ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой любимый враг
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Принца нет, я за него!
Украина це Россия
Моей любви хватит на двоих
Текст, который продает товар, услугу или бренд
Последняя миссис Пэрриш
Охотники за костями. Том 1
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан

Пятнадцать лет прошло. Про проект забыли. Про Иванова тоже. Акцент у него пропал, а поскольку изобретений не делал, то и оказался как бы неодушевленным предметом. Никто не знал, как страдал Иванов от собственного бессилия. Когда страна лишилась дешевого украинского уголька, случайно наткнулся в библиотеке на описание дореволюционного ещё проекта по выплавке чугуна на торфе. Торфа в России было завались. Он подчистил открытие, приспособил под современные условия и запустил в научный совет института. Поначалу заинтересовались, но потом разобрались и пожурили. Но главного — плагиата так и не открыли. Сказали просто, что идеи в воздухе витают.

Глава 23

Начался день.

Иванов решил посвятить его даче.

Вокзал как никогда походил на потревоженный муравейник. Прибытие поездов дальнего следования задерживалось. Задерживалось и прибытие электричек, хотя бог бы с ним, с этим прибытием, — задерживалось и отправление электричек, а это было непонятно. Подождать часик на весеннем солнышке, па в хорошей компании, да с бутылочкой пивка — это одно дело. Другое дело — подождать этот же часик, когда нет ни компании, ни денег на пиво, но есть суровая необходимость добраться до дачи, сделать запланированное и успеть вовремя вернуться.

Николай и Зверь ждали электричку уже минут тридцать пять в полном неведении, ибо объявления в основном касались поездов дальнего следования и потерявшихся пассажиров.

В прошлом году на табло писали номер платформ и был какой-то порядок. Дачники группировались по интересам. В этом году такого обозначения на табло нет, и люди метались от одной платформы к другой, пытаясь угадать, куда подадут электричку. Разумеется, вероятность определить одну платформу из двенадцати значительно больше, чем пять из тридцати пяти, но Иванов не любил лотереи. Он спокойно стоял сбоку от газетного киоска, в котором приобрел самую дешевую газету рекламных объявлений «Из первых рук».

Николай впервые купил подобное издание и, ни на кого не обращая внимания, с интересом читал объявления о продаже дач и участков. Зверь лежал и лизал передние лапы около ног хозяина, также не замечая никого вокруг. А его, видимо, замечали, так как каждый человек, проходящий мимо, искривлял прямую своего движения, оговаривая при этом, кто вслух, кто про себя, огромные размеры и необходимость пребывания собаки на перроне.

«Лучше бы ноги чаще мыли, чем базарить», — иногда мелькало в голове Зверя в ответ на замечания в свой адрес.

Наконец объявили о подаче электрички, и начался предпосадочный переполох. Иванов не любил толпы, будь то праздничная демонстрация или обыденное, единовременное стремление всех к одной Цели. В толпе он терялся и ещё больше ощущал собственную незначительность, хотя признавал, что под защитой массы может внутри творить что хочет. Например, наступить кому-нибудь на ногу.

Они ещё немного постояли и не спеша пошли к нужной платформе. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается — электричку не подали, а платформу забили до отказа. Именно здесь Иванов ещё раз убедился, что собака друг человека, особенно человека-хозяина. Толпа перед ними уважительно расступалась, к тому же после открытия дверей его вежливо попросили не стоять в тамбуре, мешая проходу, а пройти и сесть в вагон.

Электричка набирала скорость. Проскочили частые пригородные станции и выбрались на простор. В вагоне стало прохладно, несмотря на то что ещё недавно, во время заполнения, все обливались потом. Зверь расположился в ногах, а на самых краешках скамеек приютилась немолодая супружеская пара. От предложений Иванова не бояться и сесть удобнее, то есть рядом с ним, вежливо отказывались. Ему наскучило показывать второй билет, доказывать, что поводок короткий, ошейник жесткий и, в конце концов, намордник делает их пребывание рядом практически безопасным. Все усилия напрасны. Желающих не нашлось, так как среди пассажиров были одни теоретики. Оставалось одно из двух: или выйти из поезда, или отгородиться от всего мира газетой.

Зверь лежал, свернувшись и притворившись спящим. Наблюдал за людьми.

«Что ты нервы тратишь на этих недоумков? Раз не хотят понимать, и не поймут. Чего ты прыгаешь, раз за меня заплатил. Что этот возмущается? С таким пузом и кустами не меньше нас места занимает, а едет по одному билету. Не хочет сидеть, пусть стоит. Сиди спокойно и смотри в окно, а то читай газету. Если надо будет, я не посмотрю, что в наморднике», — размышлял пес, скосив один глаз на хозяина.

Иванов мельком пробежал рекламу, — что толку читать, когда нет денег, — чуть внимательнее предложения о деловом партнерстве, и был сделан вывод, что все предлагающие себя партнеры такая же голь. Николай оторвался от газеты, только наткнувшись на рубрику о животных, прочитал о продаже щенков бобтейла. На это объявление он бы и внимания не обратил, так как не представлял себе не только этих щенков, но и как выглядят их родители, если бы не цена — триста долларов за штуку. Цена впечатляла.

Сколько же твой сынишка будет стоить, подумал Иванов, вопросительно глядя на четвероного друга. Вот это партнер! А то пишут: «нужен партнер, имею опыт работы, гони баксы», нашли дурака.

Николай ласково погладил холку задремавшей собаки. Зверь поднял голову и с сонной благодарностью посмотрел на хозяина.

Не подведу! Будь спок, говорил его взгляд.

— Не сомневаюсь, — в голос сказал Иванов, и на него покосились соседи.

Электричка неслась дальше. Заканчивались последние страницы газеты, когда Иванов вдруг обнаружил незнакомые для себя разделы. Таких не было в тех рекламных изданиях, что находил в почтовом ящике. Один из них назывался «Знакомства». Он с интересом прочитал о запросах женщин, отметив в них меркантильность, и о запросах мужчин, которые показались ему, в большинстве, самовлюбленными павлинами. Следующая рубрика под номером девятьсот десять заставила невольно посмотреть по сторонам. Народ успокоился, на них никто не обращал внимания. «Знакомства. Мужчина с мужчиной», снова прочитал он название рубрики и углубился в содержание…

Молодые и не очень мужчины искали друг друга Для одноразовых встреч и длительных отношений. Эти люди, как правило, с хорошими внешними данными, застенчиво звали себе подобных в их мир, обещая, а иногда гарантируя моря любви и океаны удовольствия. Они, называвшие себя атлетами, отличными парнями, геями, расхваливали как физические, так и внутренние достоинства, что впечатляло.

Эти мужчины совсем не казались Иванову самовлюбленными павлинами, как только что окрестил мужчин из другой рубрики, то есть мужиков, сватающих женщин. Нет, эти были своими, способными на большое чувство, умеющими понять другого, и сами нуждающиеся в понимании. Он это чувствовал в каждом слове, каждой фразе, хотя многое было ещё непонятным и тем не менее волнующим.

«Люблю петинг, а/с, легкий с/м и др.», читал он признания ищущего любви ровесника и не понимал ни значений слов, ни символов, ни всего того, что скрывается за буквами «д» и «р». «Мой фетиш — военная форма», писал кто-то другой, который искал единомышленников для игр на военные темы.

А какой мой фетиш и вообще, что это такое? — задавал себе вопросы Иванов, чувствуя сожаление по поводу неосведомленности. Никакая сила не могла уже оторвать Николая от газеты.

— «Мы плывем вдвоем с тобою в океан мечты. «Голубая» река любви. Я хочу, чтоб рядом был лишь ты», — полушепотом читал он очередное объявление, когда услышал…

— Пассажир с собакой, я к вам обращаюсь, ваши билеты?

Николай испуганно вздрогнул и быстро свернул газету, словно испугавшись, как бы стоящий около него контролер не захотел поплыть вместе с ним в океан, хотя прекрасно понимал, что шкафы, да ещё с такими харями, в «голубых» реках не плавают.

— Билет… Нет? — с надеждой спросил проверяющий.

— Почему же нет? Пожалуйста, — ответил пришедший в себя Николай, протягивая билеты.

— Сразу нельзя было предъявить? Время только отнима… — начал было укорять недовольный шкаф, протягивая руку с компостером.

31
{"b":"10365","o":1}