ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Впрочем, не пора ли уже забыть о законах? В сумбуре постоянного бегства не могло быть ничего упорядоченного, основательного, нерушимого…

Сердце и душа тринадцатого ученика, Коорэ… Да, это заслуживало бы отдельной истории, не будь история его отца и Учителя столь запутана и неясна. В «грубом» мире люди, олицетворявшие сердце и душу расколовшегося «куарт» Коорэ, будучи ровесниками, никогда не встречались. Более того: заочно они могли бы стать лютыми неприятелями, но, к счастью, даже не подозревали о существовании друг друга. Один из них, носивший имя Андрей, сжигал себя, переполненный силой. Второй, названный Владиславом, чувствуя свою ущербность, загнивал на корню, разрушался и бредил идеей самоуничтожения. И суицид почти состоялся — в тот момент, когда отец и сын наконец обменялись оболочками.

Сила души не позволила сгинуть тонущему телу. Для того, кто звался Владеющим Славой, началась новая, подчас удивляющая прежних его знакомых, жизнь. А для атмереро Ала это был не более чем очередной виток существования — без потери памяти, без утраты накопленного тысячелетиями опыта. Память неподвластной тлену души — вот мечта всех философов мира, бредивших реинкарнациями, загробной жизнью, эликсиром бессмертия…

На последнем отрезке он успел «подхватить» еще двух своих учеников, коим суждено было умереть в ближайшее время. Романа и Хусейна. Учитель не мог позволить им потеряться вновь. Ни единого лишнего движения не делал он, выполняя свою миссию. С точностью, которую принято называть «филигранной», душа сводила все и вся в единый центр, а в «тонкой» вселенной сердце нанизывало бусинки реальностей на ниточку, ставшую осью…

Именно Ишвар-Атембизе, двенадцатый ученик, и унаследовал оболочку, оставленную Учителем пред ликом каменного Сфинкса. Лишь Паском, явившийся, как и обещал, на эту землю спустя многие века и принявший облик старика-аксакала, знал все, что делает душа. Да, это был чужой Путь. Но он так походил на Путь самого кулаптра!..

А тем временем и разум вновь постигал уже когда-то пройденное и давно позабытое. Недолог век рассудка. Но Паском не ошибся, когда, лежа на шкуре буйвола в повозке, предрек: «Разумоднажды скажет свое последнее слово, тысячу раз до этого сломавшись и умерев». Трудно, почти невозможно любить и предчувствовать умом. Но в том-то и заключалась суть кары для Ала, чтобы сердце его научилось размышлять и терпеть, душа и разум — трепетать от любви, тело — помнить прошлое, говорить, не пользуясь словами, и без тени страха принимать неизбежность смерти.

Оставалось лишь дождаться тринадцатого ученика, всецело отдавшегося службе Разрушителю. И бдительность знающей все или почти все Ормоны притупилась. Она целилась в душу Коорэ, уверенная в верности сердца… Тогда-то Фирэ и был освобожден хромоногим полководцем. Ведь он выпросил у своей вечной супруги маленькую уступку, разрешения поступить так, как захочется ему. И даже не скрывал, что его пожелание будет связано с Коорэ и с Танрэй…

…Теперь Ал знал: там, вдали от Перекрестка, если миновать аркаду реальностей, за колоннами храма его ждут ученики. Все тринадцать, собравшихся в Ростау, вспомнивших, готовых встретить Учителя или стать свидетелями его Восхождения. И Попутчица, готовая к его решению…

Что он чувствует сейчас? Ал и сам не может понять. Все происходило и происходит словно не с ним. Нет восторга, нет упоения. Спокойно, как будто ничего другого и не могло случиться. Обыкновенно, точно Ал подвергался такому ритуалу едва ли не каждый день. Лишь усталость, непомерная усталость напоминает ему, что все это не сон. Он получил то, чего жаждал, лишь тогда, когда перестал жаждать. Получил и принял как должное…

У него появился выбор: «взойти», подобно Паскому — то есть, возвращаясь сюда и не в силах окончательно забыть жестокий мир планеты под названием Земля, либо оторваться, стать чистым сознанием, переместиться дальше и, отдыхая от прошлого, спокойно ждать прихода своих учеников. Ал не ведал, что там, за горизонтом. Быть может, все изменится настолько, что он перестанет быть Алом и чего-то ждать. Это и тревожило, и приятно бодрило. Знать всё его неуемному сердцу было бы нестерпимо скучно.

Он посмотрел напоследок на горы, на изумрудную реку под обрывом, на белоснежные шары зданий родного города, на Радугу. И выбрал. Кто знает, что именно — однако Ал выбрал.

Легкая игривая улыбка скользнула по его губам…

…И летит, рассекая воздух, пылающая стрела Инпу…

Примечания

Нетеру — девять верховных божеств Древнего Египта (греч. Эннеада, т.е., Девятка).

Ка и Ба — (две ипостаси души в веровании древних египтян). Ка — одна из душ-сущностей человека. В «Текстах пирамид» Ка присуще только фараону и связано с идеей его божественного происхождения и могущества. В конце Древнего Царства складывается представление о Ка как о двойнике каждого человека, рождающегося вместе с ним и определяющего его судьбу. Ка изображается в виде человека, на голове которого находятся поднятые согнутые в локтях руки. Ба — что-то вроде астрального тела человека, в некоторых работах по египтологии его изредка называют «сердцем» или «средоточием». Предполагалось что после того, как смертные оставили физическое тело, Ба (или сила жизни) оставалось около гробницы, чтобы наслаждаться подношениями мертвецкой, но иногда оно улетало подобно птице. При этом всегда имелась опасность, что Ба потеряется. Одна из целей бальзамирования тела должна была предложить Ба цельное тело, пристанище даже после смерти. Тело и душа могли время от времени объединяться для того, чтобы выжить в потустороннем мире.

Апоп — (в егип. мифологии) огромный змей, олицетворяющий мрак и зло, извечный враг бога солнца Ра. Апоп обитает в глубине земли, где и происходит его борьба с Ра. Когда ночью Ра начинает плавание по подземному Нилу, Апоп, желая погубить его, выпивает из реки всю воду. В сражении с Апопом Ра выходит победителем и заставляет его изрыгнуть воду обратно. В другом мифе Ра в образе рыжего кота отрезает голову змею-Апопу под священной сикоморой (древом жизни) города Гелиополя (Инну или Он).

Нут — (в егип. мифологии) богиня Неба. Входит в гелиопольскую Девятку, дочь Шу и Тефнут, жена (одновременно сестра) Геба (Земли). Дети Нут — звёзды, движением которых она управляет, и солнце — Ра. В Гелиополе детьми Нут являлись также Осирис (Усир) и Сет (Сетх), Исида (Исет) и Нефтида (Небтет). В Нут заключена тысяча душ. Будучи матерью Исиды и Осириса, Нут связана с культом мёртвых.

Маатегип. символ Истины, а Истина в понимании древних египтян и многих других духократических народов есть не что иное, как гармоничное сочетание жизни и смерти. Весы Маат в Дуате (загробном мире) служат для измерения праведности душ умерших людей.

Жаворонок — по верованиям древних славян, жаворонки были птицами, переносящими души погибших воинов в Ирий (рай).

Инпу (или Анпу) — Анубис (греч.). Бог-покровитель умерших, целитель, его имя связывается с понятием времени. Родился в результате прелюбодеяния, совершенного Осирисом (Усиром) и Нефтидой (Небтет), богиней Черной Луны. Причем в мифах встречаются разночтения: в некоторых утверждается, что случилось это по обоюдному согласию, в иных — из-за обмана, когда Небтет приняла облик Исиды (Исет), своей сестры, и явилась в покои Усира. Другие имена Инпу — Хентиаменти, Саб (егип.), Исдес, Гермес, Крон (греч.). Отождествляется в Упуатом (Проводником, Попутчиком мертвых). Инпу — отец Кебхут, богини чистых вод, помогавшей мертвым найти вход в Дуат.

196
{"b":"10373","o":1}