ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Душа содрогалась от безумной радости, но руки были спокойны и тверды — руки алхимика, привыкшие иметь дело с хрупкими ретортами и ядовитыми снадобьями. Уверенно и крепко тонкие пальцы держали посох, который внезапно сам, без хозяйской воли, закачался и наклонился, указав навершием вдаль, через пропасть. Вращение прекратилось. Колдун устремил жадный взор туда, куда кивнул посох.

Наступила жуткая, мертвая, вселенская тишина. И в эту тишину, ударив по напряженным нервам чародея, ворвался негодующий вой. Его поддержал второй голос, третий... Ничего не видел Айрунги, кроме камней, поросших мхом и низкорослыми цепкими сосенками, но, как наяву, стояли перед ним неподвижные серые фигуры с покатыми плечами и длинными тощими лапами.

— Там! Там Врата Миров! Оттуда я поведу вас на битву, дети мои!..

От наплыва чувств голос Айрунги сорвался на писк. Чтобы не упасть, чародей оперся на посох, как на простую палку. В этот миг высшего счастья он забыл, что сила его была краденой. Свершилось то, о чем мечтал когда-то тихий мальчик в повозке бродячих циркачей. Он повелевает Воинством Мрака!

* * *

Проходя мимо шаутея, Хранитель и Аджунес встретили Тайхо, который сосредоточенно волок за руки двоих малышей лет шести. Те, сопя, упорно вырывались.

Заметив Хранителя, Тайхо взмолился:

— Господин мой, заступись! Все наши на стене, копьемет собирают, а меня десятник послал по крепости вот эту мелочь отлавливать!

— И куда ты их? — заинтересовался Орешек.

— В шаутей, к Миланни. Она их там вареньем кормит и сказки рассказывает! — презрительно сплюнул маленький воин.

Шайвигар вгляделся в замурзанные, полные молчаливого протеста мордашки.

— Эти вроде... из «городка», да?

— Верно, господин, это плотничьи близнята. Мне велено всех хватать, без разбора, а то на стену лезут не хуже вражьей армии, солдаты не успевают их за уши вниз стаскивать. Вот мне и приказали всех в шаутей загнать. Только с мужичьем, что на пустыре толчется, у меня промашка вышла. У них детвора дикая, как волчата! Вцепятся в родителей и вопят... Дере-евня! — Тайхо снова сплюнул. — Я уж отступился, только велел папашам да мамашам получше приглядывать за своими принцами наследными...

Он покрепче перехватил пленных карапузов и снова попросил безнадежно и тоскливо:

— Хранитель, заступись! Неужто для меня поважнее дела не найдется?

— С чего это я буду отменять приказ твоего десятника? И приказ-то правильный. Сам подумай: пойдут враги на приступ, встанешь ты на стене, а детвора у тебя под ногами суетиться начнет...

Тайхо смирился и поволок дальше свою отбивающуюся добычу.

— Конечно, — улыбнулся им вслед Орешек, — разве приманишь малышей сказками да вареньем, когда вокруг такое творится!

— Как бы нам Тайхо удержать подальше от боя? — озабоченно отозвался Аджунес.

— А пусть ему десятник велит охранять женщин и детей. Позлится мальчик, но приказа ослушаться не посмеет. Он же солдат!

Хранитель не первый раз был в Доме Исцеления — просторном каменном здании, разделенном на два помещения. Одно из них предназначалось для больных и сейчас пустовало. Набитые соломой тюфяки были грудой сложены в углу. Другая комната, поменьше, походила на камеру пыток. Середину занимал большой стол, по углам столешницы были вбиты железные кольца с широкими кожаными ремнями на них. Один из трех стоящих вдоль стен ларей был открыт, в нем лежали инструменты столь жуткого вида, что Хранитель не стал их внимательно рассматривать. Возле ларя трое рабов перебирали инструменты, проверяя, в порядке ли они.

Лекарь еще не возвратился с «пустыря». Рабов же появление Сына Клана вогнало в столбняк, от ужаса они не могли связно ответить ни на один вопрос.

Хранитель обшарил каждый уголок, ко всему придирался, довел несчастного шайвигара до зубовного лязга.

— А не перевести ли нам Дом Исцеления в коровник, почтенный Аджунес? — рассуждал Сокол. — Там и попросторнее, и почище, и рабочих рук хватает...

Путаясь в словах, шайвигар попытался объяснить, что за Дом Исцеления отвечает Зиннитин. Не дослушав, неугомонный Хранитель двинулся по приставной лестнице на чердак. Аджунес начал карабкаться следом, продолжая доказывать, что в мирное время Дом Исцеления почти и не нужен, лекарь разве что у баб роды принимает, а все болезни у солдат — от безделья и обжорства, и если бы Правая Рука почаще позволял занимать наемников на хозяйственных работах, то они были бы куда здоровее...

На чердаке порядка было побольше: чувствовалась заботливая рука Арлины. Чисто, проветрено, под крышей сушатся связки трав, на каждом из мешков с целебными зельями аккуратно нашит кусочек белой холстины с надписью: что за растения и когда собраны.

Впрочем, Хранитель и здесь нашел, к чему прицепиться:

— Ты когда последний раз сюда плотников присылал, Левая Рука? Правильно Волчица говорит: стропила в труху превратились! Хватит пинка — и все это хозяйство развалится...

И он небрежно ткнул носком сапога в деревянный брус.

Послышался хруст, треск, грохот, взвилась туча пыли. Крыша грузно просела, накрыв обломками Хранителя и шайвигара.

* * *

И тут же за крепостной стеной звонко, призывно запел рог.

— Сам король прибыл на переговоры! — суетился дарнигар. — Хранитель... где Хранитель?!

Вся грозная армия с осадными орудиями не привела старого воина в такое смятение, как трое всадников, по-хозяйски приблизившиеся к крепостному рву. Один из них только что протрубил призыв к переговорам и, опустив рог, почтительно отъехал в сторону. Второй, к которому были прикованы все взгляды со стены, поднял голову. Стальной шлем в виде клыкастой морды вепря обрамлял его лицо. Третий всадник, в простой кожаной одежде, держался чуть позади короля.

— Тут такое дело... — виновато сказал кто-то за плечом Харната. — Хранителя и шайвигара завалило в Доме Исцеления на чердаке... крыша обрушилась...

Арлина ахнула и метнулась было к лестнице, но остановилась, услышав:

— Живы они, целы... ребята сейчас балки разбирают...

Это меняло дело. Волчица напустила на себя равнодушный вид. Если Хранителя вытаскивают из-под обломков крыши, пусть это происходит не на глазах у невесты.

— По-нес-лась душа в Бездну!.. — растерянно бормотнул дарнигар.

Его взгляд с надеждой остановился на Арлине. В душе Харнат недолюбливал своенравную девицу, хотя и был с ней неизменно почтителен. Но сейчас Волчица — спокойная, статная, со знаками Клана на одежде — казалась ему воплощением власти.

— Что делать, госпожа? Короля нельзя заставлять ждать...

— Нельзя, — твердо согласилась Арлина, втайне польщенная тем, что у нее попросили совета. — И объяснять, почему нет Хранителя, тоже нельзя. Придется тебе, дарнигар, начинать переговоры.

Получив четкий приказ, Харнат облегченно перевел дух и обернулся, чтобы отдать команду солдатам. Но те уже закрепляли на цепях у зубца стены большое бревно. Во время штурма оно опускалось с башни Северных ворот и ломало вражеский таран. Сейчас с этого бревна, как со ступеньки лестницы, Правая Рука собирался говорить с королем. Переговоры вполне могли бы вестись и сверху: обе стороны хорошо друг друга видели, да и голос надрывать особенно не пришлось бы. Но гордая традиция требовала спускать на цепях бревно, подчеркивая тем самым, как высоки стены крепости.

Придерживаясь рукой за цепь, дарнигар ступил на шершавую кору. Цепи взвыли и залязгали. Арлина легко спрыгнула на спускающееся бревно и встала рядом с дарнигаром. Никто не посмел остановить Дочь Клана.

Нуртор спокойно выжидал, пока бревно опустится на гремящих цепях — совсем немного, локтя на три. Обе стороны уважали старые обычаи, первым должен был заговорить тот, кого вызвали на переговоры.

— Я — Харнат Дубовый Корень из Семейства Прешта! — четко сказал старый воин. — Милостью Джангилара Меча Судьбы, правителя Великого Грайана, я — дарнигар крепости Найлигрим. Госпожа, что стоит рядом со мной, — Арлина Золотой Цветок из Клана Волка, Ветвь Логова. Она — невеста высокородного Хранителя нашей крепости Ралиджа Разящего Взора из Клана Сокола, Ветвь Левого Крыла.

62
{"b":"10332","o":1}