ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Д-да... — растерянно отозвалась Аранша.

— Послушай, милая, — деловито сказала Нурайна, вставая с барабана. — Пока все дожидаются Светоча, мы можем слегка размяться. Будем хотя бы знать, чего ждать друг от друга...

Результат тренировочного боя оказался просто обескураживающим. Наемница, не раз сходившаяся в битве с вражескими воинами, почувствовала себя маленькой девочкой, у которой раз за разом выбивают из рук игрушечный меч. Ни о каком поединке не могло быть и речи: уровень боевого мастерства у противниц был слишком разным.

— Я только раз фехтовала с человеком, который умеет драться так же, как ты, госпожа, — сказала приунывшая Аранша. — Он был Хранителем крепости, где я служила...

— Да? — рассеянно откликнулась Нурайна, думая о своем. — Интересно было бы с ним встретиться... Голубушка, а ведь мы попали в неприятную историю. Собралась толпа народа, сам Светоч прибудет, чтобы взглянуть на нас... Мы выходим на арену, поединок начинается — и тут же заканчивается... Зрители могут потребовать деньги назад, а то и побьют нас, как мошенниц!

— А что делать? — встревожилась Аранша.

— Эти добрые люди пришли, чтобы увидеть красивое зрелище... Может быть, покажем им танцы?

И зрители увидели танцы!

Сначала Аранша, грозно размахивая мечом, гоняла Нурайну по всей арене. Потом Нурайна перешла в контратаку и обратила Араншу в бегство. Время от времени то одна, то другая воительница хитрой подножкой опрокидывала соперницу наземь и со свирепым ревом заносила меч для смертельного удара, но каждый раз чуть-чуть промахивалась, клинок вонзался в землю у самой щеки лежащей на арене женщины; поверженная противница по-змеиному изворачивалась, вскакивала на ноги и с боевым кличем вновь бросалась в сражение.

Зрители восторженно стонали, глядя, как мечутся по арене два живых языка пламени — желтый и алый.

А в большой ложе за золочеными перильцами снисходительно взирал на зрелище невысокий хрупкий человек со скучающим томным лицом. Тонкая смуглая рука небрежно легла на перила. Все, кто был на балконе, время от времени поглядывали на эту руку, пытаясь по ней угадать, в духе ли ее владелец. В глаза ему взглянуть не осмелился бы никто.

Рядом с ним неподвижно восседала женщина, с головы до ног укрытая густой серой вуалью. Ничего нельзя было сказать ни о ее возрасте, ни о фигуре. Она никак не реагировала на происходящее на арене. Со стороны казалось, что она слепа, глуха и лишена речи. Однако придворные время от времени бросали на женщину опасливые взгляды. Ее настроение волновало их не меньше, чем настроение Светоча.

Представление подходило к концу. Меч Аранши отлетел на несколько шагов, а сама наемница с маху грохнулась на песок. Нурайна вскинула клинок и издала такой великолепный вопль, что у зрителей кровь застыла в жилах.

Аранша приподнялась на локтях, вновь рухнула на песок и страдальчески застонала на всю арену. Встревоженная Нурайна нагнулась было к ней, но поймала веселый сообщнический взгляд и успокоилась.

Из толпы, нырнув под канат, выбежали мужчина и женщина. Они помогли Аранше подняться и, осторожно поддерживая, увели с арены. При взгляде на зеленоглазую грайанку, бережно обнимающую Араншу за плечи, Нурайна нахмурилась: не ее ли довелось встретить в Васха-до? Странно... Но удивляться было некогда: надо было завершить представление.

Нурайна взяла в левую руку меч Аранши и взмахнула над головой двумя клинками. Затем пересекла арену, остановилась перед нишей с золочеными перилами, бросила на песок оружие соперницы и прикоснулась к нему острием своего меча. Это означало, что она посвящает свою победу Светочу. Толпа взревела.

Нурайна стояла разгоряченная, раскрасневшаяся, с разлетевшимися по алому шелку черными прядями (по настоянию Харшум-дэра она вышла на арену с распущенными волосами).

Правитель Наррабана вынул из уха золотую серьгу и бросил вниз через перила. Нурайна левой рукой поймала подарок на лету, белозубо улыбнулась и отсалютовала мечом.

Светоч обернулся к сидящему возле него вельможе и шепнул:

— Эту женщину — вечером — во дворец...

Вельможа без тени улыбки наклонил голову. Но в душе он ехидно хихикал.

Почему бы правителю не произнести свое приказание в полный голос? Он мог бы сразу увести красавицу во дворец. Не было в Наррабане ни закона, ни обычая, который запрещал бы ему это.

Зато была женщина под серой вуалью. Ахса-вэш. Законная супруга Светоча.

Казалось бы, ну и что? Разве любой наррабанец не господин в своей семье? А уж тем более Светоч, которому стоит нахмуриться, чтобы повергнуть в трепет всю страну! Какая женщина посмеет поднять голос против того, кто обладает такой властью?

Лишь та, за спиной которой стоит еще более страшная власть. Власть богов.

Ахса, единственная дочь главного жреца храма Гарх-то-Горха.

Конечно, никто не должен знать, что творится на женской половине чужого дома. Но дворец — это особое место, дворцовый воздух насквозь пропитан сплетнями. Они носятся там, подобно пыли на ветру. Всем придворным известно, что длиннокосая дерзкая Ахса так запугала своего супруга гневом Единого, что тот не осмеливается даже взять вторую жену — а ведь на такой-то пустяк имеет право любой наррабанец!..

Вельможа тихо встал и направился к лесенке. Показалось ему или нет, что вслед тихо колыхнулись серые складки вуали?

Все-таки приятно сознавать, что ты хоть в чем-то выше Светоча! Во всяком случае, ты полновластный хозяин на женской половине своего дома!..

Из воющей толпы на прекрасную победительницу потрясенно глядел старик в поношенной одежде.

Илларни вторые сутки скрывался от преследователей. Он не знал, кто дышит ему в затылок — люди Хайшерхо, жрецы храма Единого или разъяренный Таграх-дэр, — но дал себе слово, что гончим собакам придется туго. Старый астролог умел путать след не хуже зайца.

Две ночи провел он в доме старого приятеля, который некогда был переписчиком книг в дворцовой библиотеке, но спился, потерял должность и стал уличным писцом. Приятель не слишком обрадовался появлению Илларни, а когда узнал, что тот спасается от погони, то и вовсе перетрусил, как побитая дворняжка. Илларни терпел его нытье сколько мог, а затем покинул его дом. В конце концов, действительно было опасно задерживаться долго под одной крышей.

Перебирая в памяти своих здешних знакомых, старый ученый вспомнил некоего вора, которого однажды случайно спас от смерти. Возможно, он захочет выручить своего спасителя... если, конечно, парня до сих пор не казнили.

Но где найти вора? Может быть, там, где скопилось больше всего зевак? Шансы невелики, но попытаться надо, а в случае неудачи можно придумать что-нибудь еще. Только не возвращаться к писцу: там его след скорее всего уже обнаружен. Про Хайшерхо говорят, что он умеет получать сведения даже из жужжания мух, да и храм Гарх-то-Горха имеет везде глаза и уши...

Так Илларни оказался у каната, огораживающего арену. Сначала он высматривал, не крутится ли среди публики его знакомец. Но когда на усыпанный цветами песок шагнули две женщины и отсалютовали Светочу мечами, Илларни вздрогнул и впился взглядом в статную красавицу, вокруг которой развевался плащ черных волос. Конечно, это не Нурайна, что здесь делать сестре грайанского короля... но какое сходство, боги, какое сходство!

Начался поединок — и удивление старика перешло в смятение.

Там, в Тайверане, он видел свою прекрасную ученицу не только за книгами. Ему доводилось наблюдать, как она, в мужской одежде и с высоко подобранными волосами, звенит клинком в Зале Карраджу. Ах, какой была тогда Нурайна: веселой, задорной, дерзкой в юнтиваре и отчаянной в поединке!

Чаще всего ее противником был Юнтайо — дворцовый охранник, великолепный воин и странный человек: сдержанный, замкнутый, с какой-то тайной в душе. Илларни был знаком с ним еще до того, как молодой мастер карраджу был допущен к охране дворца. Эти два очень разных человека некоторое время путешествовали вместе и пережили несколько увлекательных и опасных приключений — и все же ученому ничего не было известно о прошлом воина.

140
{"b":"10332","o":1}