ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Где живет моя любовь
Три метра над небом. Трижды ты
Теория игр в комиксах
Декабристы-победители
Жуткое
Твой путь к богатству. Как не работать и жить хорошо
Дни одиночества
Любовь во время чумы
Граница лавы

Сейчас девушке не хотелось думать о том, правильно ли она поступает. Сорша опустила голову на плечо Цезаря и крепко прижалась к нему.

– Цезарь? – еле слышно прошептала девушка.

Глубоко вздохнув, мужчина слегка пошевелился.

– Что?

– Почему ты вернулся? – Едва вопрос вырвался из ее уст, Сорша поняла, насколько важно для нее получить ответ. Повернув голову, она тревожно посмотрела в глубокие черные глаза Цезаря. – Да, я знаю, что ты дружишь с Рупертом, что хотел помочь ему, что, возможно, ты заработаешь па этой авантюре много денег. Но скажи, почему тебе так важно было переспать со мной?

На мгновенье Сорше показалось, что Цезарь не станет отвечать на ее вопрос. Но он тяжело вздохнул и произнес:

– Потому, что с тобой у меня был самый лучший секс в моей жизни, – задумчиво улыбнулся Цезарь. – Долгие годы меня преследовала мысль о том, что я упустил. Я мечтал, чтобы ты стала моей. Я нуждался в этом. Чтобы уничтожить призраков, гоняющихся за мной с тех пор, как мы расстались.

– Понимаю, – после короткой паузы прошептала Сорша. Она крепко зажмурила глаза, чтобы он не увидел блестевших на ее ресницах слез. – И вот я твоя.

Но это не было правдой. Она не была его. Цезарь нахмурился.

– Пора одеваться, – отстраненно проговорил он. – Мне еще нужно успеть на рейс.

– На рейс? – безучастным эхом отозвалась Сорша.

– Я должен встретить Руперта. А потом мы с ним летим на север. Ты, наверно, помнишь, что там открывается новая фабрика по производству соуса?

– Ах да, конечно.

Она совершенно забыла о новой фабрике, несмотря на то, что в течение нескольких недель об этом велись многочисленные разговоры.

Да, конечно, очень скоро Цезарь навсегда исчезнет из ее жизни. И ей бы надо позаботиться о своей дальнейшей судьбе и карьере. Но все ее мысли сейчас занимал отнюдь не бизнес. В ее голове был только Цезарь. Ни о чем другом думать она не могла.

– Это очень рискованное дело, – уставившись в потолок, прошептала девушка. – Начинать производство соуса, прежде чем мы получим точную информацию о том, что наша новая рекламная компания прошла успешно. А если нашу продукцию никто не станет покупать?

– Сорша, жизнь вообще всегда связана с риском. И часто ты должна рисковать для того, чтобы выиграть. – Наклонившись к девушке, Цезарь провел пальцем по ее щеке. – Меня не будет несколько дней. Ты будешь скучать без меня?

Ничего ему не ответив, Сорша встала и начала одеваться.

Интересно, и что бы он хотел услышать? Может быть, она должна была признаться, что действительно будет сильно без него скучать? Что она станет с нетерпением ждать его возвращения?

Нет. Он ведь открыто сказал ей, что она для него всего лишь самая лучшая в его жизни любовница. И ничего больше.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Там, за дверями, стоят журналисты, – проговорил Руперт, входя в конференц-зал. – Они заявляют, что хотят поговорить с Соршей.

Шло деловое совещание, и зал был полон бухгалтеров, менеджеров и коммерческих представителей.

Но Сорша никого не замечала.

Никого, кроме одного-единственного человека, сидевшего во главе стола и внимательно смотревшего на нее своими черными пронзительными глазами.

Боже, как же она тосковала без него!

Цезарь отсутствовал несколько недель. После посещения новой фабрики он ненадолго вернулся в Штаты и тут же улетел в Италию на празднование юбилея одного из своих магазинов.

Они не общались даже по телефону.

Вернувшись, Цезарь обнаружил, что большой интерес прессы обращен вовсе не на продукцию Вейтакеров, а на прекрасную рыжеволосую модель, в одночасье ставшую мечтой для миллиона мужчин. И успокоился он лишь тогда, когда увидел, что продажи продукции тоже сильно возросли.

Но, сказать по правде, Цезарь не был готов к такому повороту событий. И уж совсем не ожидал, что станет так болезненно реагировать на возросшую популярность Сорши.

Подняв голову, он внимательно посмотрел в зеленые глаза девушки.

– Ты сама будешь говорить с этими журналистами или нам стоит нанять для тебя секретаря? – с легким сарказмом в голосе спросил Цезарь.

– Не вижу никакого смысла обвинять меня в происходящем, – быстро возразила Сорша. – Новая кампания была целиком твоей идеей. Так чем же ты теперь недоволен, Цезарь?

Их взгляды скрестились. Казалось, между ними летают молнии.

Цезарь надеялся, что длительное отсутствие охладит его тягу к Сорше. Но, увидев девушку, он понял, что проиграл. Ничего не изменилось. Он по-прежнему желал ее. Даже больше, чем прежде. Все эти долгие недели он скучал по ней. И сходил с ума от желания обнять ее и крепко прижать к себе.

Цезарь нахмурился.

– Так ты собираешься с ними разговаривать?

– Я бы хотела сперва посоветоваться, – ответила Сорша, внимательно оглядев присутствующих в зале людей.

– Любая реклама нам сейчас только на руку, – подал голос Руперт. – И ты прекрасно знаешь об этом.

– К тому же это было бы хорошо и для Матео, – отозвался один из менеджеров, ярых поклонников знаменитого фотографа.

Для повышения эффективности рекламы руководители компании решили устроить ретроспективную выставку работ Матео. К тому же сделанные им фотографии Сорши вышли на первые полосы местных газет.

– И все же я не понимаю, из-за чего вообще поднялась такая шумиха, – недоуменно сказала девушка.

– Ты притворяешься? – иронично спросил Цезарь, в то время как его жадный взгляд внимательно изучал висевший на доске рекламный плакат, на котором была изображена Сорша. – Эта реклама напоминает скорее мягкое порно!

– Большое спасибо! – гневно выдохнула девушка. – Можно было догадаться, что ты скажешь что-то в таком духе. Ну и как? Очень похоже на оригинал?

– Я не ожидал, что все будет… вот так!

Сейчас он был не совсем честен. Он ожидал этого. А вот что действительно Цезарь предугадать не мог, так это такого большого интереса к Сорше. И своих эмоций по этому поводу. Ревность убивала его.

Он думал, что по возвращении из поездки бросит девушку, но вместо этого его стало тянуть к ней еще больше.

Но будь все проклято! Он больше не хочет с каждым днем все больше и больше желать ее!

Ему нужно было хоть на чем-нибудь выместить свой гнев. Цезарь снова посмотрел на плакат.

– Черт возьми, о чем думал Матео! – гневно проговорил он.

– Наверное, о продажах, – саркастически заметила Сорша.

Теперь они стояли друг против друга.

– Сорша, тебя ждут журналисты, – спокойным голосом напомнил ей Руперт.

С одной стороны, девушке хотелось досадить Цезарю и пойти на встречу с журналистами. Но с другой стороны, она знала, что это будет большой глупостью.

– Я не стану говорить с ними, Руппи. – Обернулась к брату Сорша. – Не возражаешь, если для этого мы наймем секретаря? А журналистам сообщи, что это был мой первый и последний опыт подобной работы и я вовсе не собираюсь делать карьеру фотомодели.

– Ты абсолютно уверена, что правильно поступаешь, сестренка? – недоверчиво протянул Руперт. – Разве тебе не хотелось бы сколотить на этом приличное состояние?

– Нет. Никакого состояния мне не надо, – твердо ответила Сорша, но, повернув голову и встретившись со смеющимися глазами Цезаря, заколебалась.

Девушка хотела сказать, что ей не нужны эти деньги.

Но, ответив так, она выглядела бы по-детски глупой перед всеми этими людьми. И перед ним.

Особенно перед ним.

– Я училась не для того, чтобы делать карьеру в качестве этикетки на бутылке с кетчупом, – спокойно проговорила Сорша.

В ответ на ее слова черные глаза Цезаря ярко вспыхнули.

– Конечно, конечно, – кивнул Руперт. – К тому же в ближайшие пятьдесят лет нам, похоже, не понадобятся твои услуги в качестве фотомодели!

– Руперт! – с негодованием воскликнула Сорша. – Я так сказала совсем не поэтому! Было бы эгоистично, если бы я воспользовалась тяжелыми для компании временами для сколачивания собственного состояния!

14
{"b":"103242","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Генетическая одиссея человека
Сфумато
Часослов Бориса Годунова
Немезида
Анатомия семейного конфликта. Победить или понять друг друга
Свои погремушки
Ветер Севера. Аларания
Человек раздетый. Девятнадцать интервью
Руки мыл? Родительский опыт великих психологов