ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну и на сколько всего надо снизить? — спросил недовольный хозяин.

— Бампер — двести пятьдесят, ну и фары по двести, крыло — сто шестьдесят, — определял Ролик цены по памяти.

— Так на крыле только небольшая вмятинка, да и бампер нормальный, — возражал муж, обращаясь почему-то к жене, и, демонстрируя незаурядные способности в устном счете, продолжал: — Это же восемьсот десять долларов, с ума сойти. Фары тоже хорошие.

— Давайте мы новые фары поставим, а старые вам вернем, — предлагал компромисс Валерий, прекрасно понимая, что он не будет принят.

— А зачем они мне?

— А мне? Я же не прошу у вас денег за их снятие и установку. Вы пока подумайте, а мы поработаем, — предложил Роланд.

Продавцы отошли в сторону и начали совещаться, не учитывая акустику помещения, из-за чего их тайные переговоры становились публичными выступлениями женщины, которая стояла ближе.

— Ты что, хочешь, чтобы тебе опять машину разбили или дачу сожгли? ТЫ бы лучше подумал, что завтра будет, если не отдадим, — отвечала жена одной из двух фраз на любые высказывания супруга и их спутника…

— Ребята, так дела не делаются. Я понимаю — ваза хрустальная, но вы в мотор загляните, в салон, — неправильно выбрал позицию консультант продавцов и сразу же получил в свою сторону испепеляющий взгляд, которым могут одаривать только женщины.

— Петик, вас просили способствовать продаже, а не мешать.

Э-э-э, подумал про себя Валерий, да она, никак, спит с ним. Выходит, это шофер. Из мужской солидарности за рогатого вступился.

Осмотр продолжался. Автомобиль стоял, открыв все четыре дверцы, багажник и капот. К салону особых претензий не было. Все согласно паспорту и аккуратному отношению. Ролик уже не бегал между продавцами, а стоял около хозяина и обсуждал состояние машины, что-то фиксируя на бумаге.

— Ну что, давайте под юбку заглянем, — предложил Валерий, и машина повисла в воздухе, демонстрируя обычно невидимые детали.

Состояние днища обнадеживало — оно от аварии не пострадало, если, конечно, одни мастера не переплюнули других. Валерий видел, что машина для четырех лет выглядит неплохо, а стоит ещё лучше. Но если состояние автомобиля нельзя было улучшить, то с ценой это сделать всегда можно. Опытный Чуб чувствовал, что кризис близко, но можно поджать ещё немного.

— Машина ваша в дорожном происшествии участвовала, — констатировал Ролик, — больше десяти с моим оформлением не получится.

Супруги враз замолчали. Он сразу заметно покраснел, она внешне не изменилась, но лихорадочно взвешивала.

— Да ни в каком не происшествии, на неё стоящую грузовик наехал, — возразил до этого почти все время молчавший молодой консультант-шофер.

— Так это ещё хуже, удар-то сзади пришелся, — ответил Роланд, всем своим видом показывая, что это его твердая цена.

— Но они же какой ремонт сделали, что вы, не видите? Сами же специалисты, посмотрите, — защищал не свое, как свое, любовник, впрочем, может, и сам организовал «наезд» на своего шефа ради этой стервы, думал Валера.

— Да кто говорит, отличная работа, только удар-то какой силы был? Вы на днище сбоку посмотрите или, думаете, стойки не повело? Резину, как не регулируй, жевать будет? Будет. Расход топлива увеличится? Увеличится. Нет, это мое последнее слово, — как мог решительнее отрезал Ролик, всем своим видом показывая, что торговаться нечего и надо работать.

Кризис наступил. Надо было на что-то решаться.

Когда Чуб проводил подобные акции с целью перепродажи, было проще. В тех случаях главное навар, сейчас же, когда он покупал машину для себя, возникали дополнительные вопросы. И первый заключался в том, что он всегда хотел иметь джип «ранглер», джип в традициях армейского джипа-виллиса. Однако знакомство с Ольгой Максимовной несколько изменило взгляды фаната джиппера, и теперь он хотел не только гарантированно добраться из точки А в точку Б, но и добраться с максимальным удовольствием. Осматриваемый автомобиль именно той категории, которая отвечает этим требованиям. Второй вопрос заключался в том, что автомобиль из-за аварии был непредсказуем. О том, как скажутся в дальнейшем результаты аварии, не ведал никто, это Валерий понимал, но он также знал, что за такие деньги новую «хонду» не купишь. Были и другие вопросы, но не до них, так как в данном случае время действительно деньги.

Продавцы уже садились в машину, когда сзади послышался голос Валерия.

— Хотите я куплю её у вас за одиннадцать? — спросил он и добавил, чтобы все встало на свои места: — Больше у меня нет. Дайте прокатиться.

Продававшие вновь отошли на совещание. Теперь уже ближе стоял хозяин, и чаще слышались его возмущенные возгласы:

— Что меня, за дурака держат? Пусть лучше опять разобьют, чем за такие деньги.

Однако вскоре замолчал, а потом Валерий с консультантом сели в машину. Все сомнения исчезли, как только Валерий оказался на месте водителя. Регулируемый по высоте руль, прекрасный обзор, несмотря на высокую посадку, компактная панель приборов с четырьмя циферблатами завораживали. Короткий «чирк», и под капотом раздалось тихое шуршание. Несколько кругов по площадке и приговор:

— Беру!

— А как оформление? — спросил хозяин с надеждой в голосе.

— Пополам, — ответил покупатель, понимая, что большего выжать нельзя, и добавил: — Вот только шины «бриджстоун» размером двести пять на семьдесят не самые лучшие.

Расстроенный супруг посмотрел в голодные глаза супруги и обреченно махнул рукой в знак согласия.

Словно подхваченная порывом ветра, «хонда» сорвалась с места и понеслась в ГИБДД для снятия с учета.

— Ну что, порядок? — спросил у Валерия явно довольный собою Ролик. — С тебя бутылка и посреднические, как-никак штуку отыграли и половину оформления, а ты не радуешься.

— Так мне ещё полторы тысячи надо, — ответил виновато Чуб. — Пятьсот знаю где взять, а остальные… Хорошо еще, что эти олухи задаток не догадались взять. Ты не поможешь?

— Ну даешь, Хохол. Где же я за два часа столько достану? — спросил озадаченный Ролик и побежал к телефону, но минут через десять вернулся и, довольный, сообщил: — Порядок.

Глава 13

Сардор проснулся оттого, что бультерьерша Зира лизала его заплывшую физиономию. Он привычным движением рук начал шарить в поисках одеяла, чтобы спрятаться под ним с головой от просящейся на улицу собаки, но не нащупал его. Что-то было не так.

Сардор открыл глаза и только тогда понял, что лежит на курпачах, но не в родительском доме, а в коридоре собственной квартиры. Одеялом служит плащ, подушкой — сложенный пиджак, а брюки и рубашка заменили любимую пижаму. Оттолкнув собаку, он натянул на голову плащ и попробовал снова заснуть, но сон как рукой сняло. Сардор прекрасно помнил, где и с кем накануне пил и как пришел домой, а вот как оказался в коридоре, не помнил. Натальи вчера с ним не было, и это позволяло возмутиться. Сначала хотелось встать и показать, кто в доме хозяин, но благоразумие взяло верх. Однако обидно, что виной всему единственная жена Юлдус, которая, вместо того чтобы родить сына, так унижает мужа. Вот они, женщины Востока с московской пропиской. И как Аллах такое допускает…

А ведь как хорошо все начиналось… В Намангане зрели не только яблоки, там зрели и девочки, среди которых Сардор особенно выделял Юлдус, что означает «звезда». И ему очень хотелось, чтобы она созрела как можно раньше. Юлдус, в отличие от многих подруг, созрела по старинке, только после свадьбы. Ему нравилась молодая жена, как нравилось и то, что она не прекращала зреть ни на минуту. Но это было давно, а сейчас, на пятом десятке, он устал от непрекращающегося процесса созревания, ну хоть плачь. Сардор уже в течение нескольких лет умолял жену быть посдержанней. Его призывы быть гордой по отношению к законному супругу не находили понимания и выливались в громкие скандалы с грязными намеками. В последнее время, когда намеки участились, жить стало ещё тяжелее.

14
{"b":"10365","o":1}