ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Точка наслаждения. Ключ к женскому оргазму
Моя строгая Госпожа
Сломленный принц
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Звезды и Лисы
Орудие войны
Черная кость
Секреты вечной молодости
Объект 217

– Они еще хуже. Общеизвестный факт, что они не такие люди, как все, во всяком случае, это какая-то совершенно отдельная порода. Однако вернемся в наш Французский залив. Что бы могло быть здесь причиной столь полноводных приливов?

– Я знаю, – сказал матрос с «Сердца Марии», который как раз был бретонцем. – Мне приятели из Сен-Мало объяснили. Они всю жизнь рыбачат там, а до них с незапамятных времен там рыбачили их предки, еще до того, как туда прибыл Колумб. Выходит, они все секреты побережья знают.

– Ну и?..

– Они говорят, что давным-давно таких приливов не бывало. А потом появилось огромное, длиной в несколько миль, морское чудище и забилось в расселину подводного рифа, да так там и сидит. И когда оно ворочается, море выходит из берегов.

Все засмеялись.

– Закрой рот, болтун! – прикрикнул на него Колен. – В наше время пора прекратить нести такую чушь.

– Это еще почему? – возразил задетый за живое матрос. – Парни из Сен-Мало говорили даже, что иногда возле пяти островов, напротив Парсборо, можно видеть, как глаза чудища сверкают под водой. И вроде полморды у него в Зеленом заливе, а вторая половина – в заливе Шигнекто, прямо на входе в Малый Кодиак. Вот вам и объяснение, почему там все так бурлит, – это оно пытается закрыть пасть.

– Помолчи! Помолчи, милейший, – снисходительно уговаривал его Вильдавре. – Слышал бы господин де Пейрак, человек ученый, вот уж он бы отругал тебя!

Впрочем, на многих матросов слова бретонца произвели большое впечатление.

– А чем это не объяснение, даже если оно не ученое, как вы говорите, господин маркиз, – бросился земляку на выручку другой бретонец. – Вот, к примеру, совсем недавно у нас в Бретани, возле Сен-Бриека, земля вдруг ходуном как заходит. Тогда чародей Мерлин велел копать, а там два гигантских дракона, белый да красный… Здешние края сильно на наши смахивают. А те парни из Сен-Мало, что с незапамятных времен ходят рыбачить во Французский залив, само собой, много чего знают. Ненормально же, что море вдруг ни с того ни с сего начинает подниматься, потом отступать, будто изнутри его что-то выталкивает, а потом подзывает обратно. Мы-то, выросшие на морском побережье, люди привычные и об этом не задумываемся, но все же должна быть тому какая-то причина.

Вильдавре вынужден был признать, что и для него это явление представляет загадку.

– Не могут ли столь сильные приливы зависеть от миграции рыб, когда они, обгоняя друг друга, огромными косяками идут на нерест? – высказал предположение брат Марк. – Это бы многое объяснило. Во Французском заливе столько рыбы, это отличает его от других. К тому же имеются тюлени и киты…

Колен с сомнением покачал головой, маркиз поморщился.

– Ваше предположение не кажется мне убедительным… А вот и граф возвращается. Как знать, возможно, он нас рассудит.

Дело с английскими пленниками уладилось довольно быстро, или по меньшей мере были сформулированы основы этого урегулирования, удовлетворившие обиженных абенаков. Предметом сделки не были белые дети, что упростило задачу, а Уауэнуруэ-Жером не сильно настаивал на своем желании увести с собой в качестве пленника раздражительного преподобного Пэтриджа, поэтому вполне удовлетворился, забрав предложенные Пейраком синие и ярко-красные лимбургские одеяла. Сложенные стопкой, они как раз достигали роста оного пленника и представляли собой достойный выигрыш.

Этот торг вывел пастора из себя. Он принялся орать, низвергая на индейцев потоки библейских проклятий, но те лишь смеялись в ответ.

Впрочем, Тенуиенан-Мишель сожалел, что не может увести мисс Пиджент в свою миссию Святого Франциска под Квебеком. Она была старовата, но добрая, работящая и еще вполне бодрая. Французы охотно выкупили бы ее, чтобы обратить в свою веру. Однако за горсть ракушек из южных морей он с удовольствием оставил англичанку ее собратьям по вере.

– Рассудите нас, граф, – взволнованно обратился к Пейраку Вильдавре. – Подозреваю, вы-то, возможно, сумеете дать ответ на вопрос, вернее, вопросы, которыми мы задаемся. Начнем по порядку. Primo: что за феномен является причиной приливов вообще? Secundo: почему именно в нашем Французском заливе происходят столь мощные приливы, которые за считаные часы изменяют пейзаж до неузнаваемости? Вы причаливаете к берегу на опушке леса, а шесть часов спустя в том же самом месте оказываетесь у подножия скалы. Есть над чем поразмыслить, а?

Жоффрей де Пейрак приветливо оглядел собравшихся и улыбнулся.

В тот день граф был одет в простой камзол темно-зеленого бархата, который особенно нравился Анжелике, потому что именно в нем она встретила его в Ла-Рошели. Особенно охотно Жоффрей надевал его в непринужденном состоянии, когда не ощущал необходимости сдерживать сложную, напряженную ситуацию и навязывать кому-то свою волю. Сегодня Анжелика чувствовала, что он спокоен и искренне наслаждается обществом столь разных людей, каждый из которых молчаливо одобряет его присутствие. В обществе царила какая-то новая атмосфера. Глядя на стоявшего неподалеку Пейрака, Анжелика видела, сколь приветлив и доброжелателен его взгляд, который, как она знала, может испепелять, а может излучать страсть и веселье, и тоже чувствовала умиротворение.

Ей показалось, что седина на висках мужа стала заметнее, и сердце ее исполнилось нежности к нему.

Анжелика ощущала, что недавние тревоги оставили в их истерзанных душах неизгладимый след. Однако в эти летние дни им слишком многое предстояло сделать. Пусть так, но постепенно хорошее придет на смену дурному. И после они вкусят сладость и богатство своей любви полнее, нежели сейчас, в этой суматохе. А теперь им следует держаться стойко и прямо, нести весь тяжкий груз своих обязанностей, чтобы позже позволить себе отдых, в котором они так нуждаются. Еще немного, и они вернутся в Вапассу, «домой», подбодрила себя Анжелика. Только бы Жоффрей отказался от представлявшейся ей столь опасной затеи отправиться в Квебек.

– Охотно отвечу на первый вопрос, – сказал Пейрак. – Но мне бы хотелось послушать, как это сделает кто-нибудь из вас. Того, кто откроет истину путем рассуждений и выводов из своих наблюдений, ждет награда. Ну же, господа, вы люди морские и наверняка в своих странствиях почерпнули немало знаний. Припомните, что видели, и обобщите свой опыт. И я уверен, очень скоро вы приблизитесь к научному и математически обоснованному ответу на вопрос о том, что вызывает приливы на нашем земном шаре.

Все принялись переглядываться и перешептываться, насупились и погрузились в глубокие размышления.

– Я вижу, что Йан поднял глаза к небу, – земетил граф. – Горячо, малыш!

– Не следует ли искать тайну приливов в звездах? – спросил Йан.

– Разумеется. Во всяком случае, в светилах, – подтвердил чей-то голос. – Потому что приливы связаны с притяжением Луны…

Глава XV

Голос принадлежал женщине. Все взгляды обратились в сторону, откуда он исходил.

Стоявшая подле Анжелики герцогиня де Модрибур стойко выдержала удивленное, а скорей ироничное и осудительное, внимание мужчин. Гордо вскинув свою изящную головку, она ответила им вызывающей улыбкой.

На мгновение воцарилось изумленное и, пожалуй, даже возмущенное молчание. Все ждали, что скажет граф.

Жоффрей де Пейрак сделал несколько шагов к герцогине.

– Сударыня, вы победили, – поклонившись, сказал он. – Знайте же, что для Голдсборо большая честь принимать в своих стенах, если вы позволите мне так выразиться, одну из учениц великого астронома Гассенди, француза, который первым в мире во Французской Гвиане рассчитал длину земного меридиана.

– Луна? При чем здесь луна? – воскликнул губернатор Акадии. В этот момент он напоминал изумленного Пьеро. И добавил: – Прежде всего, приливы бывают не только ночью, но и днем.

– Вы меня удивляете, друг мой, – ответил ему Пейрак. – Подумайте сами, наша Земля – планета среди других планет, и Луна всегда здесь, и ночью и днем. Впрочем, как и Солнце.

27
{"b":"10329","o":1}