ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Еще темнее
Как не попасть на крючок
Рой
Цвет Тиффани
Не такая, как все
Двадцать три
Шкатулка Судного дня
Злые обезьяны
A
A

Пол постепенно обнажается. Но как медленно, медленно…

И пол сплошной! Он не из каменных плит, а весь покрыт толстым слоем штукатурки. Никаких швов.

Профессор переглядывается со своим помощником, и Андреем все больше овладевает новая тревога.

Альварес выстукивает пол в разных местах, прислушивается, качает головой.

Расчищают вторую комнату, третью…

Везде пол сплошной, без малейших признаков каких-нибудь плит или швов.

— Что поделаешь, chamaco, — виновато говорит Альварес. — Кажется, в этой пирамиде нет никаких внутренних помещений. Посмотрим другую.

Но только третья, последняя пирамида оправдала надежды археологов.

Андрей уже совсем отчаялся, когда начинали расчищать маленький, невзрачный храм на ее оплывшей вершине. И вдруг чья-то лопата глухо звякнула, наткнувшись на камень…

— Осторожней! — крикнул Альварес.

Выхватив у ближайшего рабочего лопату, он сам начал расчищать землю.

Каменные монолитные плиты. Никаких трещин.

Ползая по полу на коленях, Альварес бормотал:

— Все швы тщательно заделаны… Дьявол, не взрывать же их! Ага, а для чего эти дырки с пробками?

Он в задумчивости уставился на центральную плиту, по краям которой было пробито по три пары небольших отверстий, плотно заткнутых каменными пробками.

— Они могут иметь какое-то ритуальное значение, — сказал Франко. — Скажем, служили символическими входами в подземный мир.

— Возможно, — задумчиво протянул Альварес. — Ты у меня помощник толковый, и фантазия у тебя богатая. А гадать и строить всякие догадки, одна интереснее другой, можно ведь без конца. К сожалению, эта игра не приближает нас к истине. С таким же успехом можно предполагать, что эти загадочные дырки имеют какое-нибудь астрономическое значение, верно?

Он постучал по каменной плите молотком и, склонив голову, прислушался. Потом пожал плечами и, сидя на корточках, начал в задумчивости озираться вокруг.

— Ладно, не станем ломать головы над каждой загадкой. Я подозреваю, что их встретится еще немало впереди, — решительно поднялся он. — Будем выковыривать эти пробки. Дайте мне лом.

— Постойте! — остановил его Андрей. — Я должен приготовиться.

— Вы?

— Конечно. Надо будет сейчас же закрыть отверстия стерильной крышкой, чтобы не могли проникнуть в гробницу современные микроорганизмы.

Альварес посмотрел на Франко и проворчал:

— Я чувствую, нас заставят вести раскопки в белых халатах, — но, опершись на лом, покорно ждал, пока Андрей приготовит свои стерильные материалы.

— Можно начинать? — спросил он.

Андрей кивнул.

Альварес орудовал ломиком очень осторожно, сдерживая свою медвежью силу. Вот пробка подалась…

Профессор вынул ее, и Андрей тут же плотно закрыл отверстие новой, стерильной пробкой.

Профессор сам вынул одну за другой все каменные пробки. Одна из них раскололась под его ломиком. Альварес выругался.

— Кто-то тут уже ковырялся, что ли? Ну, теперь давайте попробуем поднять плиту, — сказал он, вытирая раскрасневшееся лицо. — Мне думается, дырки именно для этого и сделаны древними строителями.

— Вы собираетесь поднимать плиту? — встревожился Андрей. — Прямо сейчас?

— А чего медлить?

— А вдруг там окажется гробница?

— Чудесно! Вы же именно об этом мечтали.

— Но ведь надо подготовиться…

— Опять подготовиться! Как именно? Нам в самом деле надевать белые халаты?

— Пока не надо. Мы же с вами вместе разработали точный план. Я войду один, вы сразу закроете за мной вход вот этой стерильной пластиковой крышкой, чтобы преградить дорогу в гробницу современным микроорганизмам. Пусть часть их и успеет прорваться, не страшно. Они осядут на стенки в самой верхней части колодца…

— Ладно, ладно, валяйте, — нетерпеливо прервал его профессор.

Андрей не только не обижался, но просто не обращал внимания на его порой резковатые окрики. Он уже привык к буйному темпераменту профессора.

Не спеша, он тщательно облачился в стерильно-чистый халат, прикрыл рот и подбородок защитной марлевой повязкой, надел белую шапочку, резиновые перчатки, на ботинки натянул специальные матерчатые чехлы.

К поясу, чтобы руки были свободны, он прикрепил сумку с пробирками и пинцетами. Разумеется, все это тоже было тщательно стерилизовано,

Альварес только качал головой.

— Это выглядит так устрашающе, что теперь я, пожалуй, побоюсь забираться в гробницы — а, Франко? А мы-то привыкли работать без особых затей: поднял крышку — и полезай себе в подземелье. Вы же снаряжаетесь так, будто вас там какой-то чудовищный дракон поджидает, — шутил он, чтобы дать разрядку своему нетерпению. — Черт возьми, мне становится страшно! Хорошо хоть, что майя не устраивали еще в своих гробницах никаких опасных ловушек для грабителей по примеру древних египтян…

Настал торжественный момент. Альварес сам воткнул лом в одно из отверстий по краям плиты и навалился на него всем своим массивным телом. Его примеру последовали рабочие.

Плита медленно, словно нехотя, сдвинулась и начала приподниматься.

Андрей не сводил с нее глаз.

Стоя с растопыренными пальцами, он напоминал теперь хирурга, приготовившегося к операции. Но вокруг был дикий тропический лес, а вместо больного перед ним находилась древняя гробница…

Плита, веками закрывавшая вход в нее, поднималась все выше. Уже образовалась такая щель, что под плиту можно стало подсунуть бревна, используя их вместо рычагов. Работа пошла быстрее.

— Черт, вы рано оделись, — пробормотал вдруг Альварес, присев на корточки и нетерпеливо заглядывая в щель. — Боюсь, что там еще одна плита.

В самом деле, под верхней плитой оказалась еще одна, немного меньшего размера и слегка изогнутой формы. Один из ее концов был почему-то сделан в виде рыбьего хвоста.

Огорченному задержкой Андрею некогда было рассматривать ее. Он думал сейчас об одном: удастся ли поднять эту плиту? Не замурована ли она наглухо?

Нет, и у этой плиты по два овальных отверстия на концах, значит, ее можно поднять, не взламывая. У Андрея отлегло от сердца.

Работать в тесном колодце было труднее. Но вторая плита оказалась значительно легче, и ее подняли быстро.

Однако непредвиденные препятствия возникали почти на каждом шагу. Ход в недра пирамиды оказался сложным и запутанным.

Когда подняли вторую плиту, наткнулись на преграду из крупного щебня. Рабочие начали выгребать камни.

Оказалось, что и это еще вовсе не погребальная камера. Расчистился узкий ход к лестнице, сделанной из каменных плит, облицованных штукатуркой. Через сводчатый туннель она вела куда-то вниз, в таинственные недра пирамиды.

— Ну, давайте, — сказал Альварес, грубовато подтолкнув Андрея.

Конечно, ему хотелось самому первым проникнуть в таинственную гробницу. Андрей отлично понимал его, но некогда было давать волю чувствам. Придерживая полы халата и нащупывая ногами ступеньки, Андрей начал осторожно спускаться по лестнице. Держаться за стенки руками в стерильных перчатках он боялся.

Вход за ним закрыли пластиковой крышкой, и он очутился в кромешной темноте. Пришлось зажечь электрический фонарик.

Но лестница вскоре кончилась, и луч фонарика уперся в новую преграду. Весь проход от пола до самого потолка был перегорожен стеной из крупных камней, скрепленных между собой известковым раствором!

Рабочие начали разбивать ее. А Буланову пришлось выбираться на поверхность и менять свой запачканный костюм на новое стерильное облачение…

Когда стенка уже начала подаваться под ударами рабочих, Альварес, сердито пыхтя, также натянул на себя стерильный халат, белую шапочку, марлевую маску, взял в руки ломик и сам полез пробивать отверстие.

В это отверстие с трудом протиснулся Андрей, и профессор поспешно закрыл за ним пролом стерильной крышкой.

Андрей зажег фонарик — и окаменел.

Прямо перед ним в неглубоком каменном ящике без крышки лежали четыре человеческих скелета!

Если бы он сделал в темноте хоть один шаг, то так бы и свалился к ним в этот ящик…

31
{"b":"10364","o":1}