ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Полагаю, что без скота вам трудно будет на новом месте, — сказал я.

— Как же мы протащим коров и овец сквозь ваши машины? — поинтересовался Атлант.

Я прикинул: и правда, в «окно», создаваемое «Путаной», мог пробраться только человек, да и то — влезши предварительно на капот грузовика.

— Вы правы, ваше величество, — сказал я, титулуя Атланта по современным мне понятиям. — Но вы сейчас же отдайте приказ, чтобы скот начали грузить на корабли, хотя бы… Галя, есть у них карта?

Галка перевела мой вопрос соплеменникам. Аргус покивал и сказал, что сейчас принесет. Все вместе мы склонились над «аэрофотосъемкой», как я мысленно окрестил то, что принес Аргус. Да-а… Изображения на карте значительно отличались от современных мне очертаний материков и морей, но, что мне понравилось, она была очень подробной.

— Вот здесь, — ткнул пальцем Арфик. — У тебя, Атлант, достаточно воинов, чтобы утвердиться в этой долине. Пусть воины возьмут с собой двойной комплект оружия. Марс, может быть, ты отдашь им из своих арсеналов что-нибудь посовременнее? Горцы — народ горячий, воюют крепко…

— Хорошо, — согласился Марс. — Оружие нам больше вряд ли понадобится. Отдам все. Патронов еще на три дня хорошего боя хватит.

— После падения болида лет триста вряд ли кто будет воевать, — сказал Арфик. — Сколько времени потребуется кораблям, чтобы доплыть вот сюда?

— Если плавание будет удачным, — вскинул голову к потолку Аргус, — примерно недели три.

— Если мне не изменяет память, — сказал Арфик, — последний месяц перед катастрофой погода стояла неплохая. Правда, в то время я был на Аравийском полуострове…

— Атлант, — обратился к царю Марс, — у тебя есть десяток рабов, умеющих рисовать? Засади их за размножение карты.

— Погодите! — воскликнула Галка. — Я нечто такое предвидела! Я захватила с собой ксерокс. — И она вышла из зала.

— Так… — протянул Арфик. — Вопрос с картами мы решили. Тогда, Атлант, дело за толковым капитаном. Нужен хотя бы один, который поведет эскадру…

— Чего поведет? — переспросил Атлант.

— Караван кораблей. Ну… строй кораблей.

— Такой у меня есть на примете, — сказал Вулканс.

— Назначишь его адмиралом, — приказным тоном сказал Арфик Атланту.

— Кем назначу? — снова переспросил Атлант.

— Самым главным капитаном, понял?

— Понял, — буркнул Атлант.

Атлант явно был недоволен тем, что команды ему отдает незнакомый, хотя и рыжий, бог. Тем более что совсем недавно этого бога считали врагом номер один… Но открыто не возражал, просто пытался выказать недовольство.

— Я полагаю, — продолжал Арфик, — если эскадра отплывет недели через две, они запросто могут успеть перегнать скот в долину до катастрофы.

Мне нравилось, как по-деловому, без явных споров, решались здесь глобальные дела. На богов приятно было посмотреть: дружные ребята. И то, что у них полигамия, мне уже вовсе не казалось диким; вероятно, они все-таки правы, хотя мужчины и не придерживаются — да и женщины тоже — кастовой закрытости. Может быть, и нам поступить так же? Я представил мою Людмилу в Мишкиных объятиях и затряс головой: явно я еще не дорос до такого образа жизни, а там… кто его знает. Поживи вдвоем лет пятьсот, может быть, и надоест… Но пока мне казалось, что любви во мне хватит и на двадцать тысяч лет. Возможно, просто казалось? Не знаю.

Атлант еще немного посидел с нами, потом ушел отдавать соответствующие приказания. Ну, кто чему учился… Я сидел за столом и с удовольствием шевелил пальцами ног. Какое это все-таки счастье — иметь полноценное здоровое тело, просыпаться по утрам бодрым и полным сил, тратить их потом в течение дня, не экономя, до полного изнеможения. Нет, это действительно счастье!

За две недели, как раз к эвакуации, я уже окреп настолько, что мог самостоятельно передвигаться по дворцу, правда, держась за стенку. По приказу Атланта в город собрались все жители острова, так что теперь он напоминал почти современную мне станицу во время ярмарки или цыганский табор, если не обращать особого внимания на одежду и наличие почти у каждого мужчины короткого, но очень острого меча или лука.

Мишка два дня ходил за Атлантом с лекциями о вреде рабовладения, умоляя его, ввиду надвигающейся катастрофы, объявить амнистию и дать всем рабам вольную. Атлант хмуро отмалчивался.

Наконец все эвакуационные приготовления были завершены, команды кораблей укомплектованы, скот с фуражом погружен на суда, капитаны проинструктированы, снабжены картами и компасами. Атлант дал сигнал отплывать. На берегу остались внушительный отряд воинов, женщины, старики и дети. Настал наш черед начать переброску людей. Мишка помог мне забраться в кабину, я завел двигатель генератора. Марс, приставив к губам рупор, объяснял, как надо проникать в «окно». Наконец оно создалось впереди «Путаны», и толпа ахнула, хотя все было рассказано и повторено Марсом неоднократно. Я настроился на соответствующее место, дождался полной проницаемости и махнул рукой: можно, мол…

Первым в «окно», как и подобает царю и воину, сделав нам прощальный жест рукой, проник царь Атлант. Я видел, как он, стоя по колено в колышущейся траве, некоторое время осматривался, потом сделал знак рукой, приглашая следующего.

Исход длился до глубокой ночи. Последней нас покинула Лола. Прощаясь, она сказала:

— Боюсь, что я не смогу жить в вашем колдовском мире. И потом, здесь мой сын, и вообще, лучше быть первой среди равных, чем выглядеть среди вас последней дурой. Простите мне те обиды, которые я успела вам причинить, а на вас у меня зла нет. Одна благодарность. Мрай, произнеси еще раз, кого я должна опасаться?

— Инквизиции, — сказала Галка. — И отцов-инквизиторов из ордена иезуитов. Вообще, держись в стороне от священников, они тебе не нужны.

— Хорошо, — сказала Лола. — Я запомнила эти слова и буду помнить всю жизнь. Прощайте, великие боги, и вы, новые боги, земляне. Лола вас никогда не забудет!

Я смотрел на Лолу, находя в ней некоторое сходство с Иринкой — моей покойной дочерью. Но, может быть, мне все это просто казалось?

— Наверное, мы еще увидимся, Лола! — крикнул я ей, высунув из кабины голову. — До свидания!

Лола помахала рукой и скрылась в темноте «окна» — там тоже день кончился.

Наступила наша последняя ночь на Атлантиде. Я заглушил двигатель, и мы вернулись во дворец, чувствуя себя самыми одинокими богами во Вселенной. Нет, не богами — людьми. Человек не бывает богом, он только на краткий миг может ему уподобиться.

Я представил, как там ЕМУ тяжело приходится одному и как там ЕМУ одиноко, несмотря на суету прибывающих и отбывающих душ, и впервые подумал, что ОН или отчаянный индивидуалист, или высокоорганизованная кибернетическая система, в программу которой заложена неистребимая любовь к живым существам. Человек там, на ЕГО месте, уже давно бы сошел с ума, пытаясь направо и налево творить добро, которое очень легко можно спутать со злом…

— Ты что, Юра, спишь? — услышал я голос Галки. — Боги предлагают устроить прощальную оргию. Как ты к этому относишься? Мне кажется, что здоровье тебе уже может позволить небольшой межзвездный грех, а?

— А ты будешь участвовать?

— Конечно. Надо же кем-то заменить Лолу.

— Тогда как все — так и я.

— Я видела, какими глазами ты смотрел на Лолу. Она тебе понравилась?

— Нет, тут другое. Кажется, ее душа потом вселилась в мою дочь…

— Как здорово! Но жаль, что ей снова не повезло. Она замечательная женщина, — проговорила Галка.

— Да, — подтвердил я, а мысли свернули уже на другую тропку. — Моя жизнь теперь начнется снова… Я волен переиграть ее по своему усмотрению. Знаешь, мне почему-то вспоминается сказка Гайдара «Горячий камень». Читала?

— Читала.

— По-моему, Аркадий Петрович там покривил душой: заново прожить свою жизнь мечтает каждый, хотя никому это не позволено, а мне, да и всем здесь присутствующим, такая возможность дана. За что?

— Пора бы тебе перестать ломать голову над вечными вопросами о смысле жизни…

73
{"b":"103258","o":1}