ЛитМир - Электронная Библиотека

Илья посмеялся. Вроде и не стоило говорить с Ангелиной о серьезном.

Но с кем еще говорить? Ведь тетушка любит его. И это важно.

Недавно в Интернете, на каком-то из сайтов, наткнулся Илья на текст:

"Приглашаем учителя начальных классов и опытного фельдшера или врача, желательно мужчин пожилого возраста, для постоянного проживания в экологически чистом, малолюдном районе на берегу реки.

Обеспечим жилье, питание, спокойную жизнь в своем узком кругу". Он прочитал, и почему-то подумалось ему, вспомнилось то малое селенье, что лежало за речкой, возле хутора отцовского.

Но Илья не был ни врачом, ни фельдшером, ни учителем начальных классов, и возраст другой, неподходящий.

Такие предложения в Интернете порой встречались. Там было немало интересного. И, конечно, больного, которого он старался не трогать.

Но порою не сдерживался. И снова плыли и плыли детские лица. Но как им помочь?

Ангелина – кажется, неспроста – разделяла его интернетные досуги.

– Побалуй старую тетку, – просила она. – Никак не научусь с этой техникой обходиться. А надо бы… Тут много нужного, просто необходимого.

Тетушке нужны были сайты цветочных фирм, ветеринарных лечебниц, а еще она любила "Скандалы", "Компромат" и "Антикомпромат" и даже "На злобу…". Как говорится, всего понемногу – для души и ума и для разговора со знакомыми, чтобы "вовсе дурою не казаться", как выражалась Ангелина.

Но главное, конечно, было в ином. Утренний чай да чай полуденный, купанье, телефонные разговоры с мужем и долгие беседы с племянником, которого она любила, жалела.

Так было и нынче. Утреннее купание, Волга, долгое чаепитие и прогулка, после которой Ангелина решила отдохнуть.

Илья включил компьютер, посмотрел почту, перешел к новостям.

Запестрело на экране обычное: "Главное", "Последние новости",

"Главное за сутки". А в общем, одно и то же. "Ирак… погибло 20 человек, ранено…", "Северокорейская ядерная программа…",

"Международный суд в Гааге…". И вдруг, каким-то промельком, задело:

"ЛефОйл". Задело, но осознал не сразу: компания Феликса, дяди

Тимофея – "ЛефОйл", что-то о ней. Строки уже уплыли вверх, и он вернул их, открыл страницу, начал читать, потом перечитывал, глазам не веря: "В Ямало-Ненецком АО при вынужденной посадке потерпел катастрофу вертолет Ми-8, принадлежащий компании "ЛефОйл". По данным МЧС, на борту вертолета кроме экипажа находилась группа руководителей компании. Имеются жертвы. Для оказании помощи и эвакуации пострадавших в район катастрофы вылетели вертолеты МЧС и скорой медицинской помощи. Спасательной операции могут помешать плохие погодные условия: низкая облачность, туман, дождь". Автоматически, не сознавая, он нажал на клавишу; из щели принтера выполз наружу белый лист с текстом, теплый на ощупь. Илья прочитал его и тут же, изорвав, выбросил в корзину.

Недолго подумав и снова не поверив, Илья прошелся по другим новостным лентам. Повторялось одно, главное: "ЛефОйл"… Руководители компании… Имеются жертвы".

Илья выключил компьютер, но не знал, что делать ему. Он сидел, думал и, конечно, не верил.

Всего лишь "имеются жертвы". Значит, не все погибли и кто-то остался в живых. И конечно, Тимофей погибнуть не мог. Этого нельзя даже представить. Он виделся и в нынешней, немолодой поре, и прежний: крепкий, улыбчивый, белозубый.

Утренняя зарядка, пробежка. Вперед и вперед. "Не ленись, Илюшка, перебирай ногами!"

Он погибнуть не мог, потому что сказал: "Мы поплаваем с маской…

С маской хорошо, красиво". Это – о Черногории, куда собирались.

"Буду каждое утро гулять. Спасибо тебе, Илюша". Это – о сосновой роще.

Тимофей не мог погибнуть.

Но почему вдруг стали подступать видения горькие? Седовласый больничный сосед: "Поедем с тобой. Пятница, суббота, воскресенье.

Три дня – наши!" И другой человек, которого Илья в глаза не видел, лишь слышал во тьме: "Ничего не надо. Лишь домик возле воды". Разве многого он просил, все поняв?

Нет, Тимофей погибнуть не мог. Так не бывает. Так не должно быть. И

Феликс не мог погибнуть, он говорил: "Твердо знаю, чем на покое займусь. Батискаф. Подводная лодка. Мы еще с вами поплаваем".

Все верно, все это будет: и поплаваем, и поплывем. Но господь с ними, с далекой Адриатикой да Эгейей, с батискафами, яхтами да подводными лодками. Лучше всем вместе поехать на Дон, к Николаю на хутор. Так будет надежнее. Николай отработает две недели на

"рельсах" и повезет всех на своей большой деревянной лодке. Он обещал, приглашал.

Поедем ловить сазанов. С ночевкой, с костерком у воды. Всех возьмем:

Тимофея, Феликса и девчонок-племянниц, которые давно просятся. И маленького Андрюшку можно взять. Это – рядом, и это – вовсе не страшно. Теплая августовская ночь, костерок у воды. Всех надо взять.

И седовласого больничного соседа; ведь он так мечтал о костерке на берегу. И конечно, того человека из тьмы, который просил о реке, о воде, о маме. Всех возьмем. С Николаем – надежно. С ним и с бабушкой

Настей, которая от любой беды сохранит и успокоит боль. Она умеет. В далеком детстве много всякого было: падал с велосипеда, с лошади, с дерева, зимой простуживался, болел, и бабушка Настя всегда помогала.

Ее большие теплые руки, ее лицо, ее голос, ее песня: "Один – серый, другой – белый, а третий – подласый…"

И приходил долгий врачующий сон; а волшебные кони – серый, белый, подласый – мчались еще кому-то на помощь. Кони могучие, быстрые, гривы по ветру стелятся; они мчались так быстро к далекому морю, и через море, и на край белого света.

Но, может быть, – конечно же! – сегодня в их помощи и нет нужды, потому что в сообщении сказано всего лишь о том, что "имеются жертвы".

"Имеются жертвы"… Илья опомнился, с трудом выбираясь из путаницы болезненных мыслей, видений, где все мешалось: живые, мертвые, день минувший, сегодняшний, былое и сказки.

Наважденье прошло. Жизнь продолжалась. Солнце уже поднялось высоко, в полудень. И нужно было что-то делать: куда-то звонить, что-то узнавать, пока не проснулась тетушка. Потому что Интернет твердил и твердил свое: "Имеются жертвы".

35
{"b":"103312","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нет оправданий! Сила самодисциплины. 21 путь к стабильному успеху и счастью
Точно в сердце
Холмс вернулся. Дело Брексита
Oracle SQL. 100 шагов от новичка до профессионала. 20 дней новых знаний и практики
В военную академию требуется
Просто Космос. Практикум по Agile-жизни, наполненной смыслом и энергией
Вся правда о еде
Книжный магазинчик Мэделин
Желание #5