ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бородино: Стоять и умирать!
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Ключ от твоего мира
Minecraft: Остров
Долгое падение
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Тайны Лемборнского университета
Роза и крест
Последняя капля желаний
A
A

Стащив с себя костюм, профессор передал его Франко и начал умываться, а Буланов с замирающим сердцем стал спускаться в колодец.

Может, в самом деле ему повезет больше?

Прежде чем погрузиться в темную спокойную воду, Андрей поднял голову, посмотрел наверх и увидел голубое небо и возбужденные лица рабочих, наблюдавших за ним. Помахав им рукой, он ушел под воду.

Андрею приходилось не раз нырять и на Черном море и в реке у себя дома, в Ученом городке. В реке это было совсем не то, что в море: вода мутная, какая-то серая, дальше кончиков пальцев вытянутой руки ничего не увидишь.

Но здесь оказалось еще хуже. Уже в трех метрах от поверхности вода превратилась из янтарной в темно-зеленую, а потом стала непроницаемо-черной. Она словно стала тяжелой и гнетуще давила на него со всех сторон. Как ни внушал себе Андрей, что это лишь кажется, ему не удавалось избавиться от противного ощущения.

Он зажег фонарик. Но узкий луч света тут же увязал в темноте.

«Скоро ли дно?» — подумал Андрей, и в тот же миг его ноги глубоко увязли в чем-то мягком, противно засасывающем. Взбаламученный ил сделал фонарик совершенно бесполезным. Андрей погасил его укрепил на поясе и освободившимися руками просто начал шарить вокруг себя наугад, как слепой, опасаясь только, чтобы ил не забил дыхательный клапан!

Это была не единственная опасность, подстерегавшая их в глубинах сенота. Несколько раз Андрей натыкался на какие-то сучковатые коряги и целые древесные стволы, неведомо как попавшие в колодец. Наверное, деревья просто от старости подгнивали и обрушивались в воду.

Он решил не метаться из стороны в сторону, а поглубже разгребать ил в одном месте. Несколько раз его пальцы нащупывали нечто твердое. Но, поднеся находку к самому стеклу маски и осторожно смыв грязь, он с огорчением убеждался, что это опять просто обломок известняка или кусок древесной коры.

И вдруг ему повезло… Пальцы нащупали в иле какой-то довольно длинный продолговатый предмет.

Неужели второй ритуальный нож?!

Он вертел его перед носом, подсвечивая фонариком. Нет, это была, пожалуй, еще более любопытная находка — человеческая кость, похоже, берцовая. Бесспорное доказательство, что Альварес прав и тут в самом деле приносились человеческие жертвы! Надо поскорее показать ее профессору. Или поискать еще что-нибудь?

Андрей глянул на часы и не поверил: светящиеся стрелки показывали, что он пробыл под водой уже пятьдесят две минуты. Надо всплывать, а то наверху начнут беспокоиться. Спрятав кость в мешок, болтавшийся на поясе, Андрей начал быстро подниматься к смутно светлевшей над головой поверхности воды.

Едва вынырнув и жмурясь от слепящего солнца, он, не успев еще стянуть маску с лица, уже услышал разгневанный голос начальника экспедиции:

— Где вы там застряли?!

Андрей, уцепившись одной рукой за лестницу, поспешил другой поднять над головой мешок и многозначительно показать его профессору, Альварес сразу стих.

Когда Андрей только взобрался на лестницу, Альварес уже нетерпеливо крикнул:

— Hombre! Ну, что у вас там?

Андрей вместо ответа достал из мешка свою драгоценную находку…

И тут же постарался заслонить ее, чтобы Альварес не мог увидеть: вместо кости, оказывается, он выкопал из ила самый обыкновенный сучок с развилком на конце… Этот развилок и ввел его в заблуждение в подводной тьме колодца. Но все-таки как мог он, медик, спутать какую-то палку с берцовой костью!

Андрей поспешил незаметно бросить свою находку обратно в воду. А когда выбрался из колодца и профессор спросил:

— Ну, что же вы нашли? — он только молча развел руками,

— Ничего? — переспросил Альварес и надолго замолк, только густо багровея и пыхтя от негодования. Потом махнул рукой, громко вздохнул и отошел в сторону.

«БОГ-ЗМЕЙ»

После этих первых разведочных погружений они стали обследовать колодец уже более методично, по плану, который разработал Альварес. На большом листе бумаги профессор нарисовал схематичный план дна колодца, разбил его на квадраты, и теперь они не рыскали под водой беспорядочно из стороны в сторону, а кропотливо исследовали один участок илистого дна за другим. Ныряли они по очереди, и каждый проводил под водой не более сорока минут. За это время другой успевал отдохнуть.

Франко прежде никогда не нырял с аквалангом, и его решили в колодец не пускать, пусть занимается хозяйственными делами и обработкой найденных вещей.

Находок все равно было мало. За весь первый день, переворошив на дне в кромешной тьме целые горы липкого ила, Андрей нашел одну нефритовую подвеску и медный колокольчик, к тому же расколотый, а профессор — деревянную куклу, закутанную в обрывки ветхой ткани, чудом уцелевшие в «чехле» из липкого ила.

Андрей был разочарован.

— А вы что же, рассчитывали, будто колодец окажется полон человеческих костей или золотых ваз? — насмешливо сказал ему Альварес. — Не будьте таким алчным и кровожадным! Наоборот, их отсутствие говорит о том, что сенот служил святилищем во времена Древнего царства, когда еще не знали в этих краях металла и человеческие жертвы не получили широкого распространения. Да и вообще находить сокровища нашему брату — археологам доводится редко. Нам приходится восстанавливать Облик минувшего, добывая истину по крупинкам. Осколок глиняной чашки, кем-то выброшенной тысячи лет назад на помойку, обуглившиеся зерна возле давно угасшего очага — вот с чем нам обычно приходится иметь дело. А эта кукла, на которую вы так кисло поглядываете, займет весьма почетное место в музейной витрине. Это уникальная находка!

Было смешно смотреть, как уже немолодой, усатый и располневший мужчина нянчится с примитивной деревянной куклой, словно восхищенная пятилетняя девочка. Альварес баюкал ее в своих широких ладонях, просушивая над костром, с трепетной осторожностью разглаживал толстыми короткими пальцами жалкие обрывки кукольного платьица.

А сам, если глянуть со стороны, пират пиратом: волосы всклокочены, усы торчат, как у кота, рукава закатаны до локтей, расстегнутая рубашка открывает загорелую волосатую грудь. А в ручищах, тоже густо поросших жесткими черными волосами, детская кукла…

— Чем же она уникальна, ваша игрушка? — непочтительно фыркнув, спросил Андрей.

— Чем? Ну хотя бы прежде всего тем, что явно попала в этот колодец откуда-то издалека. Ткань определенно не местного производства, да и резьба отличается от тех канонов, которых придерживались местные скульпторы. Колокольчик, что вы нашли, тоже, кстати, привозной. У древних майя в этих краях не было своего производства металлов, вы забыли об этом? Изделия из золота и меди они выменивали у других народов.

— Откуда же он привезен, по-вашему, профессор? — спросил Андрей, с новым интересом рассматривая свою находку и смущенно думая: «Черт, как же это я в самом деле забыл, что древние майя не умели выплавлять медь…»

— Из центральных районов Мексики. Или откуда-нибудь из Гондураса, это еще предстоит уточнить. Да-с, мой друг, над каждой из этих находок нам с Франко еще предстоит долго поработать и поломать головы. И порой пустяковая на первый взгляд вещица может вдруг осветить новым светом какую-нибудь темную эпоху древности, в нашей науке так частенько бывает.

Слушать Альвареса было интересно, говорил он убедительно, но все равно Андрей ожидал чего-то большего от раскопок — да еще где: в таинственных глубинах древнего священного колодца…

Но они по очереди ныряли в мутную зеленоватую воду снова и снова и опять редко возвращались с находками.

Работать на дне в полной, кромешной тьме было нелегко. Они сильно уставали. Мешали коряги, их приходилось терпеливо и осторожно, чтобы ненароком не порвать о торчащие сучки гидрокостюм, выкапывать из липкого ила и оттаскивать в сторону.

У Альвареса не всегда хватало на это терпения, и порой, возясь минут тридцать-сорок на дне с такой корягой, он приходил в неистовство. Это было видно по тому, какие причудливые узоры вырисовывали на поверхности воды пузырьки воздуха, отмечая, как мечется там, в глубине, борющийся со злополучной корягой профессор. В таких случаях Андрей спешил нырнуть и сменить его поскорее.

22
{"b":"10364","o":1}