ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Правда, совсем недавно, Этьен Паскаль возглавил группу недовольных рантье, протестовавших против решения правительства отменить выплату ренты, и кардинал Ришелье приказал упрятать бунтовщика в Бастилию. Паскалю пришлось бежать, и дети остались в Париже одни. А бедная Жакелин переболела оспой, которая к счастью не совсем обезобразила ее нежное личико. К тому времени ей было уже 14 лет.

Прекрасная кардинальская племянница сначала получила отказ, исходящий от старшей сестры Жакелин - Жильберты. Но умная женщина прекрасно понимала на чем можно сыграть и при повторном приглашении Жакелин на роль прямо сказала ее сестре, что только это поможет смягчить премьер министра в отношении их отца. И юная Паскаль согласилась.

Герцог Лианкур помогал Мари-Мадлен в постановке спектакля. Пока его не отсылали из Парижа, хотя в ближайшем будущем маячили перспективы вместе с двоюродным братом де Ла Мейре отправится на поле боя с испанцами. Сейчас же Лианкур наслаждался Парижем, покоем и обществом прелестной герцогини. О супруге своей он вспоминал только, когда видел пасынка, но тот редко попадался ему на глаза. Герцог даже радовался отсутствию Ядвиги, ибо тогда бы он опасался за свой острый язык, потому как переговорив с женой он не мог просто смотреть в глаза великому министру.

Наконец наступил день спектакля. Был чудесный апрельский день и Ришелье чувствовал себя замечательно. В Люксембургский дворец он приехал утром на удобной итальянской карете. Спектакль начался в полдень. На нем помимо близкого окружения кардинала присутствовали также брат писательницы, а также Жильберта и Блез Паскали.

Кардинал сидел в удобном глубоком кресле. Больная рука возлежала на подушке, укрытая плащом. Спектакль взволновал министра непосредственной детской игрой, отчего началось, уже ставшее для него обычным, слезотечение.

Жакелина Паскаль превосходила всех своей игрой! Искренность, с которой она произносила александрийские стихи ее героини Кассандры, покорила зал.

По окончанию действа герцогиня д'Эгийон подвела девочку к своему дяде.

Малышка Паскаль что-то желает спросить? - с милой улыбкой осведомился кардинал.

О! Несравненный Арман! - речитативом пропела Жакелин, - Быть может я плохо удовлетворила вашему слуху и зрению. Но моя душа находится под влиянием мучительной тревоги. Чтобы сделать меня способной нравиться вам, возвратите из изгнания моего несчастного отца, спасите невинного! Этим вы возвратите свободу моему духу и телу, голосу и телодвижениям

Ришелье с нежностью посмотрел на чудо-ребенка.

- Дорогая моя! - слезы снова потекли из глаз министра, - предлагаю вам свои жесткие колени, ибо одну маленькую вещь я хочу шепнуть вам на ушко. Моя дорогая племянница уже поведала мне о великих талантах вашей семьи, посему ваш батюшка прощен.

Герцог Лианкур стоявшей рядом с герцогиней д'Эгийон усмехнулся.

"А наш премьер сам себе враг. Вот посмотрят его нелюбимые памфетисты на то, как он обнимается с этой юной вертихвосткой и напишут, что слухи о женолюбие нашего прелата не пустой звук".

Герцог посмотрел на племянницу, которая уже уводила девочку к сестре и брату.

"А очаровательная племянница все пышнеет и пышнеет!- подумал он, - Ну а вкусы ее дядюшки меняются на противоположные".

Кардинал сдержал свое слово относительно семьи Паскалей: Этьен Паскаль был прощен и назначен на пост интенданта Руанского генеральства.

***

Дома Лианкура ждал сюрприз. Супруга вернулась и, пока герцог смотрел спектакль, она уже смыла с себя дорожную грязь и развлекалась с подрастающим Владиславом.

Герцог застал жену, когда она кружилась по комнате с пятилетним сыном на руках.

Он тяжел для тебя, Ядзя! - спросил он полячку, - Ребенок рослый, да и кормят его неплохо!

Добрый день, мой дорогой супруг! - ответила улыбающаяся герцогиня, - В эту поездку я таскала предметы много тяжелее моего сыночка! К тому же, своя ноша не тянет! Лучше расскажи как вы тут жили без меня!

Дорогая моя! - Лианкур улыбнулся, - Мы только и делаем, что живем без тебя! Для нас это вполне нормальное состояние. Лучше расскажи, что нового припасла ты для кардинала. В какие умопомрачительные передряги снова попадала и что за тяжелые предметы таскала.

Ядвига присела на высокий венецианский стул спустив ребенка на пол. Юный князь Потоцкий немного постоял возле матери, но потом вздохнул и пошел в детскую. Герцогиня осталась наедине с супругом.

- Без приключений не обошлось! Ты прав. Курнин горд, а турки не любят когда им демонстрируют подобный тип поведения. Им нужно подобострастие…

Турецкие приключения

Народы востока загадка для европейцев. Чтобы сбить спесь с французского посольства визирь Мехмед велел бросить неверных в зиндан. Что и было сделано. Хорошо еще, что женщин и мужчин поместили отдельно. Ядвиге долго пришлось приводить в чувство младшую из свиты - Мадлен-Сесиль. Девушка первый раз отправилась в такое путешествие и заключением была сломлена морально.

Герцогиня Лианкур своей внутренней сдержанностью и полнейшим равнодушием к происшедшему вносила покой в смятенные сердца. Мадлен вскоре утерла слезы. А Ядвигу же к себе потребовал Мехмед, ибо у него гостил близкий друг и помощник министра внешних сношений Селим, который был послом в Париж. Селим сразу узнал башкадуни, с коей с превеликой радостью пустился в длительные беседы. Тем временим Мехмед повелел освободить неверных, но в переговоры с ними не вступать. Таким образом, французы были вынуждены отправляться восвоясие ни с чем. Мало того, печальный отъезд был еще омрачен тем, что один из старших чинов сипахи решил позаигрывать с робкой Мадлен. Девушка испугалась, что на ней вот-вот совершиться насилие, стала плакать и звать на помощь. Французские мужчины схватились за шпаги. Назревал конфликт. Но невозмутимая Ядвига прекратила выходки турецкого офицера произнеся несколько незнакомых для французов слов и продемонстрировав правую руку с вытатуированным глазом. Сипахи побледнел от страха и поспешил исчезнуть с арены действий. А злосчастное посольство довольно почтительно рассадили по экипажам и отправили прочь.

- Значит, - резюмировал герцог, - у тебя теперь появилась подруга? Или ты решила забыть о девушке.

- Ты, дорогой Анри, как всегда прав. Мадлен-Сесиль была в полуобморочном состоянии и мне пришлось почти нести ее до кареты. Отсюда началось мое шефство над ней почти до самого Парижа. Очевидно это и называется дружбой! Теперь вот девушка мечтает нанести мне визит.

- А ты этого не желаешь?

Полячка вздохнула.

- Дружескую беседу мне вполне могла бы заменить хорошая книга или прогулка с сыном.

- Или прогулка с кардиналом.

- Почему бы и нет? - Ядвига грустно улыбнулась, - Прекрасный рюэльский парк, журчание каскадов и фонтанов, упражнение в остроумие… Он, естественно, не вспоминал обо мне. Но может быть захочет услышать из моих уст подробный отчет о беседе с Селимом?…

29
{"b":"103259","o":1}