ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Послушай, Ухтах, — в очередной раз начала Арлина. — Ты проводник, верно?

Ухтах равнодушно кивнул, разглядывая затейливый узор ковра, которым были обтянуты стены харчевни. Докучный разговор тянулся долго. Наррабанец давно ушел бы, если бы настырные чужеземцы время от времени не подливали ему вина.

— И твой брат тоже проводник? — терпеливо вела свою линию Арлина.

— Тоже.

— Слушай, — не выдержал Айфер, — если ты такой болтун, почему до сих пор не грайанец?

Арлина жестом успокоила его и продолжила, обращаясь к Ухтаху:

— Мы же не шутки ради разбудили тебя в такую рань! Мы весь вечер и всю ночь разыскивали пропавшего человека...

— Ничего не знаю.

Арлина решила быть откровеннее с несговорчивым проводником:

— Этих людей возглавляет такой длиннорукий коротышка с сиплым голосом. Очень опасный, очень плохой человек! Охотник за рабами или еще кто похуже. А ведь с ним твой брат! Он тоже в опасности!

Наррабанец принял из рук Аранши очередную чашу, вытянул губы трубочкой, чтобы подуть на вино, да так и замер, размышляя над услышанным. Затем озабоченно нахмурился:

— Плохой человек, да? Тогда верно: надо догнать.

— Ты знаешь, куда они направились? — не веря удаче, спросила Арлина.

— Знаю, — кивнул разговорившийся молчун. — К Хроти-Шахи-Харр, Плавнику Подземной Рыбы. Это горный хребет, дня четыре пути отсюда. Вода там вроде есть, но никто туда не ходит. Злая земля. Древние духи. Колдовство. Разбойники.

— Но ты поведешь нас?

— Поведу, там мой брат. Но не даром...

Хозяин харчевни сунулся было к ранним гостям с новым кувшином вина, но отступил в сторонку: в азартный торг вмешиваться не принято. Краем уха он уловил цену, которую заломил проводник, и ошарашенно покрутил головой. Куда же собираются эти грайанцы, если с них требуют такую плату?..

Впрочем, стараниями Айфера непомерная цена была порядком сбита.

— Но вам не собрать отряда! — предупредил Ухтах. — Никто не пойдет к Плавнику Подземной Рыбы.

— И не надо! — развернул богатырские плечи Айфер. — Ты меня только с теми ворами сведи, я и один разберусь!

Наррабанец поцокал языком, оценив могучую стать наемника, и продолжил деловито:

— Верблюды — мои, два раба-погонщика — мои. Вода-еда — мое дело. Выходим сегодня, иначе не догнать. Жду в поддень у западных ворот.

Взволнованные грайанцы удалились. Ухтах бросил им вслед холодный пристальный взгляд. Эти глупцы идут по следу Избранного? Что ж, они с ним увидятся... когда и где это будет угодно Хмурому Богу.

Да возрадуется Кхархи!

28

Удар колокола, чистый, звонкий и печальный, вырвал Светоча из тягостного, мучительного сна.

Правитель Наррабана всегда просыпался быстро. Вот и на этот раз — с болезненным мычанием стряхнув кошмар, он открыл глаза и сразу понял: звон, вновь и вновь рождающийся за стеной, сулит ему что-то более неприятное, чем жуткое сновидение.

Лодыжку бережно обхватили умелые старческие пальцы: слуга, спавший у порога опочивальни, без приказа начал обувать хозяина. Если не считать Ахсы-вэш и немногочисленных наложниц, только этот старый раб видел Светоча в ночном одеянии. Старик умел угадывать невысказанные желания молодого господина, выросшего у него на руках. А сейчас и гадать было не о чем: за стеной звонит колокол — Светоч должен спешить навстречу неприятностям.

Слуга торопливо облачил правителя в легкое оранжево-золотое одеяние. Завязывая пояс и не поднимая головы, старик сказал:

— Я видел недобрый сон. Пусть Светоч поостережется.

Это было дерзостью — первым заговорить с повелителем, да еще отравить утро недобрым карканьем. Но Светоч позволял старому слуге куда больше свободы в обращении, чем самым влиятельным придворным — кроме, пожалуй, Нхари-дэра.

— Недобрый сон, да? — процедил сквозь зубы повелитель. — Старый глупец, посмотрел бы ты, что снилось мне!..

Небольшая комнатка была полна придворных и стражников, но с появлением Светоча все не просто расступились, а словно размазались по стенам. Возбужденное перешептывание смолкло.

Двое Белых Львов нацелили копья на высокие часы грайанской работы. У охранников был такой вид, словно безобидный механизм вот-вот превратится в ужасное чудовище.

Собственно, почти так оно и было.

Вновь ударил колокол, все присутствующие вздрогнули. За плечом Светоча кто-то громко ахнул. Повелитель гневно обернулся, чтобы взглянуть, кто позволяет себе подобную несдержанность, но смягчился, узнав Нхари-дэра. Смотритель ковра и подушек никогда не отличался храбростью. А вот любопытством отличался. Потому и примчался взглянуть хоть глазком на переговоры. В самом деле, когда еще выпадет случай увидеть живого нарра (если, конечно, вельможа не прогневает Светоча и не отправится в Бездонную Башню).

Но зачем явились сюда эти твари? В последний раз переговоры с ними велись еще при жизни прежнего правителя: тогда при помощи нарров удалось подавить мятеж среди городской бедноты. А что понадобилось подземным жителям сегодня?

Светоч подал знак Белым Львам, те проворно отодвинули в сторону высокие часы.

Все затаили дыхание, ожидая, что в открывшемся проеме появится черная тварь с громадными глазами. И забыли выдохнуть воздух, когда в комнату шагнул высокий статный человек с растрепанными волосами цвета корицы. Одежда на нем была перепачкана, сам он был в кровь исцарапан, но карие глаза смотрели независимо и дерзко. На поясе у таинственного гостя был меч в кожаных ножнах.

Что-то странное было в том, как этот человек шагнул в комнату, прислонился к футляру часов, нахально обвел взором присутствующих. Если бы незнакомец появился не из зловещего подземелья, можно было бы поручиться, что он изрядно под хмельком.

— Приветствую всех! — разбил ошеломленную тишину веселый голос с легким грайанским акцентом. — Очень рад вас видеть! Не знаю, кто вы такие, но вы все мне нравитесь.

Никто из присутствующих не смог и рта раскрыть, да никто, включая Светоча, и не знал, что тут можно сказать.

Не дождавшись ответного приветствия, молодой грайанец обиженно передернул плечами, отлепился от футляра часов, в два шага добрался до стоящего у стены сундука и с явным удовольствием уселся на него, свесив ноги на пол. Придворные шарахнулись от незнакомца, как от злого духа. Пришелец не обратил на это внимания, он с интересом разглядывал одного из Белых Львов:

— Вей-о! Приятель, я тебя знаю! Как твой нос, не зажил?.. Красиво она тогда тебя... по носу... потом хотела ухо отрезать...

Нхари-дэр возбужденно зашептал что-то Светочу. Как ни тихо он говорил, чуткие уши придворных уловили: «...грайанский колдун...» Эти страшные слова тут же негромко расплескались по комнате.

А пришелец уже отвернулся от стражника:

— Нхари-дэр! И ты тут... смотритель ковра и прочих тряпок... Что смотришь, будто первый раз меня увидел? Это ж я! Ралидж Разящий Вздор... то есть Взор... в общем, не уходи, ты мне еще нужен будешь!

— Чужеземец! — возопил Нхари-дэр, отчаянно пытаясь спасти положение. — Ты находишься пред ликом Светоча!

— Да-а? — обрадовался грайанец. — Который — Светоч? Вот этот? Ой, как хорошо!

Острия копий охранников почти касались груди незваного гостя, но тот не замечал их.

— Я ж сюда и хотел попасть! К Светочу! Ну и решил — напрямик, из-под земли... а то начнут посылать от одного вельможи к другому... сплошная тоска и время зря тратится...

Светоч не знал, чего можно ожидать от этого невероятного человека, которого Нхари-дэр назвал колдуном. Поэтому, временно оставив без внимания немыслимую дерзость грайанца, повелитель сказал сдержанно:

— Чужеземец, ты либо великий воин, либо могущественный маг, если сумел пройти через владения злобных нарров и остаться живым...

— Нарры? — нахмурился пришелец, припоминая. — Нарры, нарры... Ах, нарры! — Ралидж просиял. — Такие лупоглазые, шестилапые, да? С нестрижеными когтями? Я еще о них все время спотыкался... Пра-авильно! Хорошо, что я вспомнил!

156
{"b":"10332","o":1}