ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Давший клятву
Водоворот. Запальник. Малак
Идеальная незнакомка
Лучшая неделя Мэй
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
AC/DC: братья Янг
Отец Рождество и Я
Барракуда forever
S-T-I-K-S. Трейсер
A
A

— Ты правильно сделал, что позволил ему основать Род, — серьезно кивнула Нурайна.

— Конечно! Он заслужил!.. Знаешь, как смеялись яргимирские дурни, у которых он хотел получить заказы на свою придумку! Мы, мол, не дети, можем без подпорок в седле усидеть!.. Хорошо, что у мастера хватило настойчивости и дерзости дойти до меня!

— Подожди, — припомнила женщина, — но смотритель дворцовой библиотеки нашел недавно что-то такое в древних рукописях... Не то в Темные, не то в Огненные Времена были такие седла...

— В Темные, — кивнул король. — Было племя в долине Сладких Ручьев... но малочисленное, соседи его истребили без войны — хитростью, коварством. А почему такие седла забытыми оказались — не знаю... Кстати, упор для ног назывался — стремена. Очень мне это слово нравится...

— Хорошее слово, — улыбнулась Нурайна. — Рада слышать, что ты не отказался от своей мечты.

— Отказаться от такого?! У меня сейчас три сотни, а со временем будет — десять тысяч всадников!

— Десять тысяч обученных лошадей, не боящихся ни лязга оружия, ни крови, ни криков, — начала подсчитывать женщина. — Обучение десяти тысяч всадников... ах да, плата им... Десять тысяч седел с этими — стременами, да?.. Специальные попоны для коней, да фураж, да лечение, да зимние конюшни на десять тысяч голов — у нас не Наррабан, свободным выпасом не обойдешься. Рабы-конюхи, рабы-кузнецы... Трудно будет сочетать это со строительством новой столицы!

Король дернулся, словно разбуженный от дивного сна.

— Это же не сейчас — десять тысяч... со временем...

— Да, — сочувственно и горько сказала женщина. — Со временем... Ты станешь дряхлым, не сможешь вскочить в седло и повести конницу к победам. Это сделают твои внуки — молодые и сильные, как ты сейчас. А ты будешь глядеть им вслед и старческими губами возносить за них молитвы. Ты великий король, если умеешь за сегодняшним днем видеть завтрашний, умеешь радоваться радостям своих потомков...

На лице Джангилара было ясно написано, что плевать ему на паршивцев-потомков, которых еще и на свете нет, и что он не собирается воссылать старческие молитвы за чьи бы то ни было победы.

— Ну, с новой столицей можно и подождать... — неохотно буркнул он.

— Как скажешь, — не стала возражать Нурайна. — К тому же с тяжелой конницей ты вновь раздвинешь границы. Кто знает, где ты тогда захочешь воздвигнуть свою столицу?

Король расхохотался... но вдруг оборвал смех и с досадой взглянул на собеседницу.

— Обошла ты меня с флангов! — признал он. — Как захотела, так и сделала. И не смей спорить! Иногда я думаю: а кто я такой? В худшем случае — подставка для короны, в лучшем — полководец великой королевы. Ведь ты и есть правительница этой страны, Нурайна, хоть и не восседаешь не престоле!

Темные глаза женщины вспыхнули. Она подалась вперед и положила красивую ладонь на руку короля.

— Никогда не говори так, не думай так! — воскликнула она искренне и горячо. — Все, все в моей жизни — твое и для тебя! Если я иногда помогаю тебе советами — да просветлят боги мой разум! — то это лишь капля в уплату моего вечного долга тебе! Думаешь, я не понимаю, как сложилась бы моя судьба, если бы ты не захотел признать меня своей сестрой! Одно твое слово — и я отправилась бы прислуживать на кухню, как моя мать!

— Что за чушь! — возмутился Джангилар. — В тебе течет королевская кровь!

— В ком она только не течет! Сам знаешь, как скромен, воздержан и разборчив был наш отец. Покажи мне хоть одну старуху-прислужницу, которая в дни своей юности не спала с королем! Никто и не пытался сосчитать, сколько у него таких, как я...

— Что верно, то верно! — ухмыльнулся Джангилар. — Но имя-то он дал только тебе!

Нурайна твердо сжала губы. Она и в самом деле не понимала, почему Бранлар, всегда безразличный к судьбам своих отпрысков, которых прижил с кем попало, вдруг выделил из этого выводка дочь кухонной рабыни, дал девочке имя и тем самым признал свое отцовство.

— Да, — согласилась она, — на кухню я, пожалуй, не попала бы... Но все же я не Дочь Клана. Ты мог выделить мне небольшое приданое и сплавить с глаз подальше. Никто не заставлял тебя относиться ко мне так же, как к законным сестрам.

— Относиться к тебе так же, как к законным сестрам! — Джангилар развеселился от этой мысли, как от самой удачной шутки. — Относиться... к тебе... так же... ой! Ты — и два безмозглых мышонка, у которых на уме только тряпки да кавалеры! Ой, сравнила!..

Улыбнулась и Нурайна.

— Зря ты так, они милые девочки... кстати, им замуж пора, мы с тобой еще об этом подумаем.

— Не мы подумаем, а ты подумаешь! — махнул рукой король. Его мимолетная обида прошла. — Как и о государственных делах... А я займусь тем, на что у меня хватает мозгов: армией. Тяжелой конницей! Всадники в стальных доспехах, какие носила когда-то гвардия в королевстве Алых Скал! Кони в кожаных попонах, на мордах — железные маски... кузнецы расстарались — на маски взглянуть страшно! Ах, какая конница! Какие воины! Жаль, нет случая испытать их в деле...

— Вы с Каррао и так гоняете бедняг без пощады...

— Да, Волк держит их в седле днем и ночью, он так же бредит тяжелой конницей, как и я! Любо смотреть, как поднимаются наши всадники по тревоге. Им бы хороший бросок... и хотя бы одну серьезную стычку! Все эти учебные схватки не заменят настоящего боя!

— У них будет настоящий бой, — медленно и ровно сказала женщина. В ее голосе прозвучало холодное отчуждение.

Король тревожно взглянул на старшую сестру. Она резко побледнела, крепко сцепила руки. Зрачки ее сильно расширились, глаза стали похожи на два бездонных колодца.

— У них будет бой. На равнине неподалеку от Ваасмира. Спеши, король! Поднимай по тревоге свои сотни! Меняйте на ходу коней, ешьте и спите в седлах, но торопитесь, ибо грянула беда!

Она закрыла глаза и потерла виски ладонями. Красивое лицо мучительно исказилось.

Джангилар, по-детски приоткрыв рот, смотрел на старшую сестру, обладавшую дивным даром Второго Зрения.

— Что это было? — шепотом спросил он.

— Не знаю... голова болит... Я видела колонну пехоты, несколько сотен... и твердо знала, что это враги... и что это где-то поблизости от Ваасмира.

— Это происходит сейчас или...

— В будущем, в близком будущем.

— Но это не может быть рядом с Ваасмиром! Там же все спокойно! Или... неужели в городе мятеж?

— Это не было похоже на толпу мятежников. Красивый ровный строй.

— Взбунтовался ваасмирский гарнизон? Быть того не может...

Где-то за деревьями прозвенел гонг. Белочки встревоженно поднялись на задних лапках, но быстро успокоились.

— Прибыл гонец, — озабоченно сказал король. — Оставайся здесь. Незачем слугам видеть тебя такой...

Нурайна благодарно кивнула, чуть не потеряв при этом сознания. Она всеми силами скрывала от посторонних дар Второго Зрения... как и другие свои способности, которые были секретом даже от короля.

Женщина сползла на песок и прислонилась щекой к бортику фонтана. Она отдыхала, ни о чем не думая, и даже не заметила, как вернулся брат.

Джангилар был в радостном возбуждении.

— Ты умница, колдунья моя! Вот что значит кровь Первого Дракона! На Рудном Кряже — бунт рабов, и какой бунт! Три подземных поселка объединились и пробились наверх. К ним присоединилось много мерзавцев из охраны. Сотни три-четыре мятежников наберется! Да не по лесам разбежались, а с оружием в руках идут в Силуран. А ведь Рудный Кряж — в той же стороне, что и Ваасмир, ненамного ты ошиблась. Эх, поведу свою конницу на легкую добычу!..

— Я не ошиблась... — начала было Нурайна, но король уже исчез.

Женщина вернулась в беседку и попыталась вчитаться в письмо Хранителя Ашшурдага, но не смогла сосредоточиться и раздраженно отшвырнула свиток.

Вошла старая служанка, склонилась над сидящей госпожой, что-то зашептала.

Щеки Нурайны окрасились легким румянцем.

— Да как он посмел?! Я же приказала ему больше здесь не появляться!

68
{"b":"10332","o":1}