ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что он творит?! – потрясенно переспросил у Малиновского Андрей.

– Что слышал. Наш гений уходит. Причем громко. На «три, четыре» начинаем рыдать, рвать на себе волосы...

– Жаль, что у меня не было случая его убить...

Несмотря на шокирующее заявление, Милко не суждено было долго наслаждаться триумфом – операторы и журналисты быстро оставили его и развернулись к Пушкаревой, которую поздравляли с успехом коллекции сливки модного мира и просто именитые люди. Среди них находились даже Александр и Кира Воропаевы!

– Катя, я в восторге, – облобызал ее руку Александр.

– Это был самый оригинальный показ, который я видела, – Наталья Ткачук была под впечатлением.– Обычно в мире моды все такие холодные и безучастные, а тут столько эмоций! Ваши подруги были великолепны. Все-таки одежда «Zimaletto» прекрасно смотрится на любой женщине. Может, подпишем контракт прямо завтра?

Катерине пришлось, подавшись к микрофонам журналистов, ответить на главный вопрос: в чем, по мнению вдохновительницы коллекции, секрет ее успеха – в чем секрет успеха обыкновенных «девушек из офиса» на подиуме?

– Добрые, теплые слова способны преобразить и окрылить любую женщину, – стала объяснять Катя и попыталась глазами разыскать в толпе того единственного человека, чьих поздравлений она по-настоящему ждала.– Главное условие – эти слова должны быть искренними...

– Катя, поздравляю! Видите, как все прошло, а вы боялись, – Андрей вложил ей в руки огромный букет цветов. Их пальцы настороженно соприкоснулись, Жданов снова пожал ее ладонь – как перед выходом на сцену.

– Спасибо, Андрей Павлович...

Она отдернула руку и отправилась разыскивать Милко. У нее возникла идея – как сохранить его талант в фирме. Сработает или нет, Катя не знала, но попытать счастья все равно стоило! Она уже успела усвоить, что работа – лучшее средство от сердечных ран.

ГЛАВА 26

У пенящихся шампанским и поблескивающих икрой и свежими фруктами фуршетных столиков Андрей ухаживал за Надей Ткачук. Представлял ее многочисленным гостям:

– Надежда – это сокровище, которое я неожиданно обнаружил в Киеве! Если ее компания будет представлять «Zimaletto» на Украине, это будет выгодно нам всем...

– Очень приятно, что у «Zimaletto» будет такой красивый представитель! – эхом отзывался Роман.

– Ну конечно, менее красивого партнера Андрей просто даже не стал бы рассматривать, – язвительно ухмыльнулся Воропаев и вполголоса, так, чтобы было слышно только Андрею, добавил: – Прекрати трепать нервы Кире...

И тут же умолк – Кира уже стояла рядом с ними, усталая и взвинченная.

– Рад тебя видеть, Кира...– процедил Андрей.

– Надо же! Действительно рад? – нервно рассмеялась его невеста.

– Познакомься, пожалуйста. Это Надежда Ткачук, – проигнорировал выпад Андрей. Слова Киры его задели, но старался сохранить хладнокровие – берег безупречный имидж компании в глазах гостьи: – Она хочет приобрести права на производство и продажу нашей одежды на Украине...

– Приятно познакомиться.– Надежда, неуютно поеживаясь, отошла на несколько шагов в глубь зала, словно сдвинутая презрительным, пропитанным яростью взглядом Киры.

– Только право на одежду? Больше ни на кого вам права не нужны? – наступала на нее Воропаева.

– Кира! – Андрей встал между двумя женщинами.

– Вызовите мне, пожалуйста, такси. Вечер был замечательный, но я уже устала... – попыталась разрядить обстановку деликатная Ткачук.

– Я сам тебя отвезу, – обернулся на ее голос Андрей.

– Конечно, сам! Как можно в такси?! Это не галантно! – Кира залпом выпила третий бокал шампанского за вечер.

– Что случилось? – оттащил ее в угол зала Андрей.– Почему ты себя так ведешь?

– Ах, тебе не нравится?! Извини! А мне не нравится, что ты ни разу не позвонил мне, пока меня не было, не встретил, когда я приехала, приклеился к этой... Ткачук и не отходишь от нее!

– Кира, сейчас не время выяснять отношения. Я отвезу Надежду в гостиницу, потом мы поедем к тебе и обо всем поговорим... – Андрей попытался взять разбушевавшуюся подругу за руку и успокоить.

– И сколько мне тебя придется ждать? До утра?! – – Кира разрыдалась и выбежала из зала, выкрикнув на ходу: – Сама доберусь! Возьму такси!

Милко, гордо выпрямившись, сидел на круглом пуфике и, как поверженный главнокомандующий, оглядывал свою вотчину – пенящиеся кружева, роскошные ткани, неоконченные вышивки, перья, манекены, выкройки и эскизы. Как горько оставлять это все – кто будет новым принцем в его царстве? В любом случае великий, да что там скрывать – величайший! – Милко уже принял решение. Творец не может попрать свои принципы и жить под пятой диктатуры ординарности и убожества! Милко хотел пережить тягостные минуты прощания со своей маленькой вселенной в одиночестве и был крайне возмущен, когда за его спиной деликатно кашлянули.

– Кто там? ВЫ? Что вам нужно?

– Я пришла поговорить... – робко начала Пушкарева.

– О том, что эти страшилки произвели такой фурор? Готов согласиться... Куда катится этот мир – в нем совсем забыли, что такое хороший вкус и стиль! Что еще?

– Наши девушки имели успех только потому, что были одеты вами! Вы... вы... способны превратить любую женщину в настоящую красавицу! Вы чародей!

– Милко не чародей, – Милко просиял от гордости и надменно улыбнулся, – он всего лишь... волшебник...

– Здесь нет проигравших – все победители! У вас получилась отличная коллекция. И вы помогли мне подтвердить мою теорию... – продолжала Катя. Она почувствовала, что нашла верный тон, и самолюбивый маэстро готов пойти на попятную.– Ну... что «Zimaletto» может и должна разрабатывать модели одежды для любых женщин. Не только с идеальной фигурой! Было бы здорово, если бы вы делали это и дальше...

– Я не хочу! – Милко капризно надул губы и даже ногой топнул. В конце концов – Пушкарева не должна забывать, кто здесь великий!

– Вы потрясающий, талантливый дизайнер. Вы – звезда мирового класса! – Катерина щедро поливала лестью экзотический цветок по имени Милко.– Пожалуйста, Милко. Не оставляйте нас.

– Ни за что не останусь в этой компании. Даже если ты меня на коленях об этом попросишь! – не сдавался модельный полководец, но уже больше для проформы.

– Понимаю, вы устали. И позвольте мне кое-что предложить... Поезжайте в отпуск, отдохните. Компания возьмет все расходы на себя. А потом вернетесь, и мы снова обсудим все варианты сотрудничества...

– Если «Zimaletto» собирается оплатить мой отпуск, то у меня есть ряд условий... Представляешь, сколько денег ты можешь потратить?!

– Не думайте о деньгах. Просто радуйтесь отдыху. Пусть это будет благодарность «Zimaletto» за все годы, отработанные вами в компании...

– Ну что же, гусеница, превратившаяся в бабочку, – Милко улыбнулся Кате просто – без снисходительности, издевки или иронии, пожалуй, в первый раз за все время, что они были знакомы.– Прими мои поздравления, госпожа президент! Ты уговорила самого великого Милко!

И капризно добавил:

– Ну... почти уговорила...

Катя не успела вдоволь насладиться победой – стоило ей вернуться в зал, как сердце тут сжалось в преддверии нового скандала. Рассекая толпу, прямо к ней неслась разъяренная Кира. А Андрей...

Катя бросила осторожный взгляд в ту часть зала, где Андрей очаровывал нового делового партнера – Надежду Ткачук.

– Кира, здравствуйте. Я не знала, что вы уже приехали... – Катерина старалась говорить как можно мягче и доброжелательнее.

– Я опоздала на показ, не стала входить, чтобы не отвлекать внимание...

– Значит, вы ничего не видели? – расстроилась Катя.

Сегодняшний показ был не только ее личным триумфом – это было достижение всего «Zimaletto», и вклад Киры в общий успех был очень значительным.

– Ну почему, краем глаза видела. Да и потом – все, кто ко мне подходил – в полном восторге... Поздравляю – показ прошел очень удачно.

38
{"b":"10354","o":1}