ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь ни волков, ни могикан не было, зато здесь можно было встретить множество басков, бретонцев и нормандцев, шведов и голландцев, испанцев и португальцев, англичан и шотландцев, и флотилии многих стран мира.

По мере приближения к островку Рамана, гранитной шишке, примыкающей к фиорду Монегана, пассажиры «Белой птицы» обратили внимание на огромный темный ореол над островом, сгущавшийся к западу… Они смолкли, охваченные неясным беспокойством.

Темная туча-ореол казалась неподвижной, но форма ее менялась — она то раскрывалась в плоский гриб, то внезапно сворачивалась.

— Что это, дым? — прошептала Анжелика.

На этот раз был заинтригован даже Мэуин, хотя и ничего не сказал. Юная Эстер, будучи дочерью морских берегов, первая нашла объяснение загадки: она сказала, что это птицы.

Слетевшись сюда со всех точек горизонта, они кружились над Монеганом, явно привлеченные возможностью вкусно попировать.

Эстер не ошиблась.

Вскоре стали слышны пронзительные крики тысяч кружащихся птиц.

Позднее они узнали, что неподалеку от острова баскские гарпунеры забили кита, которого и разделывали в тот день для закладки в бочонки.

Глава 4

Мэуин ловко провел свою «Белую птицу» в бухточку по узкому проходу между скалами. В глубине ее виднелся пологий песчаный берег, поднимающийся к лесу.

Он первым спрыгнул по пояс в воду и протянул лодку, пока дно ее не заскрипело о песок. Быстро закрепив канат на ближайшем камне, он знаками показал своим пассажирам, чтобы они выходили из лодки.

— Скорей, скорей, пошевеливайтесь! Не стойте на месте, идите к лесу, — крикнул он.

Он-то знал, как опасно задерживаться у воды на восточном берегу острова Монеган. Пассажиры покорно заспешили и бегом начали пересекать песчаный берег, унося мешки и корзины с остатками пищи.

— Quickly! More quickly! note 15 — кричал зачем-то Мэуин.

Вот тут-то и произошло несчастье.

К восточному побережью острова Монеган из океана порою приходит мощная волна; с огромной силой обрушивается она на крутые скалы, прозванные Черная голова и Белая голова.

Эти волны приближаются незаметно и всегда оттуда, откуда их не ждут. Они внезапно набрасываются на берег и тут же уходят, унося добычу.

Справа от группы женщин с детьми возник, словно гейзер из-под земли, белоснежный водяной столб, отрезав им путь к лесу. Он обдал их водяной пылью и, пока они глядели на него, сзади бесшумно подкатила огромная маслянисто-блестящая волна, и, как гора, обрушилась на них. Люди попадали на четвереньки, их тут же поволокло по песку отходящей волной; когда она ушла, они поспешно поднялись на ноги и, подбирая пожитки, стали взбираться по берегу. Кто-то даже рассмеялся от неожиданного душа. Обернувшись, Анжелика увидела уносимого волной маленького Сэмми, его голова мелькала в пене у скал. Не раздумывая, побежала она назад и бросилась в воду. В последний момент она схватила ребенка на руки.

Но море еще не кончило своей жестокой пляски и потащило их обоих от берега. Взглянув на скалистый мыс, Анжелика увидела высокую фигуру Мэуина. Он быстро нашел нужную позицию и море швырнуло их к нему.

— Ловите! — крикнула Анжелика, подбросив мальчика в его сторону.

Моряк поймал ребенка на лету. Анжелика попыталась уцепиться за скалу, но тут же отступающая мощная волна потащила ее в открытое море. Промежутки между волнами затягивали ее, как в открытую дыру. Затем внезапно она оказалась на высоком гребне, и волна готова была разбить ее в лепешку о скалы. Юбки тянули ее вниз, как свинцовые гири, и, связывая ноги, мешали ей держаться на поверхности. Очередной вал, набравший сил в морских глубинах, опять понес ее к земле. Она с головокружительной скоростью приближалась к утесу, где стоял Джек Мэуин, успевший отнести ребенка в безопасное место.

Темным силуэтом одиноко стоял он, с развевающимися черными волосами, на фоне содрогающегося , неба. Только красный берет его, казалось, стремительно несся к ней, излучая неведомый свет. Она протянула к нему руку. Против ожидания, моряк стоял, скрестив руки на груди, даже не пытаясь помочь ей.

Он не протянул ей руки. Пальцы Анжелики ловили воздух, она пыталась ухватиться за острые камни, но только поранила руки. Почувствовав, что чудовищная сила потянула ее обратно, она закричала. Это был крик ребенка, который погибает, не понимая за что. «О, если бы он протянул мне руку, на этот раз я бы спаслась… Он не протянул мне руки».

Соленая вода попала ей в рот, она закашлялась. Собрав последние силы, Анжелика заставила себя успокоиться: надо удержаться на воде, чтобы очередная волна вновь понесла ее к суше. Единственный шанс на спасение — это завихрение у входа в бухту, где с грохотом пушечной канонады волны разбивались о скалы, а эхо повторяло глухие удары.

Черная волна поглотила ее, потом подхватила и потащила с бешеной скоростью. Она увидела совсем рядом глаза Джека Мэуина.

И тут она поняла.

Он стоял здесь не для спасения ее, а чтобы увидеть ее гибель.

Ибо он хотел ее смерти.

Это было написано на его бесстрастном лице с горящими неземным светом глазами, которые, казалось, пронзали ее насквозь. А тем временем море продолжало кидать из стороны в сторону ее бедное измученное тело, как будто хотело разорвать его на куски.

В последнем безумном озарении она поняла намерения Мэуина, и он предстал перед ней еще более ужасным, чем в прошлую ночь. Предсмертный крик вырвался из ее груди:

— Жоффрей! Жоффрей!

Отчаянным был этот крик, и для нее он означал:

«Жоффрей! На помощь! Помоги! Демоны хотят убить меня! Они здесь!..»

Вдруг к ней вернулась ясность мысли:

— Сволочь английская! Мне бы беречься его. Он говорил:

— You a woman note 16, и вот теперь ему приятно видеть как я, женщина, погибаю!

Она яростно барахталась, паника овладела ею, и она все чаще погружалась в воду. Вдруг ей показалось, что кто-то крепко обхватил ее снизу и потянул ко дну. Анжелика попыталась вынырнуть, и с ужасом поняла, что она — в ловушке: юбка зацепилась за выступ подводного камня, вода колыхалась над ее головой, швыряя ее то влево, то вправо. В висках бешено стучало. И каждый раз, когда она пыталась вырваться из цепких объятий, она ощущала резкий рывок, невозможность освободиться, подняться на поверхность. Словно живущее в морских пещерах фантастическое чудовище вцепилось в нее щупальцами, не выпуская от своей норы. А она отбивалась в темном водовороте, обвитая водорослями, стеснявшими ее движения.

Силы ее иссякли. Она уже готова была открыть рот, захлебнуться и пойти на дно.

Внезапно резкий удар волны освободил ее. Юбка порвалась. Она вынырнула на поверхность. Но силы тотчас покинули ее и, едва набрав воздуха, она погрузилась вновь.

Разбитая, обессиленная, Анжелика отдалась на волю волн, бросавших ее, перевертывая и терзая.

«Нет! Нет! Не хочу умирать!.. — кричала она про себя в отчаянии… — Не хочу! Жоффрей, Жоффрей, хочу тебя еще раз увидеть.., не хочу быть вдали от тебя, не хочу тонуть…»

Резкий удар в висок вывел ее из обморока. Ударившись головой о камень, она оказалась на мгновение вынесенной на поверхность.

В ослепительном озарении она вновь увидела неподвижную прямую фигуру.., вдруг фигура шевельнулась, отделилась, нырнула.

Мираж?..

Она шла ко дну, ко дну, навсегда.

Глава 5

Кто-то тащил ее за волосы к берегу. Анжелика чувствовала, как тело ее постепенно освобождалось от вязкой массы воды и вместе с тем становилось тяжелее. В мелкой прибрежной гальке ноги ее, волочась, оставляли глубокий след. Все тело было в кровоподтеках и ссадинах и казалось безжизненным. Джек Мэуин, выбиваясь из сил, тащил ее, как лодку, как убитого зверя.

Остановился он, только достигнув опушки леса, где море уже не могло их достать. И повалился рядом с ней. Сквозь обморочное состояние она слышала его сильное, с присвистом, как шум кузнечных мехов, дыхание.

вернуться

Note15

Быстрее! Еще быстрее! (англ.)

вернуться

Note16

Вы, женщина. (англ.)

56
{"b":"10325","o":1}