ЛитМир - Электронная Библиотека

Она давно не видела Катерину такой несчастной. «Любое упоминание об Андрее все еще травмирует бедную девочку», – подумала Юлиана и мягко добавила:

– Тебе не обязательно самой разговаривать со Ждановым... Но все-таки подумай. Ты же помирилась с ним в Египте. Может быть, настало время сделать следующий шаг?

Старомодный телефон, сохранившийся в производственном отделе со времен, когда даже писатели-фантасты еще не изобрели полифонических рингтонов, зазвенел так непривычно и резко, что Роман от неожиданности подскочил на стуле, а Жданов поспешно схватил трубку. С. самого утра они ждали звонка от поставщика оборудования, которому передали на экспертизу поврежденную плату.

– Мы сможем поставить такую деталь только через две недели...

– А если мы оплатим полную стоимость новой детали? – стал заискивать Жданов в надежде, что еще можно спасти положение.

– В общем, вам придется заплатить полную стоимость ремонта, – бесстрастно сообщил поставщик.– Такая поломка не подпадает ни под одну гарантийную категорию...

– Почему? – напрягся Андрей.– Неужели мы так зверски замучили машину?

– Почти... – поставщик говорил медленно, словно осторожно выбирал подходящие к случаю слова.– Эксперты выяснили характер повреждения... Деталь сломали намеренно!

Роман стоял у самого стола Андрея – ему не терпелось узнать результат. Жданов обреченно положил тяжелую черную трубку на рычаг и повторил, словно пытался до конца осознать смысл происходящего:

– Он уверен, что станок был сломан нарочно...

– Андрей, это саботаж, – опешил Роман.– Самая настоящая диверсия! Черт!.. Неужели в этом замешан кто-то из наших? Кому же это может быть выгодно? Ты уже знаешь, кто этот человек?

– Пока не могу точно сказать... Но это было сделано нарочно – значит, здесь замешаны деньги... Вероятно, очень крупные деньги, чтобы так рисковать, – вслух размышлял Жданов.– Надо срочно поговорить с Кирой... С Воропаевым... – Андрей встал и направился к двери в коридор.

Но Роман удержал его:

– Нет! Мы пойдем другим путем. Сначала соберем информацию от работников.– Рома на минуту заколебался и добавил, подмигнув Жданову: – А лучше от работниц!

И объяснил приятелю основы «дедуктивного метода Малиновского»:

– Итак, в моем распоряжении ценный объект – Варвара!

– Уже... э-э-э... завербовал? – несмотря на серьезность ситуации, Жданов не мог скрыть ироничной улыбки.– Ты неисправим!

– Ну, должен же я хоть что-то делать хорошо! Дальше. Разведка донесла, что небезызвестный нам Иван Васильевич – начальник производства—к нашей Варваре давно неравнодушен... Я пойду и расспрошу ее насчет этого неприятного типа! Сам вспомни – он все наши новшества на корню пресекал, любую бумажку от нас прятал, чуть что – бегом к Воропаеву... Интуиция мне подсказывает, без него не обошлось!

Роман помчался в цех – раскрывать свой талант гениального сыщика.

– Ну-ну. Удачи, Штирлиц, – Жданов в романтической манере помахал вслед Малиновскому платочком и стал звонить Кире, чтобы рассказать ей о своих невеселых открытиях.

Михаил провел Катю в свою гостиную и устроил среди подушек и подушечек в огромном мягком кресле, стоящем в кругу оранжево-желтого света торшера. Она осторожно провела носочком по пушистому малиновому ковру – у Михаила было уютно, как редко бывает в холостяцких квартирах, и ей здесь очень нравилось.

– Все так экспромтом получилось – сегодня утром я даже и представить себе не мог, что ты придешь ко мне в гости... – Михаил стоял перед ней и продолжал держать ее за руку, словно опасаясь, что Катя убежит или исчезнет.– Зато у меня есть для этого случая особенный напиток. Надеюсь, ты не откажешься попробовать? Я сейчас все приготовлю!

Михаил торопливо пошел на кухню, и на ходу оглянувшись, добавил:

– А ты пока отдыхай!

– Не волнуйся – я не буду скучать. Обещаю! – Катя потянулась к журнальному столику, где пестрели глянцевые издания и толстые газеты, и сразу зацепилась взглядом за тот самый журнал! Раздел «Светская хроника». Подпись под снимком «Казино – клуб „Красное и черное», активист светской жизни Андрей Жданов со спутницей». Спутница – высокая, будто изготовленная по одной мерке с моделями Милко, девица, которую Жданов не таясь обнимал за талию, улыбаясь.

Но глаза у Андрея больше не искрились азартным огнем, который так огорчал Катю, часто оказывавшуюся свидетельницей его романтических свиданий. Жданов выглядел повзрослевшим и усталым, а улыбка его казалась искусственной... У Кати тревожно екнуло сердце – она потянулась к сумочке, достала телефон, включила и, тайком поглядывая на двери кухни, набрала номер Зорькина.

– Коль, у меня к тебе большая просьба. Когда пойдешь в «Zimaletto» за отчетами, поговори с Андреем... Ты должен рассказать ему все, что знаешь об этих ста тысячах!

– Так я...

– И еще, – Катя перебила Николая – ей нужно было рассказать о странной встрече конкурентов как можно быстрее.– Вчера я видела Александра в Мишином ресторане. Он обедал с Хмелиным... Об этом, пожалуйста, тоже скажи Андрею. Хорошо? Это очень важно!

– Ты уверена, что стоит? – глуховато уточнил Зорькин.

– Абсолютно, – кивнула Катя.

– Ладно, я понял. Я тут... – он на секунду замялся и признался.– ... как раз в «Zimaletto».

– Тогда сейчас же с ним и поговори!

– Хорошо, как скаж... – Катя не дослушала, поспешно нажала кнопку «отбой» и как можно неприметнее опустила телефон в сумочку.

На пороге гостиной стоял сияющий Михаил с торжественно сервированным подносом в руках. На подносе живописно, словно на старинном натюрморте, были уложены фрукты. Высились два бокала, похожих на кубки, и бутылка вина в специальной плетеной подставке. Михаил опустил свой ценный груз на стеклянный кофейный столик, зажег свечу в высоком подсвечнике и стал красивым профессиональным жестом разливать вино:

– О, это необыкновенный напиток. Я привез его из Италии и хранил для особого случая... Это вино называется фраголино. Оно делается из муската и клубничного сока.

– Из клубники? Как интересно... – Катя взяла бокал, погрела в руках и осторожно качнула, – как учили на дегустации, – чтобы лучше почувствовать аромат напитка.

– И правда, ягодами пахнет! – удивилась она.

– Правда, сейчас важно не то, что мы будем пить, а по какому поводу... – Михаил смутился, его щеки заметно порозовели от волнения.– В общем, я хочу сказать тост! Я хотел бы выпить за удачу. А самой главной удачей стало то, что я встретил тебя. Катя, ты стала мне самым близким другом – верным, искренним. Я надеюсь, наши отношения станут еще более близкими. Я очень бы этого хотел...

Их бокалы коснулись друг друга с чистым, прозрачным звуком. Катя сделала глоток, ощущая, как ее тело наполняется теплом и умиротворением. Михаил осторожно взял у нее опустевший бокал, поставил на стол, так же осторожно снял и отложил Катины очки и поцеловал девушку в губы. Катя отвечала ему и чувствовала, что поцелуй становится все более и более страстным, – как тогда, в давнюю ночь, которую она провела со Ждановым. С Андреем...

Воспоминание ледяным осколком шевельнулась где-то внутри, и ее тело безучастно замерло и слегка отстранилось. Михаил сразу отпустил девушку:

– Что-то случилось? Я почувствовал, как ты напряглась...

– Нет-нет, все в порядке... – Катя поспешно выпрямилась, поправила блузку и потянулась за очками, без них она чувствовала себя растерянной и беззащитной.

– Может быть, тебе неудобно?

– Нет, все хорошо... – Катя отвернулась, она едва не плакала.

Михаил нежно, как ребенка, погладил ее по голове и хотел обнять. Но Катя неловко отстранилась, торопливо засобиралась.

– Мне нужно быть... Срочно надо ехать... – она лихорадочно пыталась придумать достойное оправдание...

– Не нужно ничего придумывать, Кать. Что бы ни случилось, говори мне правду. И сейчас, и всегда! – Михаил пересел в другое кресло.

– Хорошо. Я скажу, – Катя разглядывала ворсинки ковра и старалась даже случайно не смотреть на Михаила.– Ты мне очень нравишься, Миша, но... я не могу... даже не знаю, почему... не понимаю, что происходит.

20
{"b":"10354","o":1}