по которой судят меня, почему же гособвинитель ничего не хочет знать об экстремизме лоббистов Израиля? С другой стороны, в моем обвинительном заключении гособвинитель требует от суда признать экстремизмом статьи Дуброва, якобы выраженным в «подрыве безопасности Российской Федерации» и «унижении национального достоинства». Но согласно этой же статье 1 закона «О противодействии экстремистской деятельности» эти деяния не являются экстремизмом. С одной стороны, Яковлева покрывает экстремизм евреев и даже знать о нем ничего не хочет, а с другой, обвиняет славян в том, что и экстремизмом не является! Как же так?

Статья 19 Конституции РФ устанавливает: «1. Все равны перед законом и судом. 2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности…», а гособвинитель, глядя на факты, цинично разрешает евреям совершать преступления, славян же обвиняет в суде при отсутствии события преступления. Это циничное попрание Конституции и прав человека, за которое, как свидетельствуют приложенные к делу доказательства, каждая третья резолюция ООН о нарушении прав человека в мире, посвящена Израилю. Это же само по себе преступление, предусмотренное статьей 278 УК, наказывающей за действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя, и эти действия гособвинитель совершает в суде, используя силу данных ей полномочий.

Любой, даже плохонький, даже самый паршивый прокурор, но прокурор России, выяснив, что мои деяния в самом худшем случае явились бы административным правонарушением, а не преступлением, немедленно бы отказался от обвинения, хотя бы потому, чтобы сберечь бюджет России — ее закрома. А гособвинитель Яковлева упорно тянет дело к приговору. Как же так?

Суд не может прекратить слушание этого дела по своей инициативе, мы не можем, и только гособвинитель может, отказавшись от этого вопиюще беззаконного обвинения, но она упорно не отказывается. Как так?

Да так: не будет гособвинитель Яковлева пресекать преступления против России, если эти преступления совершаются либо на пользу ее Родины — Израиля, либо Родины ее хозяев — лобби Израиля в России.

Уважаемый суд, пока Савеловский суд официально не переименован в Израильский суд, я имею право на гособвинителя, защищающего законы России, а не интересы агентуры Израиля в России, с преступной деятельностью которой я веду борьбу. А гособвинитель Яковлева Н.В. показала и доказала, что будет покрывать преступную деятельность лоббистов Израиля — она заявила, что даже слышать об этом не хочет, и этим заявлением доказала, что заинтересована в противоправном исходе этого дела.

Поэтому, в соответствии со статьями 61.2 и 66 УПК РФ, заявляю отвод государственному обвинителю Яковлевой Н.В. и прошу суд это мое заявление удовлетворить».

Наверное, для вас не будет удивительным, что суд это мое заявление отклонил. Следующее заседание суда состоится 26 декабря в 9.30.

Ю.И. МУХИН

11
{"b":"103234","o":1}