ЛитМир - Электронная Библиотека

Всё ни о чём тихо злимся,

Передохнём и простимся…

Пепел оборвал, не доиграв… Отложил гитару… Снова набил трубку табаком.

– Не поётся что-то… Устал…

Помолчал. Налил ей и себе.

– Что у вас за концерт козырный был позавчера? – Даша закуталась поплотней в его рубаху и уселась поудобнее. Она любила, придя к

Пеплу, таскать его необъятные рубахи и безразмерные свитера. В них было по-особому уютно. В них она чувствовала себя дома…

Пепел пожал плечами:

– Да так… Знать развлекается… Странно, что нас позвали, – хотя теперь для него не было ничего странного. Всё стало на свои места после Татьяниных объяснений.

– Ты стал модным музыкантом, Лёш?

– Нет, – он усмехнулся, – папики просто выпендрились. Не думаю, что это начало рок-н-роллизации бизнес-кругов… Так, случайность…

Разговаривать не хотелось. Ему – потому что устал. Ей – потому что не о чем. Главное он и так знал. Хотелось просто сидеть рядом, чувствовать его присутствие, дышать его запахом, ощущать его усталость. За окном шептались дождевые капли, ссорясь с тротуарами и говорливой листвой. Шуршали колёсами автомобили по мокрой мостовой.

А в маленькой городской квартирке сидели двое и молчали обо всём на свете.

МНОГОТОЧИЯ…

Иногда ночами Она кладёт мне руку на лицо и я просыпаюсь… А Она исчезает, заставляя меня горько сожалеть об этом…

Сложно ощущать себя лишним… Ещё сложнее ощущать, что тебе кто-то завидует по этому поводу…

Тук-тук… Скажите, а как попасть к вам?

К нам попасть проще, чем от нас выбраться…

Не верит…

Девочка, на нашей ярмарке тщеславия торгуют Смертью… Хочешь полСмерти за грошик? Для тебя это всего лишь слово, как острая льдинка, которая ранит язык. Для меня – татуировка, которую уже перестал замечать.

Мы используем ваши души в качестве ночлежек. Но таким бездомным псам, как я, всё равно место на помойке. Это не пугает. И вызывает ничего, кроме чувства досады на самого себя.

ГЛАВА 5

_Current music: Diana Krall "Let's Face the Music and Dance"_

Даша шла в институт, расшвыривая носком туфельки разноцветные осенние листья. Ночь закончилась, наступило обычное утро. Обычный накрапывающий дождь, обычные утренние прохожие, спешащие на работу, обычные серые тучи, затянувшие небо… Все было как обычно. Слишком обычно. Даже Пепел… Вечером он уложил ее на диван, укутал пледом:

"Спи, котёнок. Мне нужно еще поработать. Есть кое-какие идеи по поводу записи". Обычная отмазка, шитая белыми нитками… "А чего ты хотела, дурочка? Африканских страстей? Пора тебе, наконец, понять – для него ты, похоже, навсегда останешься просто соседской девчонкой.

Той самой первоклашкой, которую он, старшеклассник, по просьбе по уши загруженной матери, водил в школу. А потом помогал решать задачки по математике. И по физике. И защищал от мальчишек. И вообще от всего на свете защищал, как старший брат. Вот-вот, так он себя и ведет – как брат. Будто и не знает, что она уже больше десяти лет безумно влюблена в него… И никто в целом мире ей больше не нужен, кроме него… А нужна ли ему она? Хороший вопрос…

Тогда, три года назад, когда от него ушла жена и ему было так необходимо чье-то тепло… Тогда Даша очень кстати оказалась рядом.

И ей казалось, что вот, наконец, все будет так, как она хотела…

Но, похоже, так не бывает. Все было хорошо, просто прекрасно, но…

Он не может портить ей жизнь, потому что свою уже испортил. А она только начинает жить… Такие дела…

А что, если ее жизнь уже давно отравлена сумасшедшим чувством к нему, Пеплу? Иногда Даше до безумия хотелось избавиться от этого чувства. И она даже делала попытки. Но… Ничего не получалось. И она опять приходила к нему вечерами, открывала двери своим ключом, куталась в его рубахи… Ждала, что все-таки однажды он поймет, что только она одна нужна ему по-настоящему. И все остальное – просто шелуха, эпизоды в его, Пепловой, жизни.

А этих эпизодов было не так уж мало. В основном, околомузыкальная тусовка – поклонницы, журналистки, певички… Та еще братия, развлекающаяся напропалую, живущая одним днем, как будто завтра ожидается конец света – так это видела Даша. Сама она не признавала такого отношения к жизни, но вот Пепла всё это вполне устраивало – алкоголь, клубы, приключения на одну ночь, когда становилось совсем уж одиноко. Ни к чему не обязывающие и не имеющие продолжения.

Вот только Пэм…

Даша вздохнула. Пэм… Она все время мелькает рядом. Кажется, ей совершенно не нужен Пепел, как не нужен и вообще никто. И Пеплу она тоже совсем не нужна – ему, вообще-то, нравятся совсем другие женщины, не такие пофигистичные, не такие безбашенные, как она.

Но… Пэм снова и снова появляется возле него… Просто поразвлечься, и тогда оказывается, что он тоже не прочь…

Поразвлечься… Вот и развлекаются. Зачем она приходила вчера на студию? Потусоваться? Попить водки? Написать очередную завернутую статейку типа "непризнанный рок-гений создает шедевры"? Или напомнить: "Ты мне не очень-то нужен, но я все-таки здесь"?

Может, завести и себе парочку "запасных вариантов"? Всё лучше, чем сидеть вечерами в пустой квартире у Пепла, и ждать, ждать неизвестно чего. Когда он вернется с репетиции… Или с концерта…

Или с очередной вечеринки… Или от Пэм?

"Надоело, не могу больше! Устала… Нужно что-то менять!"

– Даша! – Она оглянулась. Вот как, размышляя обо всем на свете, она совсем незаметно добралась до института. Неяркое осеннее солнце, выглянувшее, наконец, из-за туч, желтые листья, последнее тепло перед зимой выманили студентов в институтский двор – пока не начались пары, можно поболтать, выкурить по сигаретке, порадоваться теплым денечкам. Это зимой все будут поскорее забегать в помещение, а сейчас Дашины одногруппники стояли возле входа и махали ей.

– Даш, как дела? Что делала на выходных?

– Даш, не знаешь, когда следующий концерт будет?

Все они были страстными поклонниками Пепла и его музыки. И, конечно, ни для кого уже давно не секрет, что Пепел раньше был соседом Даши, что они знакомы с детства, что они друзья. Конечно, без подробностей… (да и какими подробностями тут можно было бы похвастаться?..) И они всегда обращались к Даше, чтобы узнать, когда планируется новый концерт, или попросить достать приглашения, если попасть на концерт было невозможно.

– Не знаю, запись у них. Наверное, концертов не будет, пока не запишутся.

– А-а-а… Так значит, скоро новый альбом выйдет?

– Вроде да.

– Класс! – Ребята в восторге – еще бы, новый альбом Пепла! Просто отпад! "Вот для этого ты и живешь, Леша, чтобы видеть восторг на лицах поклонников, восхищение и преданность в глазах фанатов на твоих концертах? Или правда, что все это тебя уже не трогает? Но должно же что-то трогать… Иначе зачем вообще жить… Чем можно тебя тронуть, Леш?"

– Даша?

Она повернулась. Симпатичный парень внимательно смотрел на нее, будто читая все мысли.

– Что, Юра?

– Что-нибудь случилось? Ты грустная какая-то

– Нет, ничего, тебе показалось, Юр.

– Даш… Он отвел ее в сторонку, подальше от галдящих студентов.

– Ты что сегодня вечером делаешь? Может… Сходим куда-нибудь? -

Внимательные светлые глаза смотрели без особой надежды. Юра пытался ухаживать за ней с первого курса. Он, пожалуй, единственный в их группе догадывался об отношениях, связывающих Дашу с ее знаменитым соседом. И, соответственно, о причинах ее хронического отказа.

Но сегодня Даша совсем в другом настроении. "Вот и шанс что-то изменить, правда? Почему бы и нет? За Юрой не волочится хвост поклонниц и любовниц. Он не будет заставлять ждать и надеяться напрасно… Он заинтересован в нормальных отношениях. И от него не услышишь: "Прости, малыш, я не хочу портить тебе жизнь…"

5
{"b":"103299","o":1}