ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Аграфена и тайна Королевского госпиталя
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Арк
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Дама с жвачкой
Тео – театральный капитан
Циник
Эволюция разума, или Бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов
Перстень Ивана Грозного
Содержание  
A
A

– Меее… меее… мнеее кажется, вы прекрасно получились.

Машет равнодушно:

– Аааа, получилась как всегда. Я Афелия Ковальски, Феееелли, мы, кажется, виделись вчера, но не были представлены. Я в этой же гостинице, третий моооост, шестой этаж. А вы?

– Третий мост, девятый.

Смеется.

– Нет, я про имя.

Господи, какое я убоище.

– Вупи, Вупи Накамура.

– Вы по зоусам, да? Я S,amp;M.

– Да, я посмотрела вчера «Бледный огонь», вы просто прекрасны. Я хотела вам сказать, кстати: чудесный морф.

Опять смеется, потом делает нарочито скучающее личико и тарабанит заученной скороговоркой:

– Да, вам не послышалось, это мои настоящие волосы. Да, я отращивала их всюууу жизнь. Нет, не тяжело. Да, иногда больно. Расчесывание занимает дваааа часа в день, мытье – двадцать минут, сушка – сорок пять минут, стационарным феном – триииидцать минут. Неееет, я пошла в чилли не из-за них. Даааа, спасибо, я знаю.

– Простите, я не хотела…

– Ничего, ничего, все так дуууумают. Вот такой я природный мутант. Можно с вами сесть?

Две юных кисы по соседству ездят вдоль своего стола на стульях – туда-сюда, вытягивают шеи, стараются так разглядеть Фелли, чтобы уж никогда не забыть, толкают друг друга локтями в экстатическом восторге. Вот-вот подойдут и попросят сняться на комм и записать бион на память.

– Кажется, там ваши поклонницы.

– Что же мне делать – по лоооокону им подарить?

Мажет моим паштетом мою булочку, делает официанту знаки – мол, дай меню, кормит крошками рыбку в аквариуме, машет кому-то появившемуся в отдалении у меня за спиной, водит пальцем по программе фестиваля – все одновременно, в золотом благоухающем вихре. Сквозь перламутровые окна в гостиничный ресторан медленно вползает нестерпимо-белое иерусалимское солнце, – и у нее над головой вдруг вспыхивает рыжий нимб, и забранные назад, в две тяжелых косы, огненные волосы охватывает бешеным и прекрасным пламенем. Юные кисы едва не ахают.

– Так значит, вы по зоусам, а? Хорошая тема, мооодная. Говорят, вы даете прекрасный бион. Что вас возбуждает – что они как бы нииизшая ступень эволюции?

Интересно, кто эти «говорят»? Кто успел покатать ее бионы? Неужели кто-то готовится к сегодняшнему показу, а может, чудом ее номинируют на что-нибудь, чем-нибудь наградят? Запомнят ли ее эти юные кисы? Екает нехорошо сердце, выбрось из головы эти глупые мысли.

– Нет, меня возбуждает то, что они оказываются, по моему опыту, естественней в проявлении своих желаний, чем многие натуралы вроде нас с вами.

– А вы совсем натуралка? Ух тыыыы! Ну, нос тоооочно свой. А вот губы?

Кажется, комплимент. Странная у них тут манера делать комплименты.

– Да, это мои настоящие губы. Да, ими удобно есть и целоваться. Нет, они не цепляются за ложку. На помаду уходит пятьдесят азов в год, на увлажняющий крем – шестьдесят азов в год. Да, спасибо, я знаю.

Хохочет так, что роняет ложку, официант мелькает бледной тенью. Могла обидеться. Возможно, и обиделась. Но виду не подала.

– А не раскатываются они в самые неподходящие моменты?

– Пока не замечала.

– Первый рааааз на фестивале?

– И в Иерусалиме вообще. Я недавно в индустрии.

– А раньше что?

– А раньше менеджмент. Я биопсихолог вообще-то.

– Ух тыыыы. То есть самородок-самоучка. А почему не в ванили? Ради биона? Настолько вас лохматые вставляют?

– Настолько же, насколько вас – крюки и плети.

– Хороши мы тут.

– Лишь бы были счастливы.

– Вы тоже из AU-1, да?

– Нью-Йорк – Иллинойс – Калифорния. Город – Кэмбрия.

– Я примерно оттуда же. Как вам работается с Бо? Он, говорят, когда-то был безуууумным революционером, борцом за свободу искуууусства, все такое. Сейчас, мне кажется, он несколько консервативен. Фактически он же делает, ну, почти ваниииль, только что актеры – зоусы. Вас это не смущает?

О, как он весело плывет, расставив коготки, и рыбок ласково зовет на острые клыки.

– Не слишком. Я сама, знаете, не очень радикальных вкусов человек.

– Чего, как вы понимаете, не скааажешь обо мне.

И улыбается так, как будто любить, чтобы тебя подвешивали на дыбе и ножом вырезали на животе каллиграфически-изящный иероглиф «скромность», – это величайшая личная заслуга. Скромняжка такая.

– Не страшно, кстати, вам – все это?

– Страаашно. На этом, знаете, все и держится. Так страшно, что ни о чем не думаешь. Растворяешься. Почти блаженство.

– Не представляю себе.

– А вам никогда не бывало приятно, нууу, хотя бы когда с вами просто ведут себя жестко? В сексе, я имею в виду.

Горячие лапы сквозь ткань блузки, мохнатые уши мелкого-пушного и гладкий неморфированный член. Содрогание оказывается таким явным, что в чашке звякает ложка.

– Нет.

– Хорошооо.

И вдруг наклоняется так близко, что запах духов перебивает запах горячей выпечки. Такое впечатление, что у этой девочки много заученных скороговорок, зато слова она растягивает далеко не всегда:

– Вы не любите, когда с вами поступают жестко, и у вас не раскатывается губа. Не раскатывайте губу на то, что есть у меня, – и я не буду поступать с вами жестко. Теоретически вы мне не конкурент, у нас разные жанры, но на всякий случай я предупреждаю вас: со мной очень хорошо дружить и очень плохо ссориться. Я из тех сабов, которых их топы боятся до полусмерти. Не воспринимайте мои слова слишком лично: я говорю это всем, в ком чувствую потенциального конкурента. А вы все-таки кажетесь мне потенциальным конкурентом – пока не знаю в чем. Поэтому я буду с вами дружить. А вы не будете раскатывать губу. Я думаю, что мы вполне поняли друг друга.

Я тоже.

– Дорогая Афелия, простите, но я не буду с вами дружить. При всей вашей захватывающей искренности – мне неинтересны параноидальные истерички.

Долго ли у них тут несут счет?

Глава 27

…Боже мой, почему в те унизительные и страшные моменты, когда он оказывается мне нужен, у него на лице всегда появляется вот это выражение – такое глупое, что несколько секунд проходит, пока пытается он сделать нормальное лицо и заставить себя разжать губы. В такие моменты я хочу встряхнуть его и спросить: Саша, где брат твой, Виталий? Я один зову его Сашей, даже родители называли его Лисом, хотя могли бы – меня. По праву первородства он отобрал у меня даже это. Еще бы – ему подходит это имя, он хитрый, взрослый, ловкий, ответственный, как они все полагают; богатый, одаренный, красивый, смелый, везучий. Всем этим очень легко быть, когда у тебя на руках нет жены и ребенка. Больного ребенка.

…Мне кажется, что вот в эти унизительные и страшные моменты, когда он сидит у меня в гостиной и говорит мне нечто такое постыдное, такое (он сам так считает, я же вижу по его лицу) глупое, когда он выдавливает из себя просьбу – всегда одинаковую и всегда отвратительную, – я чувствую себя так, как если бы не он передо мной, но я перед ним был в чем-то виноват. Он никогда не поймет, что в такие моменты я ненавижу его не потому, что он опять пришел просить денег, а потому, что мне становится за него стыдно – мучительно, до колик в животе стыдно – изнурительным стыдом за чужого дурака. Мне стыдно за ту – каждый раз новую и каждый раз безнадежную, безнадежно трагичную формулировку, – с которой он называет конкретную сумму: «И знаешь, Саша, мне кажется, что тысяч, скажем, восемь могли бы в какой-то мере все решить. Как ты думаешь, я правильно определяю сумму? Поможешь мне посчитать?»… Или: «Я прикинул, и у меня получилось около шестнадцати тысяч; если честно, то надо бы, конечно, чтобы мы заплатили восемнадцать – покрыть проценты и больше никогда не иметь дела с этими мудаками» – «мы»! как он вставляет это «мы» и как мне становится стыдно за него, за то, что он использует такой гнусный, такой наивный трюк, и особенно за то, что он сам откровенно этого трюка стыдится! Мне стыдно за то, что я как бы проглядел, как бы ничего не сделал для того, чтобы как-нибудь выпрямить его, построить, заставить жить по-человечески.

24
{"b":"10390","o":1}