ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тонкие пальцы девушки метнулись к жилке на шее любимого. Кровь толчками билась под кожей.

Апатия и тоска сменились жаждой деятельности. Арлина подняла голову Сокола, ощупала затылок: не проломлен ли череп? Нет, хвала Безликим, всего лишь большая шишка... Девушка дрожащими руками развязала тесемки ворота, чтобы потерявший сознание Ралидж мог легче дышать, и вцепилась ему в плечи, чтобы приподнять Хранителя, положить его голову себе на колени. При этом правая рука ее нечаянно оказалась под рубахой, скользнула по неровной, густо покрытой шрамами коже...

Нет, не грянул гром с безоблачного неба, не содрогнулись скалы вокруг Найлигрима, не воззвали к людям человеческими голосами Безымянные Боги.

Но где-то далеко, в гиблом вонючем болоте, радостно засмеялась Хозяйка Зла. Расхохоталась, старая гадина!

Арлина получила удар, перед которым отступили все потрясения этого кошмарного дня. Даже обретение магической силы обесценилось и забылось.

Зато вынырнула из прошлого и стремительно пронеслась перед глазами сцена переговоров с Нуртором. А вокруг этой, по-новому увиденной, сцены взметнулось множество мелких деталей, замеченных, но не осознанных: странные фразы, оговорки, недомолвки... взвихрились — и застыли, слившись в четкий и ясный рисунок, подобный простому узору для вышивания, который только и ждет, чтобы его перенесли на ткань...

Когда к лежащему Хранителю подошла, пошатываясь, Аранша, Волчица обернула к наемнице бледное, помертвевшее лицо. Пальцы Дочери Клана медленно завязывали тесемки ворота Хранителя.

— Вода есть? — севшим голосом спросила Арлина.

Наемница молча отстегнула от пояса флягу. Госпожа смочила Хранителю виски, капнула немного на побелевшие губы Он открыл глаза, приподнялся на локте и осторожно покрутил головой.

— Что... что случилось? — Хранитель впился встревоженным взглядом в измученные лица девушек. — Я пропустил что-нибудь важное?

— Армия разбита, Нуртор бежал, — сухо сказала Арлина, поднимаясь на ноги. — Они не вернутся. А я хочу отдохнуть.

Тяжелой, чужой походкой Дочь Клана двинулась прочь Орешек рванулся было следом, но рука наемницы не слишком почтительно легла ему на плечо.

— Госпоже надо побыть одной. Это она обратила в бегство силуранцев — магией Первого Волка.

— Да чтоб меня живым на костер уложили! — взорвался Хранитель. — Ты объяснишь, что здесь произошло?!

По губам Аранши скользнула слабая улыбка:

— Нуртор почти захватил крепость, но тут пришла барышня и на всех накричала... Клянусь Безликими, господин мой, такие дела хороши только в сказках!

38

Когда гонец покидал Замок Темных Елей, он ожидал, что перед ним ляжет многодневный путь. Но путешествие оказалось куда короче, чем он ожидал: Джангилар Меч Судьбы, к которому спешил гонец, сам появился перед ним на лесной дороге во главе трех сотен всадников.

Слетев с седла и преклонив колени в дорожной пыли, гонец поведал государю то, с чем направил его высокородный Анайс Спокойная Мысль из Клана Орла, властитель Замка Темных Елей.

Гонец рассказал, как слуги Орла нашли в лесу истекающего кровью незнакомца и перенесли в замок. Долго был он на краю Бездны, лишь недавно пришел в себя и смог сообщить, что скакал с донесением из Найлигрима, но был остановлен подлым ударом в спину...

С разгоравшимся взором слушал молодой король о том, как Силуран, нарушив мирный договор, осадил грайанскую пограничную крепость.

Когда гонец смолк, Джангилар приказал всадникам сомкнуться и выслать вперед разведчиков. Конница меняла свой путь. Ей предстояла не драка с горсткой беглых рабов, а битва с армией Силурана.

Так и получилось, что взбунтовавшиеся невольники с Рудного Кряжа, не встретив сопротивления, дошли до ближайшего портового города, захватили два корабля и отправились в далекий, неведомый им самим путь — наугад пытать удачи в чужих землях...

* * *

Дорога плавно текла меж широких, поросших сочной травой лугов. Вдали, дразня обещанием прохлады, темнел лес.

Корова повернула голову в сторону леса и жалобно замычала.

Десятник Батупаш Кожаное Седло обернулся было дать проклятой скотине пинка. Но сдержался: незачем показывать солдатам свое раздражение.

Эту пеструю ленивую тварь (и вторую, черную, плетущуюся позади) он реквизировал вчера вечером в придорожной деревне. Как называлась деревня — выяснить не удалось: жители только скулили от страха, когда с ними заговаривали грозные силуранские воины. Это спасло крестьян от поголовного истребления: десятник рассудил, что жалкие землеройки не осмелятся послать гонца в Ваасмир, чтобы предупредить о приближающемся противнике. Кстати, если б такой храбрец все же нашелся, он не смог бы намного опередить колонну: все три деревенские лошади перешли в собственность армии Нуртора.

Теперь две тощие заморенные кобылки волокли телеги с раздобытой в деревне провизией. Жеребец, выглядевший чуть попригляднее своих подруг, был с торжеством подведен отважному Айшагру Белой Горе. И то сказать, просто позор: Сын Рода, командир пяти сотен, топал весь вчерашний день пешком, как простой наемник... что ж, сгодится и такой неказистый жеребчик, раз любимого коня командира нельзя было перетащить через горы...

При воспоминании о переправе через горы десятника пробрал озноб. Вернулось отвратительное настроение, что мучило его с утра.

Батупаша раздражало все: и мерзкая корова, что время от времени останавливалась посреди дороги и тоскливо мычала, просясь домой, и затянувшийся путь (давно бы привал устроить!), и жаркое солнце, превращавшее ходьбу в пытку. На голове-то шлем, на плечах-то кожаная куртка! Солдаты, что брели за телегами в хвосте колонны, давно сняли доспехи и побросали на телеги. Батупаш хотел прикрикнуть на разгильдяев, да передумал. Не его печаль — чужой десяток!

Но больше всего бесили Батупаша короткие злые разговорчики, что вспыхивали и гасли на ходу. Подленькие такие разговорчики, тихие, чтоб десятник не услышал...

А десятнику и прислушиваться не надо. Он и сам думает о том, что шевелится сейчас в солдатских умишках.

Нуртор совершил преступление против всего людского рода, пошел на сделку с Подгорными Тварями. Оно бы и ничего, ведь за это в Бездне королю расплачиваться, не солдатам... А только лезет в голову поганая мысль: а вдруг и Грайан тем же ответит — напустит на силуранских воинов жуткую зачарованную нежить?

Вот почему так зол десятник Батупаш.

Вот почему так крикливы сотники.

Вот почему так хмур командир.

Среди пятисот человек, что упрямо и жестко взбивали сапогами дорожную пыль, не было ни одного, кто не думал бы о кознях Многоликой, что с радостью влезла в человеческие игры.

Ну и пусть! Солдату не пристало сплетничать о короле — особенно если тот хорошо платит наемникам. А Нуртор щедр...

Батупаш вспомнил, как однажды его сотник собрал своих десятников на пирушку. В хмельной беседе бросил сотник фразу, которая Батупашу понравилась и запомнилась. «Если на дороге рассыпаны золотые монеты, а вдоль обочины стоят бочки с вином, то наемники не думают, куда эта дорога приведет, а идут по ней вперед да радуются».

Вот он и идет вперед... только радоваться что-то не очень получается. Мешают мысли о том, что в любой миг может налететь орава мерзких тварей — вон хоть из того леса...

Десятник невольно бросил взгляд на далекую опушку — и не закричал только потому, что онемел от ужаса.

«Храни нас Безликие! Чего боялись, на то и нарвались!»

Содрогнулась земля. Покачнулось солнце в небесах. Стена леса прыгнула на луг и ринулась к дороге... Нет, это не лес, это лавиной летят в атаку железнобокие всадники верхом на невиданных чудовищах. Жуткие морды четвероногих тварей похожи на клыкастые черепа...

Появление армии монстров так совпало с тайными страхами силуранцев, что колонна покачнулась, готовая развалиться, рассыпаться.

Но не зря жители Силурана славились упрямой отвагой, а воины Нуртора были к тому же хорошо обучены! Пронзительные команды сотников — и солдаты привычно сомкнули щиты, подняв копья навстречу врагу.

92
{"b":"10332","o":1}