ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Шадов удивился, когда узнал, что шеф собирается разнюхивать запутанное дело с отцом и рухнувшей корпорацией. Ему бы ноги в руки, да тикать в «загранку», может, хоть так бы спасся, а он тут, понимаете, Пуаро с Мегре изображать решил… А может, ему уже и «загранка» не избавление? Андрей всего не скажет помощнику, но как вариант — им заинтересовался Интерпол, Серапионов об этом знает, а потому никуда не торопится…

Ну вот, начнется теперь дележка. Это уж как пить дать. И новую партию играть начнут с новыми фигурами, сметя с доски все прежние, еще недобитые, «недоеденные»…

ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ

Полковник Иван Григорьевич Сербов, начальник ростовского отдела Управления ФСК по Чеченской Республике ехал на встречу, имея на руках исчерпывающие сведения. Да, немало сил и времени ушло на то, чтобы добраться до майора Овчинникова, воздействовать на него и добиться раскрытия источника по делу поставок оружия в Чечню. Но теперь Сербов знал имя того, кто все это затеял. А сын покойного Серапионова, обратившийся к нему в начале марта за помощью, прекрасно понимал, что теперь полковнику плевать на рухнувшую организацию и ее представителей. Но очень попросил — дескать, в последний раз. И Сербов снизошел до него. Пусть узнает и отвяжется. Да… такой переворот по стране и в криминальном мире, и в спецслужбах. А самое-то забавное, что виной всему — какой-то ерундовый лазерный диск… Сербов даже не стал применять санкции к обошедшему его Овчинникову: тот теперь у вышестоящего начальства в фаворе. Ну и Сербову надо землю рыть, чтобы также к Яровому в милость попасть. А то как бы Овчинников и на карьерной лестнице не обскакал…

Андрей ждал его приезда в «Золотом коте». Блондин какой-то с ним, глаза шустрые. Из таких стукачи-осведомители хорошие получаются.

Молодой Серапионов выглядел усталым. По своим каналам Сербов узнал, что спецслужбы скоро и за него возьмутся. Когда найдут. Но парень ловкий, на месте не сидит. Сейчас бы наряд сюда, ну да пусть пока погуляет. Команды брать сына Серапионова еще не было, а инициатива, как известно, наказуема.

— День добрый, Иван Григорьевич, — тихо сказал Андрей. — Спасибо, что нашли время…

Ишь как заговорил! Вот так с них спесь сбивать и надо. Хорошо помнил Сербов, как его папашу боялись. И где он сейчас, Константин Геннадьевич, глава «Саламандр»? Молодец этот бизнесмен Ромальцев. Да и он тоже слишком умный. Вот пусть Андрей жар своими руками и загребет — Ромальцева в расход пустит. «И нам возни поменьше», — усмехнулся полковник.

— Удалось что-нибудь узнать? — Серапионов обнимал ладонями свой фужер и не смотрел на Сербова.

Красавчик-блондин, напротив, озирался по сторонам.

— Да, господин Серапионов. Удалось. Информация поступила в органы через парней Евгения Котова. А им — от одного гражданина, частного предпринимателя, совладельца небольшой местной фирмы по поставкам технического оборудования.

Андрей слегка нахмурился, моргнул, но глаз так и не поднял. Казалось, он сжался в тугую пружину, до вибрации в каждой клеточке тела…

— Информация, которой он оперировал, была записана на лазерном диске, который попал к нам совсем недавно. А зовут гражданина — Ромальцев Владислав Андреевич, тридцати лет, никогда не привлекался ни к уголовной, ни к административной ответственности. Вот так бывает, господин Серапионов… Адрес, если интересует, вот на этой распечатке. Рабочий, домашний… Надеюсь, помог? Вы уж тоже обещание сдержите свое: вы меня не знаете — я вас не знаю, — полковник протянул через стол листок бумаги и поднялся.

— Благодарю вас, Иван Григорьевич…

Андрей не заметил, как ушел «фискал».

Он читал досье Ромальцева и не мог поверить своим глазам. Практически в одиночку перевернуть полстраны… Как к нему попал диск? С какой стати этому Ромальцеву нужно было нападать на корпорацию отца?

Распечатка была черно-белой. С фотографии на Андрея смотрел молодой парень, и это лицо Серапионову было совершенно незнакомо, как ни всматривайся…

— Покажите-ка, Андрей Константиныч, что там за граф Монте-Кристо такой? — Борюся встал со своего места и заглянул через плечо шефа.

— Поехали, Борюся. Зови парней, поехали…

В машине Серапионов вытащил из-под сидения свой пистолет и, заменив обойму, сунул оружие во внутренний карман плаща.

— Что, Борис, ты радостный такой? — спросил он Шадова, когда тот уселся за руль.

— Так обидчика вашего вычислили, как не радоваться?

Ни черта, Шадов, ты не понял… Ну, ладно, что ж теперь…

Два парня, оставшихся верными Серапионову, молчали в предвкушении перестрелки. И оба растерялись, когда, очутившись на месте, Андрей приказал им сидеть в машине и ничего не предпринимать до его возвращения.

— Так… как же так, Андрей Константиныч?

— Если надо будет сидеть сутки — сидите сутки. Пока я не выйду и лично не отдам вам распоряжение.

— Я тоже? — спросил Борюся.

— Ты — со мной, — бросил Андрей и направился к подъезду.

* * *

Дверь открыл Ромальцев. Сам. Слегка улыбнулся, переводя взгляд с Андрея на Бориса. Явно ожидал «гостей», однако спокоен, словно тибетский лама перед медитацией. Ни толики напряжения… Андрей внутренне усмехнулся.

— Владислав Андреевич… — кивая, словно в легком поклоне, протянул Серапионов и слегка развел руками, показав, что также безоружен. — Не переживайте, я к вам с единственной целью. Понимаете, с какой?

— Да, — Влад кивнул похожим образом, потом чуть-чуть склонил голову к плечу. — С самым… популярным… вопросом… «Зачем

— Именно, — согласился Андрей, а Борюся, напряженный и не понимающий ситуации, слегка отступил за его спину, чтобы выглядывать из-за плеча шефа, а не стоять прямо перед хозяином квартиры. Исходящая от Ромальцева сила давила Шадова, и, видимо, только Андрей мог спокойно или нейтрализовать, или терпеть ее. — Зачем?

— Кому как не вам, Андрей Константиныч, знать так называемый «первый закон гомеопатии»… — неторопливо и тихо пробормотал Влад.

— «Подобное лечи подобным»…

Подобноелечиподобным, — еще медленнее, чем говорил прежде, повторил Ромальцев. — Впрочем, что же… — он посмотрел на Андрея, — мы с вами… — (перевел взгляд на Шадова), — в дверях… беседуем? — (слегка посторонился и совсем понизил тон, почти до неслышимости). — Входите…

Серапионов с юмором покосился на своего сподручного Борюсю, который откровенно струхнул под оценивающими взглядами их обоих, и первым ступил на порог квартиры врага (врага ли?). Шадову ничего не оставалось, как тенью следовать за боссом.

Они прошли в полупустую комнату Влада. Что-то похожее Андрей себе и представлял, направляясь сюда. И в его собственной спальне — там, в Питере, куда он уже не вернется — тоже не было ничего лишнего…

— Коньяк? — спросил Ромальцев, даже не оглядываясь.

Захоти Андрей убить его, то за весь путь по квартире у него появлялось для этого множество шансов. Но Влад точно знал, что Серапионов пришел не за этим.

Походка Ромальцева была Серапионову знакома. Да что там — это была почти в точности походка самого Андрея!

Шадов растерянно покачал головой, отказываясь от предложенного коньяка.

— Угу, — а вот Серапионов согласился и, запахнув плащ, сел на стул.

«Что ж ты трясешься-то так, Борюся? Ну да ладно, не до тебя сейчас, дружок»…

Влад уселся за тот же столик, напротив Андрея. Плеснул коньяк в три бокала, оставив за Борисом выбор — пить или смотреть на них.

— За гомеопатию, — сказал Серапионов, поднял свой бокал и, слегка чокнувшись с хозяином, сделал глоток. — Неплохо, Владислав Андреич… Неплохо… И я не только про коньяк, сами понимаете…

Ромальцев снова улыбнулся.

— Так расскажите, не томите, господин Ромальцев. Ночами ведь не сплю, ответ ищу… Вы нынче больше моего знаете.

— Да пожалуй, что так… — Влад слегка поджал губы, приподнял бокал и из-за его края снова посмотрел на Шадова.

121
{"b":"10373","o":1}