ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вскоре советско-немецкие отношения заняли положенное им место во внешней политике СССР. Пожалуй, такого количества встреч, как с немцами, у меня не было с представителями ни одной другой страны.

Перед визитом Гельмута Коля я решил помочь ему, так сказать, в моральном плане. В интервью «Шпигелю», обмолвившись походя о том, что «политики должны взвешивать свои слова», сказал: «Но я не злопамятен».

24 октября 1988 года в Екатерининском зале Кремля состоялся переломный разговор, мы беседовали с канцлером ФРГ один на один.

Именно потому, что он переломный, я считаю полезным подробно, по записям переводчика и помощника, воспроизвести основные моменты, относящиеся прямо или косвенно к теме этой книги.

Я приветствовал Гельмута Коля и при этом сказал: «То, что Вы находитесь здесь, в Кремле, — показатель понимания обеими сторонами значения советско-западногерманских отношений. И основа для этого подготовлена… Мы хотим, чтобы наши отношения строились на доверии и реальностях».

Г. Коль: Личным отношениям с Вами я придаю исключительное значение. Я приехал в Москву и как федеральный канцлер ФРГ, и как гражданин Гельмут Коль. Мы с Вами примерно одного возраста, принадлежим к поколению, которое пережило войну. Наши семьи узнали войну со всеми ее ужасами. Ваш отец был солдатом, получил тяжелое ранение. Мой брат погиб в возрасте 18 лет. Жена была беженкой. Мы — настоящая немецкая семья. У Вас есть дочь, у меня — двое сыновей, 23-х и 25-ти лет. Оба — офицеры запаса.

…Нам с Вами предстоит решить очень крупную задачу. Через 12 лет кончается XX век и второе тысячелетие. Война, насилие уже не являются средством политики. Думать иначе — значит вести дело к концу света.

…У Вас в стране идет перестройка, осуществляются глубинные реформы в обстановке неслыханной открытости и гласности. Для нас это представляет шанс в поисках нового русла к качественному обновлению наших отношений. Наши личные контакты в обстановке гласности тоже должны носить принципиально новый характер.

…ФРГ по-прежнему готова и будет вносить свой вклад в решение проблем разоружения.

…Мы являемся самым важным партнером и союзником США в том, что касается обычных вооружений. Ядерная сфера на наши отношения с США не распространяется. Ядерного оружия ФРГ не имеет и не хочет иметь. Что касается оснащенности бундесвера обычным оружием, то здесь мы США не уступаем. А это значит, что они к нам прислушиваются.

…По уровню экономического развития мы занимаем первое место в Европе. Все идет к тому, что мы и в будущем без особого труда сохраним за собой эти лидирующие позиции.

…Вы говорите, господин Генеральный секретарь, об «общем европейском доме». Если этот дом имеет много окон, много дверей, если люди могут свободно друг с другом общаться, если ничто и никто не препятствует обмену товарами и идеями, достижениями науки и культуры, то я охотно соглашусь с этим образом.

…Вы для ФРГ являетесь важнейшим соседом на Востоке, и мы хотим иметь с вами по-настоящему добрососедские отношения. Вы мне писали о новой главе в наших взаимоотношениях. Я готов внести вклад в эту главу в том, что касается развития, обменов в экономической, культурной, гуманитарной областях, в сфере контактов между молодежью двух стран. Как я уже говорил, мы готовы к дальнейшим усилиям в области разоружения и становления разрядки.

…Открывая новую главу в наших отношениях, мы можем обратиться к добрым традициям нашей истории, насчитывающим уже без малого 600 лет. Это касается и торговли, и научного сотрудничества, и общности в области музыки, литературы, живописи, в других областях культуры. Когда слушаешь Шостаковича, то невольно начинаешь думать о Бетховене. Нам, как и вам, очень близок Достоевский. Достаточно пройти по Эрмитажу, чтобы увидеть, насколько близки друг другу творения русских и немецких художников. Много схожего и у философов двух стран. Это огромный капитал, огромное наследие. Оно не полностью утрачено. И почему бы нам с Вами не взяться за его восстановление? Думаю, теперь это стало возможным. Мы знаем, в чем противоречия между нами. Важно взглянуть на них разумно.

Я приветствовал сказанное и открыто, без обиняков сказал, что рад готовности канцлера к совместным усилиям открыть новую главу в наших отношениях. Сначала речь шла о том, чтобы открыть новую страницу. Но этого, видимо, оказалось недостаточно, и мы выходим на задачу — открыть новую главу.

Г. Коль: Первую страницу этой новой главы мы уже открываем.

М. Горбачев: В главе будет не одна страница. Но важна первая страница… Самый трудный период в наших отношениях остался позади. И это создает предпосылки для того, чтобы вывести их на новый уровень. Советские люди и, как нам представляется, широкие слои населения ФРГ готовы и хотят этого.

Теперь стало возможным восстановить и использовать все то положительное и творческое, что сложилось и выработалось в результате общения народов двух стран на протяжении столетий как в материальном, так и в духовном плане.

…Я согласен, что будет какой-то процесс, требующий времени. За одну ночь действительно всего не сделаешь. Не знаю, насколько удачен образ маленьких шагов. Можно и затоптаться на месте.

Г. Коль: Это типично немецкий образ, заимствованный из притчи. Два человека двигались к цели. Один — маленькими шагами, медленно, но верно достиг ее. А второй поторопился, сделал большой скачок и упал в овраг. Речь идет хотя о маленьких, но обдуманных и солидных шагах.

М. Горбачев: Новая глава, видимо, будет означать стратегический поворот в наших отношениях. При этом не должно складываться впечатления, что Советский Союз и ФРГ пытаются друг друга куда-то заманить. Речь идет об открытой, честной политике, доступной и понятной народам не только наших, но и других стран, понятной нашим и вашим союзникам.

Г. Коль: Мы будем вести дела так, чтобы ни у кого не возникало сомнений в искренности наших намерений.

М. Горбачев: СССР и ФРГ располагают таким потенциалом, который, если его правильно использовать, способен изменить всю ситуацию в Европе. Вы сказали — так же считает и наше руководство, — что мы должны строить эти отношения на признании реальностей. Но перед всеми стоит сверхзадача: как обеспечить выживание Европы? Как сохранить среду обитания? Как с умом распорядиться достижениями научно-технической революции и сырьевыми ресурсами? Как сохранить традиции европейской культуры?

Г. Коль: Это полностью соответствует нашим намерениям.

М. Горбачев: Это касается всех нас, европейцев. Мы должны так преобразовать механизмы на Западе и Востоке, чтобы они взаимодействовали, меняли свою природу. А может быть, придет время и для создания нового общего механизма. Я имею в виду не слияние систем, а объединение усилий во имя создания безопасного мира. В силу влияния Европы в мире то, что мы с вами будем делать, должно быть понятно и США, и Канаде. Понятно нашим союзникам, всем другим.

Г. Коль: Согласен.

М. Горбачев: Думаю, пришло время для такого поворота в наших отношениях. В эти дни мы закладываем первые кирпичи в это здание. Готовы трудиться и дальше, с тем чтобы к моему визиту в Бонн выйти на концепцию наших отношений.

Г. Коль: Мне очень понравилось то, что Вы сказали. Мы никого не хотим заманивать в ловушки, строить козни. Вообще сейчас иное время, кабинетная политика XIX столетия себя окончательно изжила.

М. Горбачев: Мне кажется, что изжили себя также известные подходы конца 40-х — начала 50-х годов.

Г. Коль: Я очень хорошо Вас понял. Между нами существуют трудные реальности, но с ними нужно жить. Я имею в виду не идеологические, а психологические моменты. Вторая мировая война явилась трагедией для наших народов. Ужасно то, что немцы причинили народам Советского Союза. Ужасно и то, что немцам пришлось испытать в конце войны. Этого нельзя забывать, на этом надо учиться.

11
{"b":"10391","o":1}