ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Назавтра она снова ждала Раменского, с четырех до семи бродила по набережной и Волынскому переулку, но снова лишь понапрасну потеряла время и измотала нервы. «Наверное, он уехал в командировку, — думала Илона, — машины-то не видно, но это не страшно, рано или поздно он вернется — и все сразу встанет на свои места». И еще день, точнее, вечер прошел в бесплодном ожидании, а потом наступили выходные, и Илоне поневоле пришлось провести их в компании Карпова. Но на этот раз ее несколько утешило наличие в квартире телевизора. Она заранее позаботилась о том, чтобы купить билеты на субботние и воскресные тиражи лотереи, и настолько уверовала в грядущую победу, что проснулась вовремя даже без будильника. Карпов тихо бубнил что-то, выражая недовольство бессмысленной тратой денег, мол, никто еще никогда в лотерею не выигрывал, все денежки достаются только своим, по знакомству, потому что тот, кто будто бы выигрывает, делится с организаторами этого безобразия… И тем не менее он уселся рядом с Ил оной и принялся с азартом следить за шарами, выскакивающими из лототрона.

И надо же было такому случиться, что на этот раз Илона выиграла! Немного, всего триста двадцать рублей, но для Карпова это была ошеломительная сумма. Он не верил, что такие деньги могут кому-то дать просто так, в обмен на лотерейный билет с якобы правильными числами. Илона смеялась над бедным дурачком, не понимающим, что это вообще не выигрыш, а так, ерунда собачья. Конечно, она получит эти жалкие три сотни, и даже быстро — во вторник, но ей-то нужны совсем другие суммы! Ей нужен джек-пот! А Карпов, как ни старался, просто не мог понять, что это такое — миллион. Его финансовые фантазии ограничивались десятью тысячами рублей. Больше просто не бывает.

Но Илона, несмотря на мизерность выигрыша, почувствовала воодушевление. «Это знак, — думала она, — это намек судьбы, первая ласточка, теперь все пойдет по-другому!» Главное — покупать побольше билетов и не пропускать тиражи. Скоро, скоро она разбогатеет! Ах, как это хорошо! Она купит квартиру, машину, она будет встречать Антона после работы на собственном «мерседесе», он увидит, что Илона не только красива, но и богата, независима… Она вложит деньги в его фирму! Ну конечно же она купит акции, или как там это у них делается, она станет главным владельцем, Антон перестанет бояться свою старую уродину! Вот это идея! Отлично!

Однако все равно нужно убедиться еще раз в его бесконечной любви. Тем более что обе воскресные лотереи не принесли ни гроша.

В понедельник она, нацепив парик, снова заняла пост возле здания, где располагалась фирма «Миллениум». На этот раз она не сомневалась в том, что увидит Раменского, — его светло-серый «форд» стоял на набережной. В половине пятого Антон Иванович вышел на улицу, но не успел перейти на другую сторону, к машине, как перед ним возникла Илона. Раменский не сразу узнал ее, и не только из-за светлых волос. Что-то неуловимо изменилось в лице женщины, и Раменский пристально всмотрелся в ее глаза, пытаясь понять, в чем тут дело. Наверное, в новом выражении, решил он, странном выражении тоски и яростной решимости… Ну плюс заметная отечность, наверняка пьянствовала все выходные без просыпу. И сейчас от нее несет дешевой водкой.

— Зачем ты пришла? — сухо спросил он. — Мне казалось, мы уже обо всем договорились.

— Это ты договорился, — фыркнула Илона. — Я в твоих договорах участия не принимала. Я люблю тебя, мне плевать на весь мир. Я хочу быть с тобой.

Раменский поежился, слушая этот пьяный бред, тем не менее нужно было что-то предпринимать. Нельзя было допустить, чтобы Илона устроила скандал прямо здесь, под окнами фирмы.

— Давай поедем куда-нибудь, поговорим, — предложил он, стараясь сдержать раздражение. — Садись в машину.

Илона радостно впорхнула в салон «форда». Раменский повел машину через Конюшенную площадь к Троицкому мосту. Он решил, что лучше поговорить с навязчивой девкой где-нибудь в тишине и покое, ну, например, в Петропавловской крепости, там сейчас народу почти нет — понедельник, вечер, начало сентября, туристы в основном разъехались, местные заняты школьными проблемами… Да, это именно то, что надо.

В крепости и в самом деле было тихо и безлюдно.

Раменский повернул направо, уводя Илону с центральной аллеи. Найдя скамью, сел, жестом предложив Илоне занять место рядом с ним. Она послушно опустилась на деревянную лавку, дыша водкой и глядя на Раменского жадными глазами. Антон Иванович вдруг увидел в этой женщине то, чего не замечал до сих пор: она была из тех, кто готов ради собственного благополучия смести все на своем пути. Да к тому же пьянчужка, а значит, способна на непредсказуемые поступки… Ему стало немного страшно.

Закурив и предложив сигарету Илоне, он, сдерживая себя, неторопливо заговорил:

— Илона, я не совсем понимаю твою позицию. У меня уже создается впечатление, что ты просто не слышишь моих слов. Или воспринимаешь их как-то не так, искаженно. Я благодарен тебе за чудесные ночи, но я женат, жена уже вернулась с отдыха, и это не может продолжаться. Неужели не ясно?

— Но я люблю тебя, — возразила Илона, прижавшись к нему плечом. — И я прекрасно вижу, что и ты меня любишь, только боишься признаться в этом.

Раменский от изумления вытаращил глаза. Он ее любит?! Господи, да она просто сумасшедшая! Что за идиотские фантазии?

— Илона, ты ошибаешься…

Он понимал, что нужно сказать: «Я тебя не люблю», но его остановила врожденная деликатность, ему не хотелось так жестоко оскорблять женщину, безусловно влюбленную до безумия. Но и позволить ей преследовать себя он не мог. Во-первых, потому, что об этом могла узнать жена. Во-вторых, потому, что Илона не просто надоела ему, а стала глубоко отвратительна из-за своей глупой и наглой навязчивости и постоянного запаха то водки, то перегара. Только пьянчужек ему и не хватало для полного счастья!

— Я не ошибаюсь, — твердо и уверенно заявила Илона, поднимаясь со скамьи и вставая напротив Антона Ивановича. — Я ничуть не ошибаюсь. Я знаю, в чем дело. Ты просто боишься. Но это пройдет. Мы будем счастливы вместе, я все сделаю для этого. Но, само собой, сначала я хочу разойтись с мужем… Я хочу этого! — Она капризно топнула ножкой. — Но…

— Что «но»? — холодно спросил Антон Иванович, окончательно одурев от нелепости происходящего.

— Мне некуда уйти от него, — глядя прямо ему в глаза, сказала Илона. Ну, она ведь и в самом деле не врала. Ей действительно некуда было податься от Карпова, разве что в подвал к Юрику, ее первому «принцу» — У меня нет своих денег, я не могу купить даже маленькую комнатку в коммуналке. А он, конечно, воспользуется случаем, чтобы напакостить мне как можно сильнее. Я хочу сказать, когда я подам на развод…

И тут Раменский клюнул на приманку. Ему подумалось, что, если Илона станет свободной и независимой, обзаведется собственной квартирой, она быстро найдет себе покровителя с деньгами и перестанет надоедать ему самому. А вся эта блажь насчет великой взаимной любви конечно же вылетит из ее вечно пьяной головки. Забудет и думать.

— Я готов купить тебе квартиру, -сказал он.

Илона просияла. Вот оно! То самое, чего она ждала, в чем была, вообще-то говоря, абсолютно уверена. Он настолько любит ее, что готов помочь ей обрести свободу. Ура!!!

— Милый, — томным шепотом произнесла Илона, быстро садясь рядом с Антоном Ивановичем, — милый, ты даже представить себе не можешь, как я тебе благодарна! Нет, ты не знаешь, как это для меня важно!

— Догадываюсь, — стараясь, чтобы его голос звучал как можно холоднее, откликнулся Раменский. — В каком районе ты хотела бы поселиться?

Илона чуть было не брякнула: «Рядом с тобой», но успела сообразить, что этого как раз и не нужно. Наоборот, надо устраиваться как можно дальше от его бывшей семьи.

— А ты в каком живешь? — кокетливо спросила она. Раменский похолодел. Ну и стерва! Неужели она потребует…

— Зачем тебе это знать? — спросил он. Илона весело хихикнула:

— Чтобы выбрать местечко подальше от твоей женушки!

59
{"b":"10366","o":1}